Воропаево 

 

     Воропаево – деревня в Железногорском районе Курской области. Высота над уровнем моря: 170 м.

Поблизости: Погорельцево, Карманово, Мокрыж, Снецкое, Злобино.

Народные названия улиц и окрестностей: Околица, Сад, Монастырщина.

     Селение находится на впадающем в реку Свапу ручье Суслов (Сеславль), который протекает и в селе Карманово. Прежде соединительным звеном между Воропаевой и Карманово была деревенька Толмачева, которая в ХХ веке утратила самостоятельность и является ныне частью Карманово, хотя иногда её называют "по-уличному" и Воропаево, и Толмачевкой. Деревня Толмачево упоминается в Писцовых книгах Рыльского уезда за 1683 г. по границам с деревней Воропаевой.

   В документе по межеванию церковной земли села Пятницкого, Погорельцево тож, за 1784 г.  указываются границы со смежными владениями, там записано, что писцовая церковная земля издревле граничила с землёй деревни Колычевой, что ныне сельцо Воропаево (сельцо - это та же деревня, но с домом-усадьбой помещика. - авт.). Так что в XVII в. до появления там владельцев Воропаевых деревня называлась по фамилии известного боярского рода.

   В разные эпохи Воропаева относилась к Свапскому, затем к Усожскому стану Курского уезда Белгородской губернии, Кармановской волости Дмитриевского уезда Курской губернии, с 1924 по 1928 гг. к Жигаевской волости Льговского уезда, Погорельцевскому сельсовету Михайловского (с 1962 г. - Дмитриевского, с 1965 г. -  Железногорского) района, ныне входит в состав Кармановского сельсовета Железногорского района Курской области.

    По статистическим данным 2008 г. постоянное население насчитывало 107 чел. (в 44 хозяйствах), в 2010 году - уже 100 человек.

    Расположение домов в Воропаевой таково, что одна часть деревни ближе к селу Погорельцево, другая - к селу Карманово, поэтому местные крестьяне относились к двум приходам: одни - к Троицкой церкви (Карманово), другие - к церкви Параскевы Пятницы (Погорельцево). И два престольных праздника отмечали прежде воропаевцы: Троицу и "Ременную" (10 ноября).

     Деревня названа  по имени помещика Воропаева. Слово "Воропай" (Воропан) означало "разбойник, грабитель". В XVII-XVIII вв. Воропаевы "размножились" и сами превратились из помещиков в крестьян-однодворцев.

     Согласно Переписной книге Усожского стана Курского уезда на 1710 год, в приходе церкви Параскевы Пятницы села Погорельцева (тогда в Карманово прихода еще не было. - авт.) состояли: "Помещик рейтарского чину Петр Анофриев сын Воропаев, за ним баня и 1 двор крестьянский, в нем крестьянин Анисим Сазонов сын Тихонов; однодворцы: полковой сотенной службы Клемен Нефёдов сын Воропаев, отставной драгун Савостьян Григорьев сын Воропаев, солдат Артем Степанов сын Воропаев".

    Кроме Воропаевых, владельцами крестьян и угодий в деревне Воропаевой в 18 в. являлись дворяне Анненковы и Похвисневы (Пофисневы). В той же Переписной книге за 1710 год сказано: "За Герасимом Акимовым Анненковым 1 двор крестьянский, в нем крестьянин Петр Ермолаев сын Полухин". А в 3-й ревизии (1764 г.): "помещика Петра Владимировича Пофиснева вдова Акилина Герасимова дочь Пофиснева, за ней крестьяне: Евсей Дергунов, Мартин Хохлов, Никифор Жуков; однодворцы Игнат Евтифиев сын Воропаев, Ефим Евтифиев сын Воропаев, Изот Клементов сын Воропаев, Герасим Моисеев сын Воропаев". В этой же переписи упоминаются и жители деревни Толмачевой: помещик Нефед Митрофанов сын Толмачев, за ним 1 двор крестьянский, в нем крестьянин Ефрем Алексеев сын Тачилин; помещики Роман, Андрей, Трофим, Афанасий, Мокей, Емельян Ивановы дети Толмачевы, за ними 3 двора крестьянских, в них Филипп Евтифеев сын Косолапов, Федор Тимофеев сын Епихин, Созон Сергеев сын Косолапов; помещик карп Алексеев сын Толмачев, за ним 1 двор крестьянский, в нем Иван Самойлов сын Шитов; помещик Онофрий Григорьев сын Толмачев, за ним 1 двор кретьянский, в нем Гур Анисимов сын Языков; помещик Иван Ермолов сын Толмачев, за ним 1 двор крестьянский, в нем Кирила Васильев сын Толстоносов; помещики братья Степан да Федор Ивановы дети Толмачевы, за ними 1 двор крестьянский, в нем Сидор Афанасьев сын Холодов; да Степан Артамонов сын Толмачев, за ним 1 двор крестьянский, в нем Трофим Евсеев сын Борадин.

   Владельцами воропаевских земель и крестьян в XIX веке значились: гвардии поручик Николай Петрович Анненков, Павел Петрович Анненков, дворяне Павел Иванович и Екатерина Ивановна Дегаевы (Дегай, подпоручик Григорий Степанович Похвиснев, князь Дмитрий Юрьевич Трубецкой, инженер-техник Константин Матвеевич Полежаев, поручик Машкин.

    Это не значит, что владельцы здесь были постоянными. Как и повсеместно, имения продавались, сдавались в аренду и т.д. Так, в "Шереметевском архиве" в Санкт-Петербурге есть несколько дел, подтверждающих это, например: д.397. "Купчая Филиппа Ивановича Артюхова на земли д.Воропаевой... проданные Ивану Константиновичу Малееву (1720); д.1617. Дело об установлении прав владения землями, купленными гр. П.Б.Шереметевым у разных помещиков в д.Воропаево и Толмачевой (1808-1827 гг.) и др.

    Однодворцы соседствовали с помещиками, и это соседство было узаконено соответствующими бумагами. Так, в 1837 году в сведениях об однодворцах сообщалось: "Деревни Воропаевой однодворцы с помещиком Анненковым владеют землями чересполосно по крепостям четвертными дачами. Лес соблюдают и пользуются вообще с помещиком. Мельницею водяною на речке Суслов о 2-х поставах владеет помещик Анненков по устроению им оной без всяких со стороны однодворцев условий. Рыбными ловлями пользуются вообще с помещиками. Однодворцы Беседины сверх поместной земли владеют отсутственно в даче села Погорельцево приобретенною землёю от однодворцев же Бесединых 1719 и 1780-х годов 14 четвертей с третником.

