Гнань

 

      Гнань — село в Железногорском районе Курской области. Входит в состав сельского поселения Веретенинский сельсовет. Высота над уровнем моря – 192 м.

Расположено в 10 км к югу от города Железногорска на высоком правом берегу реки Свапы при впадении в неё ручья Гнанки. В селе есть пруд, расположенный на этом ручье. К северу от села находится урочище Гнанка, к юго-западу — урочище Криница.

Ранее село делилось на 2 части: Старая Гнань и Новая Гнань. Позднее стали называть: Верхняя Гнань, Нижняя Гнань.

Современные названия улиц: Дачная и Яблоневая.

По статистическим данным на 2010 год в селе проживало 45 чел. (22 муж. и 23 жен.).

К востоку от села расположены 2 базы отдыха (бывший лагерь отдыха им.Тимошенко).

Между Гнанью и Михайловкой на опушке урочища «Гнань» расположен артезианский источник с чистой водой. Святой источник стал известен в 1621 году. По преданию, здесь была найдена икона Николая Чудотворца. В 1977 году Гнанский источник признан памятником природы.

Исторически распространенные фамилии: Беляковы, Гришины, Еремины, Кожуровы, Колпенские, Панкратовы, Панченковы, Пузановы, Рыжиковы, Самошины, Трошенковы, Фесенко.

      По преданию, село названо так потому, что некогда на этом месте русские воины нагнали и разбили татарский отряд. Сохранились 5 курганов над могилами убитых. В XIX веке Гнань упоминается также под вторым названием — Николаево, полученным от здешнего храма Николая Чудотворца.

   Древнейшее селение на берегу р.Свапы. Рядом с ним расположены курганы с архетипами дославянской культуры. В статье А.Преображенского «Дмитриевский уезд в историко-археологическом отношении» (1928 г.) говорится: «Уже в Гнани, на территории Орловской области, в трех верстах от Михайловки, слободы Дмитриевского уезда, имеется ряд валов и курганов. Местное предание, довольно туманное, считает эти курганы могильниками эпохи Самозванца. Могильники эти никем не тронуты, о каких-либо находках в Михайловке не слышали».

    Неподалеку от Гнани находятся селения Сторж (от глагола «сторожить») и Зорино (от глагола «зорить»,«зрить», т.е.видеть, смотреть) – названия эти характерны для пограничных рубежей, где стояли пограничные сторожи. Здесь, по Свапе, еще во времена Киевской Руси проходил один из торговых путей: Днепр-Десна-Сейм-Свапа-Самодуровское озеро (у Понырей)-Очка-Ока-Волга-Каспийское море. Караваны торговых судов необходимо было охранять от набегов кочевников. Дежурные на сторожах, увидев поднимающуюся вдали пыль, зажигали сигнальные костры, их как эстафету принимали на других сторожах. Тут же посылали гонца к войску с сообщением о набеге. За те 10-15 верст, которые необходимо было преодолеть нападавшим, жителям Гнани удавалось спрятаться в специально оборудованных в горе пещерах. Местные старожилы помнят об их существовании на Верхней Гнани, в районе ферм. Таким образом, можно предположить существование здесь наблюдательного поста более пятисот лет назад.

      Документально Гнань упоминается с 1-й половины XVII века среди селений Радогожского стана Комарицкой волости как село с острожком (крепостью).

      Известный краевед В.И.Дугинов пишет в книге «Дмитриев на Свапе»: «В документах XVI века на реке Свапе указана крепость Гнань (в некоторых документах – Енань или Анань). Эта крепость входила в состав передовой засечной черты. Место расположения крепости было выбрано не случайно. Против Гнани, чуть выше по течению, в Свапу впадает ее самый крупный приток – Сожа (Усожа). Здесь же, по левобережной долине Свапы, проходил Бакаев шлях. Рядом находилось устье крупного притока Свапы – реки Чернь. На Гнань работали ее ближайшие тылы. Чуть севернее расположен поселок Сторж. Это сторожа, служившая прикрытием крепости с тыла. Крепость Гнань просуществовала, по-видимому,  до середины XVIII в. Потом необходимость в этой крепости отпала. Рвы были срыты. Но сохранились курганы и валы – остатки крепости».

