Усадьба помещиков Анненковых в с.Карманово. Фото начала ХХ века

Воропаевская пустынь

 

       На территории Пятницкого прихода в ХIХ веке произошло следующее событие. Господа Анненковы в своем имении замыслили взяться за серьёзное и весьма затратное предприятие – открыть женскую пустынь. Учреждение монастыря – дело трудное и требующее не только достаточно больших капиталовложений во время строительства, не говоря уже о дальнейшем его содержании, но и массы бумажных разрешений от разных духовных и светских ведомств. Но разве могло это испугать одержимых благой идеей кармановских мечтателей, далёких от реальности и не понимавших всей серьёзности предпринятых действий, от восторженных восклицаний которых сильно попахивало «маниловщиной».
       Инженер-поручик Александр Павлович Анненков с женой Марией Никитичной в декабре 1868 г. обратились к епископу Сергию с письмом, в котором представили свои планы по поводу устройства пустыни и предложили гарантии по её дальнейшему обеспечению. «В ознаменование чудес и милости Божией, совершившихся 4 апреля 1866 г. и 25 мая 1867 г. в спасении драгоценной жизни государя Императора от угрожавшей опасности и в прославление Всемогущего Бога за такое великое событие, предлагаем основать при сельце Воропаевке Дмитриевского уезда общежительскую женскую пустынь с наименованием Крестной во имя честного и животворящего Креста Господня и при ней  училище для бедных и осиротевших девочек всех сословий. Построить в обители церковь во имя святого князя Александра Невского, в честь него и училище назвать Александровским. К тому ж устроить помещение для игуменьи, трапезную, кельи для монахинь, дома для училища и причта и прочие необходимые службы, а здания вокруг обнести оградой. Штат, кроме игуменьи, будет состоять из 12 монахинь и 12 послушниц. Для будущего обеспечения пустыни предлагаем 100 десятин земли с лесом из собственной дачи. Пустынь со временем сама начнёт себя содержать: монахини вырубят лес, вырастят хлеб, будут его продавать, заведут скот. 
       Избранное для пустыни место ровное и возвышенное, в лесу, близ реки Свапы, в двух верстах от д. Воропаевки и в четырёх с половиной – от приходской Пятницкой церкви. Так как в трёх смежных с Димтриевским уездах (Льговском, Фатежском, Щигровском) на пространстве более 50 вёрст нет ни одного монастыря, то и местные жители с особенным благожеланием ждут основания обители и все готовы усердствовать для неё по своим силам».
Насчёт всех жителей сомнительно, а вот сестра Марии Никитичны – Варвара Никитична Шаховская, жительствовавшая по соседству в Рышково, обещала помочь деньгами на содержание церковного причта, правда, с оговоркой: если будут деньги, потому что в нужный момент их обычно не бывает. Для причта 33 десятины земли, находящейся в Полтавской губернии, подарила титулярная советница вдова Мария Васильевна Дрожженкова, причем пояснила: если дальность расстояния будет приносить для церковников неудобства в пользовании или сдаче в аренду, можно участок продать и прикупить поблизости в уезде надел земли. Столь серьёзное пожертвование она сделала в память о сыне, пропавшем без вести при штурме Мамаева Кургана во время Крымской войны.
       Не дожидаясь официального решения из Священного Синода и будучи совершенно уверены в положительном ответе на их просьбу, Анненковы начали строительные работы осенью 1870 г. Мария Никитична, которая и занималась всеми делами (супруг не касался ни к чему), написала радостное письмо епископу Курскому Сергию, чтобы развеять имевшиеся сомнения епархиального начальства: «Уже приступили к строительству церкви и училища, сделали фундамент, завезли брёвна и доски. Для будущей церкви приготовили иконы и Большое Евангелие, и причт найдём, и послушницы найдутся, да и купцы из Михайловки помогут».
       Действительно, каменное  здание в один этаж, крытое железом, возвели.  Постройка с одним входом в сени в длину имела 23 аршина, в ширину – 13  ½ , в длину – 5 аршин. Посреди кровли возвышалось нечто вроде купола или колокольни с железным вызолоченным крестом наверху. Рядом строился деревянный дом для священника, ещё одно помещение в одну комнату под солому неизвестного назначения уже было готово. Помещица к тому ж купила дом под училище, но перенести не успела, так как в 1871 г. становой пристав строительство остановил,  а крестьян-подрядчиков разогнал. Поводом к тому стал полученный из Синода отказ на устройство пустыни, в котором обер-прокурор  Юрий Толстой указал две его основные причины: 1) в связи с личностью самого Анненкова; 2) в виду небольшого и крайне обременённого долгами состояния. Эти сведения Синод почерпнул из рапорта курского губернатора Жедринского, который подробно объяснял свои соображения по данному вопросу: «На устройство пустыни у Анненкова недостаточно средств, поэтому можно предложить ему устроить поначалу женскую Общину. Поручик Анненков в прежнее время замечен в буйной жизни, неуважении к властям и вредном направлении вообще, поэтому по ходатайству моему распоряжением министра Внутренних Дел и выслан был из Курской губернии сначала в Вятскую губернию под надзор полиции, а потом в своё имение в Дмитриевском уезде без права выезда из оного, откуда впоследствии хотя и получил разрешение переехать в одну из столиц для воспитания детей, но с лишением возможности проживать в Курске и других городах. Состояние его небольшое и крайне обременённое долгами, так что рассчитывать на устройство даже Общины собственными их средствами едва ли возможно». 
       Раз уж идея с монастырём провалилась, Мария Никитична не оставила без внимания мысль об устройстве хотя бы маленькой общины. Курская епархия ничего не имела против, но кто будет проводить службы в церкви и на какие средства содержать священника и псаломщика, ведь объявленные «благодетели» - ненадёжные. Анненковы предложили тогда Пятницкую церковь сделать приписной, а штат переместить в новый храм. Прихожане возмутились против подобных перемен и слышать ни о какой новой церкви не хотели. Священник с причтом тоже наотрез отказались от предложений служить то здесь, то там: у нас, мол, времени и так не хватает, сами землю обрабатываем и семьи кормим, а уж ходить в такую даль по бездорожью каждый день желаний не изъявляем. Анненковы уж и лошадку с повозкой им предложили, но и тем соблазнить не смогли.
      Возникшие препятствия несколько поохладили пыл помещиков, они уехали в столицу, городская жизнь и увлечения Александра Павловича картами основательно истощили и так скудные денежные запасы, поэтому заботы об устройстве обители больше не воодушевляли кармановских помещиков и были перенесены до наступления более благополучных времён. Возможно, они и наступили, так как через десять лет в Синоде снова рассматривалось какое-то их прошение по устройству общины, но доподлинно известно, что почти всё  имение Анненковых в недалёком будущем перешло за карточные долги михайловскому купцу Минаеву.  Пустынь, несомненно, стала бы гордостью нашей местности, и слух о том, что Воропаево каким-то образом связано с монахами, до сих пор живёт в памяти старожилов, но раз такое не произошло, значит, волей Божьей сие не было предусмотрено.  

Усадьба помещиков Анненковых в с.Карманово. Фото начала ХХ века

© Сургучев Сергей, 2017

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now