    Однодворцы владеют по Писцовым книгам 7136-38 гг. (1628-30 гг. - авт.). Они жаловались земскому суду «об усильном завладении у них земли помещиком Анненковым, по которому делу поручено произвести следствие того суда дворянскому заседателю Борзенкову".

    Как уже говорилось выше, многие однодворцы, как и помещики, здесь носили фамилию, давшую название деревне. В 4-й переписи однодворцев (1763-1782 гг.) записаны:

Игнат Фомин сын Воропаев (умер в 1779 г. в 61 год); Григорий Игнатьев сын Воропаев (31 г.), у него жена Стефанида Владимирова дочь, умре, у него же жена вторым браком Ирина Иванова дочь,  взята в сл.Михайловке у малороссиянина Ивана Щипакова. Иван Данилович Беседин, у него жена Луганской округи Худякова Евдокия.  (Лугань в 18 в. являлась крупным селением в Орловском наместничестве, центром Луганской округи (уезда), из которого потом часть территории выделилась в Дмитровский уезд, ныне не существует. - авт.)    

В  этой же 4-й переписи названы и крепостные крестьяне. Увы, они не имели фамилий, так что называть их всех здесь не имеет смысла. Стоит только отметить некоторые любопытные факты. У помещицы Марфы Дмитриевны Пофисневой был крестьянин по имени Разумник Александров сын, у женщин встречались имена: Акилина, Федосья, Агафья, Пелагея. Крестьяне достались барыне по продаже от прапорщика Кромского уезда Александра Пофиснева. "Бесфамильные" крестьяне принадлежали и кадету Григорию Степановичу Пофисневу. Мало того, им не только фамилий не дали, но и разных имен не хватало: встречаются Марья-большая и Марья-меньшая, Иван-большой и Иван-меньшой и т.п.  У лейб-гвардии капитан-поручика Дмитрия Юрьевича Трубецкого во владении были Ефрем Полуектов сын, Сергей Савостьянов сын - и другие, тоже бесфамильные.  

     В конце XVIII в. в д.Воропаево из д.Громашевки "по разделу" были переданы крестьяне: Федор  Филиппов сын с женой Анной и тремя детьми; Яков Филиппов сын; Иван Филиппов сын с женой Матреной и тремя детьми, а также сестрой Матрены Аграфеной. Причем, Филипп Филиппов в 1780-е гг. являлся старостой Громашевки! Увы, хоть и староста, а всё же - раб.

   Деревня Воропаева по населенности была не большой, но и не малой.  В ней проживали дворовые люди, орднодворцы, крепостные крестьяне. Так, по статистическим данным 1835 года стояли 5 казенных дворов, где проживали 60 жителей, 50 дворов владельческих, а в них - 280 душ муж. пола (т.е.всего  около  450 человек. - авт.).Через полвека, в 1884 году, здесь проживали 405 крестьян.  Из них грамоту знали только 12. Крупным землевладельцем в это время являлся К.М. Полежаев, имевший 721 десятину.

    Помещик Полежаев приглашал управлять имением людей из других мест. Так, в конце XIX в. управляющим в Воропаево был Константин Иванович Прокудин, крестьянин д.Сергиевской Гжатского уезда Смоленской губернии. В начале ХХ в. имением управлял Максим Никитович Еремин, крестьянин Орловской губернии Мценского уезда Долговской волости села Усова, свояк вышеупомянутого Прокудина. Фруктовый сад у Полежаева арендовал мещанин г.Дмитриева Иван Борисович Березников. Он продавал яблоки скупщику Тимофею Дмитриевичу Шестакову, крестьянину с.Березовка Дмитровского уезда Орловской губернии.

    Несмотря на невеликое количество жителей, в Воропаевой велась оживленная торговля. Существовал здесь и питейный дом. Согласно Журналу генеральной проверки торговых заведений Дмитриевского уезда за 1883 год, питейный дом принадлежал отставному рядовому Никифору Агеевичу Евтюхову, местному жителю. А в 1895 году винной лавкой здесь владел крестьянин Никита Стефанович Анцыров.

     В 1890 г. 21 семья крестьян переселилась из Воропаево в Каинский уезд Томской губернии. Там они основали поселок Воропаевский. В 1891 г. две семьи переселились в п.Богословский того же уезда.

 

                                                                      Здесь мог быть курорт 

                                     (заметка из газеты"Курские Губернские ведомости" за 1888 г.)

  «Есть ли в Курской губернии источники минеральных вод? На вопрос этот, скорее всего, дается ответ отрицательный, но, замечательно, что 50 лет тому назад источник минеральных вод был открыт на территории нашей губернии, в Дмитриевском уезде. В 1837 г. штаб-лекарь Нагель занимался медико-топографическим описанием Дмитриевского уезда и, между прочим, собирал разного рода окаменелости, находимые им на территории уезда. Нагель лично обследовал Дмитриевский уезд и в д.Воропаевой, в имении помещика П.П.Анненкова, на низменном месте в недалеком расстоянии от пруда увидел самою природою образованный колодезь. Из этого колодезя клубилась, как говорил Нагель, вода, извергая из глубины своей самый мелкий песок, который, ложась вокруг источника, на краях его образовал глинистый слой, покрытый красным железистым налетом. Куски этого налета вместе с минеральной водой из найденного источника Нагель представил для исследования в Курскую врачебную управу. Минеральная вода из источника, по словам Нагеля, "имеет в себе, кроме железистых частиц, серную окись. По течению ручья от минерального источника вся поверхность воды покрыта толстой жирной плевой темно-голубого цвета с отливом, похожая на полированную стальную поверхность какого-либо тела".  

   Курская врачебная управа после исследования минеральной воды послала доклад о ней в Медицинский департамент  Министерства Внутренних Дел, но, как видно из дел управы, департамент ничего не отвечал, и дело о минеральной воде заглохло. Интересно, в каком положении находится теперь дмитриевский целебный источник?».

 

     Воропаевские крестьяне не оставались "на обочине" российской истории. Они участвовали в реформах 1860-х гг., в громких событиях начала ХХ века. Они участвовали в войнах, Первой мировой и Гражданской, затем строили социализм. Так, на фронтах  Первой мировой воевали: рядовые Степан Филиппович Седогин, Порфирий Степанович Гречкосеев, Михаил Власович Жмуряев, Егор Прокофьевич Амельченков, Александр Иванович Гуров, Федор Павлович Бирюков, Степан Ефимович Ушанский, Петр Филиппович Максаков, Алексей Дмитриевич Максаков, Василий Григорьевич Евтюхов, ефрейтор Кирилл Николаевич Бирюков.