      В росписи Курским сторожам 1623 года Гнань уже называется селом: «22-я сторожа на реке Усоже от города от Курска верст с 70, а видит с нее версты с три, а проезд с ней в Рыльский уезд до села Гнани верст с 30, а стоит по 3 человека детей боярских да по казаку». То есть, в это время в Гнани уже стояла церковь, был приход.

       В середине XVII века жители Гнани упоминаются среди комарицких поставщиков хмеля.

      По переписи 1705 года в Гнани было 18 дворов (15 «жительских», 1 двор попов и 2 двора дьячков), проживало 64 человека (в том числе 19 недорослей, 8 человек на военной службе). В 1707 году в селе проживало 75 человек (в том числе 30 недорослей). Как и в других селениях Комарицкой волости, до начала XVIII века местные жители были дворцовыми крестьянами.

     В XVIII-XIX вв. село было владельческим. Здешние крестьяне принадлежали в разное время помещикам из знатных дворянских родов: князю Дмитрию Кантемиру (с 1711 года), Николаю Васильевичу Репнину, князю Ивану Ивановичу Трубецкому, князю А.Н.Лобанову-Ростовскому, Великому князю Сергею Александровичу.

По количеству дворов и жителей Гнань – небольшое село.

      В 1763 г. за Репниным числилось 27 душ мужского полу, за Трубецким – 24 души м.п. Следовательно, население Гнани, если брать приблизительно одинаковое количество мужчин и женщин, составляло около 120 человек.

В 1866 году в селе было 28 дворов, проживало 268 человек (127 мужского пола и 141 женского), действовал православный Николаевский храм.

   В Сборнике Статистических сведений 1894 года  записано: «Село Гнань, бывшие крепостные  Лобанова-Ростовского были отпущены перед освобождением на волю без земли и причислены в мещане г.Дмитровска; 2 из них барские дворовые. Коренные жители Гнани живут здесь, хотя получили дарственный надел при с.Веретенине: 13 семей,  138 человек».

       В 1926 году в Гнани было 29 дворов, проживало 124 человека (56 мужского пола и 68 женского).

В 1937 году в Гнани было 36 дворов.

      До революции в Гнани ежегодно в день Вознесения Господня проходила ярмарка – вначале семидневная, затем однодневная. 

     С 1920-х гг. напротив Гнанского кладбища находился поселок Кнея. В нем жили крестьяне и работники леса. В 1927 г. в Кнее было 13 хозяйств крестьянского типа, в которых жили 34 муж. и 37 жен., а на лесоразработке Кнея имелось 18 хозяйств, ни одного крестьянского типа, жили лишь мужчины – 18 человек.

     В разные исторические эпохи территориально село Гнань входило: в Радогожский стан Комарицкой волости Севского уезда Киевской, затем Белгородской губерний; в Луганский, позднее  Дмитровский уезды Орловской губернии. До 1927 года – в составе Веретенинской волости,  до 1928 года - Долбенкинской волости Дмитровского уезда Орловской губернии; в 1928-1930 гг. – в Михайловском районе Льговского округа ЦЧО, с 1930  по 1934 год – в Дмитриевском районе ЦЧО, с 1935 г. по 1963 г. в Михайловском районе Курской области; с 01.02.1963 г. в Дмитриевском районе Курской области, с 27.02.1964 г. в Фатежском районе Курской области, с 1965 г. – в Железногорском районе Курской области. В 1920-е годы относилось к Веретенинскому сельсовету, 12 февраля 1929 года было передано в новообразованный Остаповский сельсовет, впоследствии в Веретенинском и Михайловском сельсоветах.

    Во 2-й половине 1920-х годов в Гнани была организована женская пчеловодческая артель — «8 марта» (председатель М. И. Китина).

    В 1931 году в Гнани был создан колхоз «Пролетарий». Относился он к группе колхозов Веретенинского сельсовета. Угодья этого хозяйства были не самыми лучшими в Михайловском районе. И если конопля еще что-то давала крестьянам, то пшеница, ячмень, овёс не приносили высоких урожаев. И всё же крестьяне трудились на этой земле, и этот труд обеспечивал их существование. Были в Гнани и свои стахановцы. Например, в 1936 году 60-летний старик Греков за 9 месяцев выработал 270 трудодней, 17-летний Митя Королев – 261 трудодень, на вспашке перевыполнял норму на 180% (на лошади!). Другое дело, что труд их мало ценился.

       Мужчины небольшого селения в годы Великой Отечественной войны продолжили  традиции гнанцев, издавна выступавших защитниками Родины. По сведениям «Книги учета Михайловского райвоенкомата»,  в июне 1941 года село покинули для борьбы с гитлеровцами 13 человек.

     С октября 1941 года по февраль 1943 года село находилось в зоне немецко-фашистской оккупации. В годы оккупации жители Гнани не сидели сложа руки: многие ушли в партизаны, являлись связными, помогали мстителям продуктами. Со 2 февраля 1942 г. по март 1943 г. разведчиком партизанского отряда являлся бывший сотрудник НКВД Михайловского района Степан Фомич Карченков.

      Жители Гнани испытывали на себе бремя оккупации, гибли от рук врага и малые, и старые:  23-летняя Мария Михайловна Карченкова, годовалая Валечка Карченкова, 65-летний Николай Николаевич Панкратов, изувеченный фашистами.

      Одними из первых встретили гнанцы освободителей, и через несколько дней в Красную Армию ушли из села новые ратники. За два последующих года войны Михайловский РВК направил отсюда на фронт еще более 20 защитников Родины.

      Практически из каждой гнанской семьи ушли на фронт мужчины и далеко не все, призванные Михайловским РВК в 1941, 1943-44 гг., другими военкоматами СССР, вернулись домой. Погибли 80 участников войны из села с населением меньше 300 человек!

   Судьбы оставшихся в живых гнанцев складывались обычно: большинство из них стали замечательными руководителями, тружениками. Например, Иван Николаевич Панкратов был парторгом колхоза, затем – Михайловского маслозавода. Федор Фомич Карченков честно трудился в торговле, Василий Фомич Карченков - секретчиком в Железногорском узле связи. Николай Наумович Солодоухин десятки лет отработал шофером на молокозаводе. А вот Андрею Семеновичу Моторину, жившему до войны в поселке Холстика, некуда было возвращаться с фронта: его дом, как и весь поселок, сожгли фашисты. Убили мать, Веру Яковлевну, и пятерых детей. И он, инвалид войны, поселился в Гнани, работал в колхозе «Пролетарий», на строительстве МЖК и МГОКа.

    После освобождения Михайловского района от немецко-фашистских оккупантов возобновили деятельность колхозы, в том числе и «Пролетарий», который стал, как и село Гнань, относиться к Михайловскому сельсовету. Его председателями некоторое время были С.Ф.Степанов, Н.Г.Капустин. В 1946 году председателем гнанцы избрали земляка Ивана Михайловича Рыжикова. Это был замечательный человек. Родился в Гнани в 1913 году. До войны трудился в колхозе, успел отслужить срочную службу в РККА, был призван на фронт в августе 1941 года и сразу же направлен на фронт. В составе инженерно-технического батальона защищал Москву. За героизм, проявленный при налаживании переправы через болото под огнем противника, И.М.Рыжиков был награжден медалью «За отвагу». Через некоторое время его назначили командиром взвода, присвоили звание лейтенанта. Много военных дорог прошагал Иван Михайлович, сотни переправ пришлось ему налаживать в России, Белоруссии, Польше, Германии. За переправу через реку Березину он получил орден Красной Звезды. Форсировал со своим взводом Неман, Вислу, Одер. После Победы капитан И.М.Рыжиков больше года являлся начальником контрольно-пропускного пункта в Польше.