    Каких-то серьёзных происшествий в Воропаево архивные документы не зафиксировали, даже в период массовых крестьянских волнений в годы Первой русской революции всё было спокойно. Небольшой инцидент произошел в 1907 году, да и он имел бытовой характер. 5 октября крестьяне Петр Дмитриевич Баранов (родом из Ст.Бузца, жил в с.Карманово), Тимофей Егорович Потапов (из Воропаево), Семен Семенович Банников, Тихон Соловьев и Афанасий Афанасьев (из Карманово) пьянствовали по случаю призыва их в армию. Впятером выпили более четверти водки, но им показалось мало, и они отправились искать деньги на покупку новой порции зелья. Пришли в Воропаевскую экономию помещика Константина Матвеевича Полежаева и к управляющему поместьем - он добрый, не откажет. Потапов и Баранов ворвались в дом управляющего Максима Никитовича Еремина и стали настойчиво требовать у находившегося там человека деньги на бутылку водки. Человек, звали его Константин Прокудин, сказал, что управляющего сейчас нет, а он является гостем, знать их не знает, поэтому никаких денег давать не намерен, а если они не уйдут, вызовет урядника. Незваные гости смело ответили: "Урядника не боимся, пока денег не дадите - не уйдем". Тут вышел еще один призывник, менее пьяный, и уговорил их уйти из дома. Пятеро искателей водки стали искать Еремина, но тот, заслышав шум, спрятался в бурьян. Затем они отправились в сад к арендатору Ивану Борисовичу Березникову, ругались неприлично, угрожали убить, но вместо денег получили от него по 2 яблока. В это время нагрянул урядник Кармановской волости Извеков с рабочими из Воропаевской экономии Семеном Юденковым и Семеном Шумаковым, жителями с.Рышкова, и потребовал от буянов убраться подобру-поздорову. Они не подчинились. Баранов с Потаповым начали произносить дерзости и угрозы по адресу экономии и самого урядника. Извеков вынул револьвер - Афанасьев, Соловьев и Банников сразу убежали, а дерзновенные Баранов с Потаповым уходить не собирались. В это время мимо проезжали урядник Генеральщинской волости Шеховцов и стражник Герасим Бабкин, которые и помогли Извекову задержать разбушевавшихся парней. Трех самых активных нарушителей порядка, Баранова, Потапова и Банникова, суд приговорил к одному месяцу ареста при отделении уездной полиции.

    Ещё один инцидент зафиксирован Дмитриевским отделением уголовного розыска в 1922 г., куда  поступило сообщение о том, что у гражданина д.Воропаевой Михаила Филипповича Гурова украдены с поля 2 копны ржи односельчанином Александром Егоровичем Прохоровым. 

 

                                                        Колхозная жизнь воропаевцев перед войной

    В 1930 году в деревне Воропаевой был создан колхоз "Новый свет". Бунта по этому поводу не случилось, но репрессии против единоличников и кулаков последовали. Подверглись гонениям 7 человек:

Амельченков Егор Прокофьевич, лишен прав в 1928 г. за то, что сдавал в аренду частному торговцу амбар и был его соучастником, по ходатайству восстановлен в правах;

Бирюков Иван Кириллович, 1924 г.р., арестован 12 августа 1949 г., обвинен по ст.25-1а, осужден Военным трибуналом МВД Молотовской области к 25 годам ИТЛ с поражением в правах на 5 лет;

Миноченко(в) Андрей Дмитриевич, 1884 г.р., родился в Воропаево, проживал в д.Кубанка Татарского района НСО, член колхоза «Борьба». Арестован 02.08.1941 г., обвинен в антисоветской агитации по ст.58-10 ч.2 УК РСФСР, осужден Новосибирским облсудом 30.11.1941 г. к 10 годам ИТЛ. Реабилитирован 02.11.1994 г.;

Потапов Алексей Федорович, крестьянин, лишен прав в 1928 г. (ст.15) как бывший урядник, служил урядником в 1898-1904 гг., затем стражником в 1907-1911 гг., в ходатайстве о восстановлении отказано в 1929 г. «как не проявившему лояльности к советской власти»;

Потапова Татьяна Ивановна, лишена прав как член семьи лишенца;

Сумин Яков Афанасьевич, 1898 г.р.,  русский, образование начальное, красноармеец. Арестован 3 июля 1943 г. Приговором военного трибунала 246 саперной дивизии от 22.07.1943 г. осужден на 10 лет лишения свободы  с поражением в правах на 5 лет по ст.58-10 ч.2. Реабилитирован 30 июля 1992 г.;

Сумин Матвей Егорович, 1887 г.р., раскулачен.

   Земля здесь хорошо плодородила, поэтому результаты коллективного хозяйствования поначалу радовали идеологов районного масштаба, и сельхозартель  считалась одной из лучших в Михайловском районе. Однако газеты 1930-х гг. предпочитали сообщать о недостатках, а положительному уделяли очень мало места. Так, газета "Коллективист" писала в 1932 году:

"Колхозу "Новый свет" Погорельцевского сельсовета причиталось получить одну бочку масла на сданные семена. Для получения масла был уполномочен колхозник Иван Миначенков, причем с ним поехали Андрей Кондрашов, Павел Кондрашов и Антон Бирюков. Эта теплая компания продала часть масла в Дмитриеве и основательно выпила на полученные деньги. По дороге в деревне Растрыгиной была продана еще часть масла, и, только напившись до бесчувствия, Кондрашов и компания доставили масло в колхоз. Для того чтобы скрыть следы преступления, И.Кондрашов налил в бочку с маслом 3 ведра воды. В масле, предназначенном для колхозников, оказался лёд. Такое поведение пьяниц возмутило колхозников. Они требуют немедленного суда над ними. Группа сыграла на руку кулаку, украв масло, предназначенное для усиления заготовок маслосемян. Только так должна оценить прокуратура поступок Кондрашова и других".  

    О передовиках сообщали мало. Газета "Вперед", орган Михайловского РК ВКП(б), писала 20.09.1936 года: "Колхозница СХА "Новый свет" 50-летняя Наталья Арсентьевна Максакова перевыполнила план - она вязала каждый день на 50 снопов конопли больше". Трудились не просто из идейных соображений. В феврале 1937 года председатель колхоза "Новый свет" Погорельцевского сельсовета Печенкин "забыл" премировать стахановца Федора Моисеевича Евдокимова. Ну, и получил сполна критики. И всё же, несмотря на какие-то недостатки, на бедность, воропаевцы жили с верой в будущую счастливую жизнь.