     После демобилизации летом 1946 года прибыл в Гнань и вскоре стал председателем. Согласно акту принял «сельхозтехнику» - 7 волов, 10 лошадей, 3 телеги, 4 плуга. Ни машин, ни ферм. На собрании решили закупить в других колхозах тёлочек, на рынке – поросят, в инкубаторе – цыплят. Создали плотницкую бригаду, начали строить фермы и склады. И уже в 1950 г. колхоз «Пролетарий» вошел в число передовых в Михайловском районе. Было несколько десятков голов крупного рогатого скота – стало несколько сотен. Росли надои, урожаи, так что к Рыжикову стали приезжать за опытом из других хозяйств. Неоднократно колхоз «Пролетарий» заносился на районную Доску Почета, а его председателя И.М.Рыжикова премировали поездкой в Москву на ВДНХ. Впоследствии, когда колхозы объединили, пенсионер И.М.Рыжиков еще несколько лет был бригадиром полеводческой бригады, пастухом, затем трудился столяром в Михайловской МПМК.

    Когда началось освоение КМА,  Гнанская гора стала одним из препятствий для строителей железорудного комбината и города Железногорска, поскольку подняться по ней, особенно в гололед и в распутицу, было проблемно для автомашин. А ведь первоначально город планировался именно в районе Гнани.                                                                                                       

      С образованием предприятия, называвшегося официально совхозом Михайловского железорудного комбината из-за его первостепенного предназначения снабжать продукцией горняков и строителей Железногорска, гнанский колхоз «Пролетарий» прекратил существование в 1958 году и вошел в Михайловское отделение совхоза.

Отлично работала в Гнани свиноферма. Среди лучших в районе свинарей называли Николая Трашенкова, который один выращивал 100 голов.

    В 1965 году гнанцы трудились на той же земле, на той же СТФ, однако относились уже к Веретенинскому отделению совхоза «Михайловский» из-за принадлежности теперь уже к Веретенинскому сельсовету. В эти годы славились добросовестным трудом гнанские пастухи И.М.Рыжиков и Ф.М.Пискарев. Развитие города Железногорска, активная работа железнодорожной станции Остапово и находящихся на ее территории многочисленных складов привели к оттоку населения старинного русского села из малоприбыльного сельского хозяйства. Потом, через несколько лет, рядом с Гнанью начнет действовать подсобное хозяйство Михайловского ГОКа, и несколько человек из села будут работать в нем.

    В Гнани не было больших очагов культуры, но имелась передвижная библиотека, почти 20 лет снабжали книгами земляков Яков Федорович Пузанов, его жена Нина Никитична, им помогал сын Анатолий, привозивший книги на машине из Михайловки.

      В Гнани еще в 19 в. существовало две школы: земская и церковно-приходская, открытая в 1889 г. В ЦПШ на 1903 г. обучались 83 ученика. Попечителем школы являлся управляющий имением Его Величества Великого Князя Сергея Александровича статский советник господин А.Н.Филатьев. Он принял на себя значительную долю расходов по приспособлению церковной караулки к школьному помещению и доставлял ежегодно отопление для школы. Обязанности законоучителя долгие годы исполнял псаломщик Иван Иовлев, отмечавшийся в отчетах как «особым усердием и опытностью, три года обучающий детей в церковно-приходской школе и ранее того 18 лет учительствовавший в земской школе». За труды он получил архипастырское благословение. Такие же благодарности получили в 1911 году учительницы Евдокия Кириллова и Ольга Захаровна Амфитеатрова, а также в 1914 году «за усердную и полезную деятельность при церковно-приходской школе попечитель, церковный староста Алексей Рязанцев».