 

                                                                                     Война и её жертвы

     Сообщение о начале Великой Отечественной войны жители Воропаевой встретили, как и вся страна, с великой горестью. По воспоминаниям старожилов, деревня как будто притихла, покрылась печалью.  Уже в два первых дня, 22-23 июня 1941 года, Михайловский райвоенкомат призвал 14 самых опытных, сильных мужчин.

Кроме них, еще десятки воропаевцев, в это время находившихся на срочной службе, в отъезде в других областях СССР, вступили в бой против фашистов на всех фронтах Великой Отечественной. 175 воропаевских воинов встали на защиту Родины.    

     По-разному сложилась судьба солдат, но у всех она была трагичной: кто погиб или пропал без вести, кто умер в плену: треть из призванных на фронт, больше 60 человек, не дожили до Победы.

     Еще в сентябре 1941 года воропаевцы собирали вещи для нужд фронтовиков. Так, газета "Вперед" (Ф.М.Трунов) сообщала о том, что М.И.Седогина сдала 400 г шерсти и овчину, а Е.Ф.Седогин - 400 г шерсти и три овчины ... А уже в октябре 1941 года в Михайловский район нагрянули  фашисты. Они установили свой порядок. Для изъятия продуктов и для работы на "новый порядок" потребовались прислужники. Полицаи грабили не только местное население, но и ездили за "добром" в Снецкое, Мокрыж и даже в Рышково, Жидеевку. Для таких налётов они брали на время лошадей у своих же односельчан. Рассказывает уроженка д.Воропаево Г.Н.Давыдкина (Седогина): "Зимой 1943 года, перед освобождением деревни Красной Армией, полицаи старались в спешке бежать. Они забирали у крестьян лошадей и брали с собой ребят-подростков, чтобы те везли их в Курск, где в Горелом лесу стояли немцы. Несколько парнишек при первой же возможности сбежали, бросив своих лошадей, а мой отец Николай Гаврилович Седогин, тогда ему не было и 15 лет, побоялся оставить предателям лошадку, говорил: "А на чем я буду весной пахать огород?"  Из-под Курска он добирался две недели. Днем прятался в оврагах и в лесу, а ночью продвигался к дому. Бабушка Шура (его мама Александра Стефановна) уже не надеялась увидеть его живым. Домой он вернулся худющий, еле держался на ногах, долго не мог отойти от увиденного и пережитого".  

    Как-то в деревне играли небольшую свадьбу, и на неё тайно пришли из леса родственники-партизаны. Но всё тайное становится явным. Не успели они как следует выпить за здоровье молодоженов, как нагрянули из Карманово полицаи. Хорошо, лес был рядом, так партизанам удалось через дверь во двор, через огород убежать незамеченными. Полицаи, не обнаружив на свадьбе "народных мстителей", сами изрядно выпили за новую семью. 

   Освобождение от оккупации пришло зимой 1943 года. Совершив марш, утром 22 февраля  1943 г. 194-я стрелковая дивизия (полк. П.П.Опякин) сосредоточилась в районе Воропаево и Погорельцево. Еще на марше она была придана 2-й танковой армии (генерал-лейтенант А.Г.Родин). На следующий день, не ожидая подхода артиллерии и тылов, дивизия вступила в бой на рубеже Полозовка-Пальцево-Киликино, но успеха не имела, так что пришлось некоторое время оставаться в Воропаевой. Тогда командарм А.Г.Родин принял решение обходным маневром в направлении Михайловка-Дерюгино нанести противнику удар во фланг и тыл. В район Михайловки  направили подразделения  16-го танкового корпуса под командованием полковника В.Е.Григорьева. Одновременно на р.Свапа в районе д.Воропаево была выдвинута рота 158 саперного батальона для оборудования танковой переправы по льду.  Но части подверглись ожесточенной бомбардировке. И всё же мощным натиском в конце февраля враг был отброшен дальше.

    Из рассказа Г.Н.Давыдкиной: "Зима 1943 года была суровой, но лед на реке Свапе всё равно не выдерживал тяжести танков. И тогда было решено валить сосны, чтобы делать переправу. Многих женщин из Воропаевой направили на эту тяжелую работу. Среди них была и моя тётя Евдокия Гавриловна Седогина. По её словам, они целую неделю были в лесу, по пояс в снегу, пилили сосны. И даже ночевали там, греясь у костров, а еду им приносили родственники из деревни. А потом тётя Дуня ухаживала за больными тифом, носила почту из Михайловки в Карманово за 12 км через лес. Вот какие были труженицы тыла!"

    Уже в марте 1943 года началось восстановление разрушенного хозяйства, крестьяне стали собирать по крохам семена, чтобы бросить их в землю для будущего урожая.

      Среди воропаевцев были десятки храбрецов и трудяг войны, удостоенных боевых наград:

Бирюков Анатолий Никифорович, рядовой, наводчик бронетранспортера танкового полка. Награжден медалью "За отвагу" (1944) за то, что в период боевых действий на Львовском направлении во время налета вражеской авиации и сильного артобстрела противника вынес из зоны обстрела 30 раненых бойцов и офицеров Красной Армии.

Бирюков Иван Филиппович, рядовой, автоматчик. Награжден медалью "За отвагу"(1945) за то, что во время отражения контратаки противника в районе населенного пункта Хоэенвальде (Германия) 21.04.45 г. огнем своего автомата уничтожил 10 гитлеровцев.

Воропаев Кузьма Егорович, сержант. Воевал с июня 1941 г. по май 1945 года, был ранен. Награжден орденом Славы 3 ст., медалями. Отец 5-х детей.

Евтюхов Алексей Сергеевич, мл.сержант, наводчик батареи. Воевал с фев. 1943 г. по март 1945 г. в составе 997-го зенитно-артиллерийского полка.  Награжден орденом Славы 3 ст. (1944). На боевом счету зенитного расчета, в котором служил Евтюхов, 4 сбитых вражеских самолета. 6.06.43 г. в районе с.Муравль точным прицельным огнем Евтюхов сбил вражеский самолет, пикировавший на батарею. 9 июля возле д.Березовки большая группа самолетов совершила массированный налет на наши войска, но благодаря точной наводке Евтюхова один бомбардировщик был сбит. В авг. 43 г. под Севском благодаря интенсивному огню расчета Евтюхова было сбито еще 2 истребителя противника. Был награжден также медалью "За освобождение Варшавы", польской медалью "За Одер". После войны трудился в торговле. отец четырех дочерей.

Казаков Иван Макарович, рядовой, пулеметчик. Награжден медалью "За боевые заслуги" (1945) за участие в боях в Крыму, где он получил два ранения, в результате чего стал инвалидом 2 гр.

Максаков Алексей Васильевич, рядовой. В июне-июле 1941 года сражался в составе 214-й воздушно-десантной бригады. Попал в плен,  бежал, сражался с фашистами в партизанском отряде им.Гарибальди с мая 1944 г., затем был передан в Югославскую армию И.Броз-Тито, где воевал по май 1945 года.

Максаков Иосиф Семенович, рядовой, шофер медико-санитарного взвода. Награжден медалью "За боевые заслуги" (1944) за эвакуацию 195 раненых в медсанбат и тыловые госпитали; медаль. "За отвагу" (1945) получил уже во время войны с Японией. Следуя в составе основных сил бригады, провел машину через перевалы гор Большого Хингана и труднопроходимые участки пути без единой поломки и отставания, своевременно доставив хирургическое имущество; семь раз он с марша бригады возвращался для перевозки срочно нуждавшихся в помощи больных и раненых в госпитали и на аэродромы, не считаясь с трудностями и отказываясь от сна и отдыха.

Кузнецов Григорий Яковлевич, ефрейтор, связист. Воевал с дек. 41 г. по май 45 г. в составе 476-й кабельно-шестовой роты. Награжден медалями "За отвагу" (1944), "За освобождение Праги" и др. На западном берегу р.Нарев 8 октября Кузнецов обслуживал боевую линию связи под  обстрелом противника. Не сходя с порученного ему участка в течение 10 часов, исправил 20 повреждений, в том числе 4 повреждения подводного кабеля, не допускал перебоев связи более 15 минут.

Максаков Петр Семенович, ефрейтор, сапер. Награжден медалью "За боевые заслуги" 31.12.43 г. за своевременную доставку в период наступательных операций в район боевых действий оперативной корреспонденции штаба дивизиона отделениям батальона.

Петраков Ефим Сергеевич, сержант, наводчик противотанкового ружья. Награжден двумя медалями "За отвагу" (обе в 1943 г.) за меткое ведение огня по танкам врага со своим расчетом.

Потапов Виктор Алексеевич, старший сержант, на фронте с июня 41 г. по май 45 г. Сражался в составе 245 -го стрелкового полка 123-й стрелковой дивизии. Воевал на Ленинградском фронте,  награжден медалью "За оборону Ленинграда". Был ранен.

Потапов Павел Алексеевич, ефрейтор, шофер. Награжден медалями "За оборону Ленинграда", "За боевые заслуги" (1945). Будучи рядовым бойцом при защите Ленинграда получил ранение. После госпиталя вернулся в часть, был прикомандирован к интендантскому отделу, где проявил себя дисциплинированным и исполнительным шофером.

Потапов Федор Егорович, мл.лейтенант, командир роты. Награжден орденом Красного Знамени (1944). В боях 20.07.44 г. в числе первых со своей ротой форсировал реку Западный Буг и ворвался в немецкие траншеи. Закрепившись в них, бойцы его роты отбили две контратаки немцев и обеспечили переправу остальных подразделений. Ротой было взято в плен 7 немецких солдат и офицеров, сам Потапов уничтожил 7 немцев. За время войны был четырежды ранен. 

Седогин Павел Дмитриевич, рядовой, шофер. Награжден медалями "За боевые заслуги"(1945), "За освобождение Варшавы", "За взятие Берлина". На фронте с первых дней войны, в составе  роты 223-го зенитного дивизиона участвовал в обороне Орла, Тулы, Москвы, Гомеля, сражался на Курской дуге. Зарекомендовал себя как лучший шофер зенитно-пулеметной роты, все боевые приказы выполнял в срок.

Сумин Иван Сергеевич, мл.сержант, артиллерист. Награжден орденом Красной Звезды (1945). Принимая участие в бою 18.03.45 г. в районе д.Бранденвальде (Германия), Сумин из своего орудия уничтожил с первого выстрела  75-миллиметровое орудие противника и 4 солдат из боевого расчета. Это вражеское орудие было хорошо замаскировано и прямой наводкой обстреливало нашу пехоту, мешая дальнейшему продвижению.

Сумин Михаил Матвеевич, рядовой, разведчик. Награжден орденом Красной Звезды (1943). Действуя в группе разведки 20.11.43 г., Сумин первым ворвался в траншеи противника. Нарушил оборону врага и лично уничтожил 6 немцев. После ранения трех командиров группы принял командование на себя и успешно отразил 4 контратаки противника, организовал перенос раненых с поля боя.

    И после войны воропаевские мужчины продолжали славные воинские традиции отцов и дедов. Из рассказа Галины Николаевны Давыдкиной: "У моей бабушки, Александры Стефановны Седогиной, было четверо детей. Жила без мужа, бедствовала. Её старший сын, Иван Гаврилович Седогин, 1922 г.р., в 1941 г. пропал без вести. Последнее письмо от него получили в июле. Он писал, что находится на обучении в школе лейтенантов, что скоро его пошлют на фронт. И больше мы о нем ничего не слышали. Бабушка до своих последних дней ждала его возвращения. Еще у меня есть дядя Виктор Алексеевич Локтионов, он родился перед войной. После окончания 7 классов школы уехал на Донбасс. Там закончил училище, работал сталеваром на сталепрокатном заводе в Краматорске. В 1960 г. его призвали в Советскую Армию, а оттуда послали учиться в военное училище. После окончания училища дядя служил в подмосковном г.Чехове, затем 5 лет - на Камчатке, строил мосты, семь лет служил в Польше...

     В 1976 году, когда под Москвой горели торфяники, Виктор Алексеевич со своей частью принимал участие в их тушении. Машины и танки проваливались в выгоревшие провалы, и не всегда их могли достать. В одну из таких ям попал и офицер В.А.Локтионов, но чудом спасся. Его наградили медалью "За отвагу на пожаре". А вообще, у него много наград. Он вышел в запас в звании подполковника Советской Армии. Получил жильё в Донецке, семья была обеспеченной. Но 2014-2015 гг. стали для него настоящим испытанием. Второй раз мой дядя переживает голод и войну".