      Священник Захарий Амфитеатров в 1898 г. устроил в церковной сторожке, отделяющейся от школы коридором, ночлежный приют на 30 человек. В нем помещались дети крестьян из отдаленной деревни Толченой. Оставаясь в приюте шесть учебных дней, ученики заранее приносили из домов необходимые продукты и сами под присмотром сторожа готовили себе еду.

      Во время Первой мировой войны Гнанская церковно-приходская школа собрала ученикам, чьи отцы воевали на фронте, по 10 рублей на перешивку одежды. В летнюю страду для присмотра за солдатскими детьми устроили ясли. За ними в течение двух месяцев присматривала нанятая женщина. Детей было 9 человек, на их содержание расходовалось 15 руб.

    Церковно-приходской совет собирал средства на выплату жалования учителям. Так, в 1909 г. собрали на эти цели 60 рублей.

     После Октябрьской революции в Гнани действовала школа 1-й ступени (начальная). До 1941 года в ней учили детей А.Череменкова, М.П.Емельянова, Индржих. А в послевоенные годы здесь долгие годы трудились плодотворно Александра Егоровна Капустина (Колпенская), Татьяна Федоровна Рыжикова (Солодухина), Анна Никаноровна Никищихина.

      Возможно, школа в Гнани просуществовала бы и дольше (она закрылась в начале 1970-х гг.), ведь в 1966 году было введено в строй ее новое здание, однако в связи с промышленной деятельностью МГОКа намечалось переселение большинства гнанских семей в д.Веретенино, и уже готовилась проектно-сметная документация. Из-за этого молодые семьи одна за другой стали покидать родное село, так что в школе стало некого учить. Через Гнань стал регулярно ходить рейсовый пассажирский автобус, отвозивший детей в Михайловку для учебы и обратно.                                   

      Жили в Гнани, в основном, замечательные люди. Анна Васильевна Матюхина в годы войны была партизанкой. Ее муж погиб. Когда Анна уходила в отряд, она оставила сына Володю местной учительнице, но та сдала мальчика в Орловский детдом. Он оттуда убежал, скитался как Володя Бесфамильный, просил милостыню. Мать несколько лет искала сына и нашла его в Комаричах. Мама Анны Васильевны, Татьяна Васильевна Гурова, еще в 110 лет имела хорошее зрение, помогала по хозяйству. В молодости она трудилась на богатея Хорева, жившего в Солдатах. У Татьяны Васильевны было 14 детей, 17 внуков, 31 правнук, младшему из которых было 26 лет.

      Были в Гнани и другие славные женщины, которые в годы войны участвовали в партизанском сопротивлении оккупантам: А.Е.Колпенская, З.Н.Панкратова. Чудом осталась жива Анна Никитовна Олейник, которая пережила ужасы фашистского концлагеря, после войны по комсомольской путевке работала на стройке в Одессе, с 1959 г. проживала с семьей в городе Альметьевске в Татарстане.

     Среди известных и уважаемых уроженцев села можно назвать военного летчика майора Сергея Терешкова, майора Владимира Солодухина, майора Валерия Королёва; заведующую Михайловским отделением связи Раису Ивановну Калашникову, провизора Михайловской аптеки Евдокию Николаевну Рыжикову, заведующего Михайловским универмагом Михаила Ивановича Гришина, завмага в Гнани Александру Степановну Белякову, неоднократного призера областного первенства ДСО «Урожай» по легкой атлетике Сергея Пискарева, талантливого мастера по ремонту техники Игоря Николаевича Колпенского, водителя большегрузного рудовоза в карьере Михайловского ГОКа Владимира Петровича Ячина и других.

    Село Гнань стало родиной Егора Васильевича Амфитеатрова, профессора Московской Духовной академии, представителя известной священнической династии Амфитеатровых.

     В Гнани в семье священника родился Федор Захарович Амфитеатров - профессор Казанского ветеринарного института имени Н.Э.Баумана. В 1960-е годы он приезжал на родину в командировку.

 

                                                                                         ПЕРСОНАЛИИ

                                                                         Колпенские и Капустины

      Колпенские – коренные жители Гнани, эта фамилия встречается в документах XIX века. Георгий Федорович Колпенский считался  «личным почетным гражданином», был выходцем из духовного сословия. Его родственникам, детям и внукам пришлось жить и трудиться и в царскую, и в советскую эпохи, но и они не посрамили фамилию, их тоже должно отнести к потомственным почетным гражданам России.

     Егор Иванович Колпенский (1890-1971) являлся участником Первой мировой войны, был отравлен газами. В годы становления Советской власти являлся членом комитета бедноты. Вся жизнь Е.И.Колпенского была связана с пчеловодством. Он считался одним из лучших пчеловодов Михайловского района. И в годы Великой Отечественной войны неоднократно отправлял мёд через связных в Михайловский партизанский отряд. Как человек, Егор Иванович был очень общительный, мудрый и добрый, умел хорошо петь и играть на гармони.

     Его дочь, Александра Егоровна Капустина (Колпенская), свою жизнь связала с народным образованием. Еще учась в педагогическом училище, начала работать. До войны трудилась в школах Конышевского района, затем перевелась в свой, Михайловский, район и преподавала в начальных школах села Лужки, деревень Курбакино, Панино, Остапово.

     В годы Великой Отечественной войны Александра Егоровна являлась связной Михайловского партизанского отряда, распространяла среди населения сводки Совинформбюро, листовки с призывами не подчиняться оккупантам. После освобождения района А.Е.Колпенская была назначена заведующей Гнанской начальной школы и проработала еще несколько десятилетий. В общей сложности педагогический стаж Александры Егоровны составил 45 лет. Она имела награды: орден Отечественной войны 2-й степени, медали «За Победу над Германией», «Ветеран труда» и другие.

      После войны Александра Егоровна вышла замуж за Николая Григорьевича Капустина (1914-1980), пришедшего с фронта в Гнань к своей сестре Елизавете, так как родной поселок Погорелый был сожжен фашистами,  а родных фронтовика изверги убили. Некоторое время Николай Григорьевич был председателем колхоза «Пролетарий», но затем способного руководителя, умевшего выполнять поставленные задачи, перевели в райцентр – в слободу Михайловку. Там он в 1950 г. возглавил Михайловский сельсовет. А когда три небольших колхоза слободы объединили в один, «Колхоз имени Маленкова», Николая Григорьевича избрали руководителем этого хозяйства. В связи со строительством МЖК и поселка Железногорск был образован Михайловский совхоз с несколькими отделениями, его директором районные власти поставили Н.Г.Капустина. И не ошиблись. Несмотря на тяжелейшие условия труда в карьере, на железной дороге, на строительстве зданий и коммуникаций, рабочие не разбежались, не разъехались, так как были обеспечены основными продуктами: хлебом, молоком, мясом, овощами и фруктами, и снабжал их большей частью свой совхоз, руководимый Николаем Григорьевичем Капустиным. В 1969-1975 гг. он трудился в должности начальника Михайловского ЖКХ и заслужил хорошую память у жителей слободы, что для этой работы – необычайно редкий случай. Помнят михайловцы о регулярной работе бани, парикмахерской и буфета в ней, об освещении улиц…