                                                            Послевоенная жизнь деревни Воропаевой

     Колхоз "Новый свет" стал возрождаться. Катастрофически не хватало рабочих рук, особенно мужских. К тому же многие жители покинули Воропаево либо по разнарядкам сверху, либо в поисках лучшей жизни: в Сибирь, на Урал и в другие края отправились на производство Николай Сергеевич Сумин, Валентина Григорьевна Медведева, Прасковья Федотовна Максакова, Василий Егорович Левицкий, Вера Яковлевна Строкопытова, Зинаида Яковлевна Евтюхова,  Надежда Владимировна Исаева, Екатерина Яковлевна Седогина (учеба в Саратове),Екатерина Григорьевна Сумина, Прасковья Григорьевна Сумина, Елена Митрофановна Седогина (Брянск), Евдокия Егоровна Максакова и др.

   За годы войны в деревне увеличилось количество инвалидов, в том числе первой и второй группы: Иван Емель.Миначенков, Вера Кузьминична и Дмитрий Кузьмич Годуновы, Никифор Емельянович Бирюков, Даниил Васильевич Бирюков, Михаил Тимофеевич Потапов, Степан Григорьевич Петраков, Григорий Иванович Медведев, Сергей Матвеевич Сумин и другие.

    Удивляет тот факт, что в предвоенные и послевоенные годы в Воропаево было много крестьян, связанных с техникой: трактористов, шоферов, техников. Возможно, потому, что на территории села Карманово, практически примыкающего к деревне Воропаевой, находилось отделение Михайловской МТС. Так, трактористами являлись: Евдокия Федотовна Максакова, Мария Яковлевна Сумина, Григорий Николаевич Локтионов, Павел Иванович Сумин, Дмитрий Яковлевич Кузнецов, Дмитрий Тихонович Медведев, Татьяна Кузьминична и Екатерина Кузьминична Медведевы, Петр Александрович Гуров, Николай Андреевич Кондрашов, Иван Николаевич Уманский, Алексей Васильевич Феськов, Егор Николаевич Уманский, Николай Иванович Бирюков. 14 трактористов! Больше, чем в каком-либо другом селении Железногорского района!  К тому же из Воропаевой  еще шоферы Владимир Срывков, Павел Дмитриевич Седогин, техники Василий Федорович Никишов, Иван Макарович Казаков, слесарь Иван Игнатьевич Исаев...    

   Кроме механизаторов, в деревне после войны проживали счетоводы Пелагея Сергеевна Сумина, Татьяна Федоровна Петракова. Уважением пользовалась семья Евтюховых, где мастерством плотников в совершенстве владели Василий Григорьевич и его сын Федор Васильевич. В полеводстве молодежь старалась брать пример с опытных крестьян, например, с полевода Митрофана Филипповича Седогина.

    Председателем колхоза "Новый свет" после войны был коммунист Евтей Маркович Слыняук. Его руководство было недолгим, около двух лет, однако главная задача: восстановление порядка в работе сельхозартели - была выполнена. И хотя Слыняук впоследствии занимал должности руководителя среднего звена, но он оживил колхоз после полутора лет простоя, с весьма ограниченным количеством работающих.

     В 1949-1950 гг. хозяйством руководил уже И.Соловьёв, пока не произошло укрупнение хозяйств и "Новый свет"  вошел в СХА им.Жданова.

   Одним  из самых уважаемых в послевоенные годы жителей здесь был Кузьма Иванович Годунов, лучший лесовод, впоследствии парторг колхоза.   

     Пока воропаевцы находились в составе Михайловского района, газета "Вперед" хоть немного, но писала об этом селении и его людях. Но затем руководителям Дмитриевского и Железногорского районов и вещающим от их имени журналистам было недосуг на фоне великой комсомольской стройки МГОКа  выдавать что-то о небольшой деревне Воропаевой, и о ней надолго забыли.

     Лишь иногда в районной прессе 1950-60-х гг. появлялись сведения, например, что "вязальщицы снопов конопли Серафима и Пелагея Гречкосеевы перевыполняют планы".

    В конце 1950-х гг. заместителем председателя колхоза по животноводству являлся Н.Седогин, свинотоварной фермой заведовал Медведев, бригадой руководил П.А.Потапов, во главе колхозной инспекции находился Иван Филиппович Бирюков. В эти годы газета "Вперед" писала положительно о колхозниках Николае Бирюкове, Петре Казакове, шоферах Александре и Анатолии Бирюковых, о престарелой труженице Агриппине Стефановне Феськовой, грузчице Г.А.Воропаевой.

     В 1960-е гг. районная пресса не всегда жаловала воропаевцев положительными материалами, даже когда колхоз стал называться в честь 21-го съезда КПСС и считался одним из лучших в районе. В 1960 г. парторг С.Т.Домашев отметил высокий политический уровень слушателей политкружка бригадира полевой бригады Николая Гавриловича Седогина и Ивана Филипповича Бирюкова. В последующие годы отмечалась работа агронома Э.Я.Максаковой, животноводов Пелагеи Дмитриевны Бирюковой, Анны Петровны Галкиной, Пелагеи Никитичны Максаковой, Валентины Кузьминичны Гуровой, Елены Алексеевны Пахомовой, А.И.Строкопытовой, дояра Федора Павловича Печенкина, свинарки М.А.Бирюковой, учетчицы В.З.Седогиной. В 1970-е гг. новых имен почти не добавилось, всё те же передовики: доярки Н.В.Гапеева, П.Д.Бирюкова, телятница А.П.Галкина, комбайнер А.И.Феськов, молотивший по 6000 ц за сезон  и другие.  В 1980-е гг. председатель профкома И.С.Бирюков слыл отличным организатором.

    В конце XX - начале XXI вв. воропаевские пашни относились большей частью к "Агрофирме "Горняк". В 2011 г. было создано личное фермерское хозяйство Константина Гаина, специализировавшееся на производстве говядины. 

                                                                  Повседневность, быт и "социалка"

    Как и в большинстве других селений центральной России, в Воропаево было немало многодетных семей. Редко у кого из родителей было менее трех детей, а 5-6 считалось нормой. Даже в 1970-е годы, когда эта "норма" исчезла и деревни стали резко терять население, в Воропаево проживала семья Нины Ивановны и Николая Андреевича Миначенковых, где воспитывалось 11 собственных детей. Конечно, Нине Ивановне было оказано в свое время немало почестей: она имела звание "Мать-героиня", была награждена орденом "Материнская слава" всех 3-х степеней, медалями Материнства 1 и 2 ст., "Золотой звездой" матери-героини и Грамотой Президиума Верховного Совета СССР. 

  Деревня  Воропаева всегда находилась как бы на задворках рядом расположенных сёл Карманово и Погорельцево.  Ещё в далекие послереволюционные годы (1918-1923) существовал самостоятельный  Воропаевский сельсовет, председателем его был Григорий Иванович Медведев, членами совета – Сергей Тимофеевич Феськов и Никита Егорович Потапов, но потом его расформировали. В деревне была только начальная школа.  

    В XIX - начале XX веков крестьянские дети д.Воропаевой посещали церковно-приходскую школу в с.Карманово, однако их число было незначительным. Так, по данным на 1895 г. в Воропаево 33 ребенка школьного возраста не обучались в школе. Положение изменилось с введением в действие реформы всеобщего  начального образования.

Воропаевское земское начальное училище открыто в 1912 г., помещалось в наемном помещении, финансировалось за счет средств Дмитровского уездного земства. Все дети занимались в одной классной комнате с одним учителем, поэтому училище считалось однокомплектным.

   В 1917 г. гражданка Лебедева предоставила помещение для училища в безвозмездное пользование. Занятие проводились на первом этаже двухэтажного здания, на втором этаже находилась квартира учительницы.

     Попечителем училища являлся Василий Иванович Лебедев, Закон Божий вели церковнослужители Пятницкой церкви с.Погорельцева дьякон Михаил Федорович Покатаев, затем священник Евгений Иванович Иванов. Первым учителем стал Антон Иванович Коростелев, затем работали Софья Васильевна Кашеверова (перемещена в Гладковское училище  01.09.1916 г.), Надежда Васильевна Зазарова (окончила 8 классов Орловской частной женской гимназии Гиттермана, перемещена по прошению из Снецковского училища 01.09.1916 г.).

     После 1918 г. земское училище преобразовано в Воропаевскую школу 1-й ступени, также однокомплектную. В 1918-21 гг. уроки вели Никита Иванович Григорьев, Дмитрий Николаевич Сергеев (переведен из Погорельцевской школы, затем работал в Клишинской школе).

   Послевоенная разруха, отсутствие собственного помещения и средств финансирования стали причинами закрытия в 1921 г. Воропаевской школы. Только в 1928 г. Михайловский райисполком выделил 300 руб. на ремонт бывшего барского дома для размещения в нем школы.  Занятия начались 15 сентября 1928 г., за парты сели 48 учеников (м. – 38, д. – 10), заведующим был назначен Роман Сергеевич Коренев, переведенный из Жидеевской школы. В середине 1930-х гг. школа стала называться Воропаевской начальной с 4-летним курсом обучения, работал в ней Григорий Матвеевич Беседин.

      В годы немецкой оккупации школа не работала, после освобождения района началось восстановление мирной жизни. В августе 1943 г. заведующей назначена Анна Никаноровна Никищихина, под ее руководством  работали Михаил Романович Стрелков (переведен в Клишинскую школу в 1944 г.), Леонтий Иванович Соколов (военрук, переведен из Михайловской начальной школы № 1 в 1944 г.), Василий Ефимович Седогин. 

     В послевоенные годы (с 1945 по 1962 гг.) трудились: заведующие Даниил Емельянович Миначенков, Евдокия Ефимовна Казачук, учителя – Иван Емельянович Миначенков (переведен из Кармановской шк. в 1947 г.), Лидия Григорьевна Беседина (переведена из Мокрыжанской шк. в 1957 г.), Валентина Сергеевна Локтионова.

       Временно замещал учителей Михаил Никитич Локтионов.

Учителя Иван Емельянович и Даниил Емельянович Миначенковы вышли из очень бедной семьи, своими стараниями и умом  и сами выучились, и своих и чужих детей учили грамоте. Это были добрые, отзывчивые люди, их на заре учительской деятельности ставили в пример за хорошую работу.

 

  Валентина Григорьевна Седогина (Потапова) оставила ценные и интересные воспоминания о Воропаевской школе и жизни послевоенной деревни.

    «В школу мы пошли вовремя, несмотря на войну, в 1943 году. Как только войска отошли, сразу же началось восстановление хозяйства, в том числе и возобновление школьного процесса. Школа располагалась в бывшей барской усадьбе. Вокруг усадьбы был разбит большой фруктовый сад, в основном яблочный, но были и груши. По периметру росли огромные липы. От деревни к барскому дому вела красивая аллея из кустов воложанок. Здание было одноэтажное. В нем было всего три помещения. В двух были устроены классные комнаты, а в третьем жил директор школы Даниил Емельянович Миначенков. Это была начальная школа. В одном классе занимались ученики первого и третьего класса, в другом - второго и четвертого. В школу никто не записывал. Взяла карандаш, лист бумаги, что от военных остался и пошла. Учительницей была Анна Никаноровна Никищихина. Она сама была из Михайловки. Но тогда учителей ставили на постой. Так что жила, можно сказать, "на съемной квартире". Из предметов были арифметика, русский язык и чтение (сначала Букварь, а потом Родная речь) и пение.

Время было тяжелое. Не было ничего. В качестве тетрадей использовали старые газеты, оберточную бумагу. Сами сшивали из этого тетради, в том числе из оставленных военными ненужных бумаг. Сначала писали черным карандашом (один карандаш выдавался), цветные были большой редкостью. Но надо было учиться писать чернилами. Ручки делали сами. Вот тут-то и пригодились те самые воложанки, росшие вдоль дороги в школу. Из них очень легко выбивалась сердцевина, а потом к ней привязывалось перо. А перья брали у "товарщиков". Ездили такие по деревням. В обмен на старье продавали перья, заколки, булавки, глиняные свистульки, петушков на палочке и т.д. Чернила делали сами. Черные - из сажи, красные - из свеклы. Мазня, конечно, была страшная. Чернила каждый приносил в своем пузырьке. Разливали, конечно, пачкались. Позже у некоторых стали появляться чернильницы-непроливайки.

    После войны стали появляться перьевые ручки. Особо ценились ручки с пером "уточкой", потому, что оно не ставило кляксы.