     Дети Александры Егоровны и Николая Григорьевича Капустиных стали неординарными личностями. Дочь, Галина Николаевна, пошла вначале по материнской стезе – с отличием окончив Михайловскую среднюю школу, поступила в Курский госпединститут, 13 лет трудилась учителем русского языка и литературы в школах Железногорского района. В эти же годы она являлась активным комсомольским деятелем, участником большинства районных молодежных мероприятий. А с 1982 года продолжилась отцовская стезя – Галину Николаевну избрали председателем Михайловского сельсовета. И так же, как отец, она заслужила благодарность жителей слободы за обустройство улиц, тротуара из центра до школы, освещение улиц и другие благие дела. Затем Г.Н.Капустину пригласили на работу в райисполком, и вот уже более четверти века она трудится в администрации Железногорского района, является советником и помощникам главам поселений, молодым работникам администрации, возглавляла общество «Знание», профсоюзную организацию и в настоящее время успевает преподавать в Университете пожилого человека – всегда имеет активную жизненную позицию. Недаром ей присвоено звание «Почетный работник органов государственной власти и местного самоуправления Курской области».

     Сын Александры Егоровны и Николая Григорьевича, Александр Николаевич Капустин, стал профессиональным военным. После окончания Михайловской средней школы с отличными результатами в учебе и спорте он поступил в Харьковское высшее авиационно-техническое училище-2, затем окончил Военно-политическую академию им.В.И.Ленина, адъюнктуру, защитил диссертацию по психологии. Долгие годы профессор А.Н.Капустин преподавал в высших учебных заведениях, в том числе в знаменитой Военно-воздушной академии им.Н.Е.Жуковского. Ныне полковник А.Н.Капустин живет с семьей в Москве.

    Сын Е.И.Колпенского, Николай Егорович (1926-1983), тоже был участником Великой Отечественной войны, после войны трудился на  предприятиях Михайловского ГОКа.

Амфитеатров Федор Захарович  (в центре), профессор Казанского ветеринарного института им.Баумана, с геолгом Б.И.Вронским и его супругой В.М.Вронской  
Амфитеатров Федор Захарович  (в центре), профессор Казанского ветеринарного института им.Баумана, с геолгом Б.И.Вронским и его супругой В.М.Вронской  
Семья Колпенских с односельчанами
Семья Колпенских с односельчанами
Нижний ряд: Капустин Николай Григорьевич  с дочерью Галиной и матерью Ариной Яковлевной, и односельчанин Филипп Гашин.
Средний ряд: Колпенский Егор Иванович с сыном Иваном и односельчанин Филипп Рыжиков.
Верхний ряд: односельчанин Анатолий Абашин и Колпенские Александра и Ольга
Капустин Николай Григорьевич, участник ВОВ, руководитель сельскохозяйственного производства
Колпенский Николай Егорович,
участник ВОВ
Капустин Николай Григорьевич, участник ВОВ, руководитель сельскохозяйственного производства
Капустина Галина Николаевна, глава Михайловского сельсовета
Капустина Галина Николаевна, глава Михайловского сельсовета, «Почетный работник органов государственной власти и местного самоуправления Курской области»
Колпенская (Капустина) Александра Егоровна, учитель Гнанской школы. Фото 1930-х гг.
Колпенская (Капустина) Александра Егоровна, учитель Гнанской школы, участница партизанского движения. Фото 1930-х гг.
Колхозный ток в селе Гнань. Фото 1960-х гг.
Колхозный ток в селе Гнань. Фото 1960-х гг.
Ученики Гнанской начальной школы со своими учителями: справа - заведующая Александра Егоровна Капустина, слева - Анна Никаноровна Никищихина. Фото - май 1958 г.
Ученики Гнанской начальной школы со своими учителями: справа - заведующая
Александра Егоровна Капустина, слева - Анна Никаноровна Никищихина. Фото - май 1958 г.
Ученики и учителя у нового здания Гнанской начальной школы.
Справа - заведующая Александра Егоровна Капустина, слева - учитель Татьяна Федоровна Солодухина. Фото 1967 г.
Ученики Гнанской школы на пришкольном участке
Ученики Гнанской школы на пришкольном участке
Олейник Анна Никитовна, уроженка с.Гнань,  узница фашистского концлагеря
Олейник Анна Никитовна, уроженка с.Гнань,
узница фашистского концлагеря

© Сургучев Сергей, 2017

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now