    Учебник по каждому предмету был один на всю деревню. По математике домашнее задание записывали на доске. Чтобы выучить стихотворение, собирались дома у Вали Миначенковой и списывали друг у друга через голову. Как с ошибками спишешь, так с ошибками и выучишь. Пение вел Иван Емельянович  Миначенков. Пели все вместе – 1-й и 3-й классы. А что пели? - "Жура-, жура-, журавель, журавушка молодой..." Больше всех старался сам Иван Емельянович. Ребята смеялись, конечно, но тоже дружно пели. А вечером нужно было делать домашнее задание. Электричества в деревне не было. У отца в доме была керосиновая лампа, а у мамы на столе стояла гильза. Стол, как правило, был в доме один, поэтому надо было поторапливаться с уроками. Если было несколько учеников, то пристраивались, кто где сможет. Спичек разжечь огонь тоже не было. Смотрели, у кого из трубы огонек показался. Шли к тому за угольком, быстро несли его домой и зажигали кто лампу, а кто гильзу. А если вдруг неудачно перелистнешь страницу или, не дай Бог, чихнешь, и огонь потухнет, услышишь от матери: "Вот сатана губы растрепала", и начинай все сначала.

     Кроме уже упомянутых, в школе были и другие учителя Василий Емельянович Миначенков, Василий Ефимович Седогин. Была еще одна учительница по имени Роза из Михайловки, отчество забыла. Но женщина была очень необычная для деревни. По своим манерам она была как будто из Института Благородных девиц, да еще и подкрашивала губы, что было в диковинку местным жителям и вызывало недоумение и смех. На контрольные работы приезжали инспектора из Михайловки. По окончании 4-го класса сдавали выпускные экзамены. На них присутствовал инспектор Токмаков Николай Константинович, родом из Снецкого. Школа же являлась и центром общественной жизни деревни».

   Клуба в Воропаево не было. Вся общественная жизнь замыкалась на школе. Особенно отмечались очередные годовщины Октябрьской революции и Новый Год. Первое Мая практически не отмечалось, т.к. уже наступал сев, выпускные экзамены, и было не до праздников. А вот 7-е ноября отмечалось с размахом.

  Сначала проходил по деревне бригадир Николай Кукушкин, заходил в каждый двор и приглашал на торжественное собрание. Школа украшалась. Вешали огромный плакат с надписью "Да здравствует XXX годовщина Великой Октябрьской Революции». Учительский стол накрывали красной скатертью. В президиуме сидели учителя. Проводил собрание директор школы Даниил Емельянович Миначенков. Сначала произносил речь. Рассказывал, по какому случаю собрались, что дала революция простым людям и как будет строиться новая жизнь. Дети к празднику готовили концерт самодеятельности. Разыгрывали разные сценки. В основном, выступали девочки, а играли мужиков. Для этого переодевались в отцовские рубахи, штаны. Рассказывали сатирические стихотворения, высмеивавшие пороки того времени. Например:

                        Неопрятная Ненила

                        Так своих коров доила,

                        Что Буренке, хвост задрав,

                        Побежать пришлось в Райздрав.

    Дальше шел безудержный хохот. Нина Бирюкова обладала прекрасной памятью и дикцией. Она на память читала "Мойдодыра" К.Чуковского. Номер прошел "на ура." Смеялись все: и взрослые, и дети. Ее выступление так всем понравилось, что пришлось его повторить.

   После концерта торжественная часть заканчивалась, и начиналось всеобщее веселье. Взрослые собирались у кого-нибудь в хате, где позволяла площадь, накрывали стол, появлялась гармошка.

     А у детей в это время свой праздник. Я играла «Барыню»  на гребенке. На большой гребень для чесания шерсти закреплялась между зубьев тонкая бумага, прижималась к губам. А дальше напевалась обычная звуковая абракадабра, но при четком соблюдении мелодии. Бумажка дребезжит, и создается иллюзия присутствия музыкального инструмента. Вот под такую музыку и шло веселье.

    Кроме ноябрьских праздников, очень интересно отмечали Новый Год.  К нему начинали готовиться задолго. Речь идет даже не столько о подготовке номеров художественной самодеятельности, сколько о подготовке елочных украшений. А елку ставили каждый год обязательно. Хотя за ней и приходилось ездить далеко в лес, т.к. поблизости росли только сосны. Настоящие елочные игрушки были большой редкостью. Но некоторые дети приносили из дома по штучке, купленные в Михайловке или в Дмитриеве. В основном же игрушки были самодельные. Вот их то и начинали готовить задолго до праздника. Постепенно стали появляться тетради, их обложки и служили цветной бумагой (розовой и зеленой). Кроме самых примитивных флажков,  цепочек из колец, склеенных картошкой, рисованных мордочек разных животных, делали и игрушки посложнее. Самые известные – кораблики и фонарики. Но были и игрушки, которые теперь бы назвали необычным иностранным словом «оригами». Например, складывали (без клея) шары и гармошки. Шары – это, говоря современным языком, многогранники с большим количеством граней, которые потом еще и надували. А гармошка – это не просто лист бумаги, согнутый туда-сюда, а объемная игрушка, по форме как настоящая, на которой можно было «играть», растягивая «меха». Остается только удивляться находчивости и изобретательности простого народа. Но больше всего меня поразила игрушка под названием «люстра». Это сложное сооружение из соломы (ее готовили с лета). «Люстра» была простая и сложная. Простая – это когда путем нанизывания на нитку из соломы делали куб. В каждом углу прикреплялось еще по соломинке, свободные концы которых сверху и снизу связывались вместе. Это было хрупкое и тонкое  сооружение. А сложная «люстра» отличалась от «простой» тем, что в каждом углу привешивалось еще по такой же маленькой «люстрочке». Это получались «висюльки».

   Естественно, готовили концерт художественной самодеятельности. Как могли, готовили костюмы. Концерт самодеятельности это, безусловно, было самое интересное и ожидаемое событие. Многие взрослые приходили его посмотреть. В один год (в какой точно не могу сказать) давали детям подарки – две конфетки.

  В 1946-1947 учебном году в четвертом классе детей принимали в пионеры.  Каких-либо праздничных мероприятий по этому поводу не было. Как не было и никаких атрибутов пионерской организации (галстуков, горнов, барабанов). Просто собрали, рассказали о том, кто такие пионеры, чем они занимаются. И сказали, что и вы теперь будете пионерами.

    Еще только могу добавить, что уроков каждый день было четыре. После двух – большая перемена, на которой все бежали домой покушать. Я очень завидовала Нине Бирюковой, потому что у нее всегда дома была бабушка Анюша, которая пекла вкусные чибрики. Что это такое - я не знала, но очень вкусно, видимо было. Меня же дома в лучшем случае ждал просто кусок хлеба, а то и вовсе ничего. И непонятно, зачем бежала через полдеревни».

  

  В Воропаевой родилась и проживала целая плеяда учителей: Федор Порфирьевич Гречкосеев, Наталья Илларионовна Феськова, Яков Илларионович Феськов, Анна Андреевна Кондрашова, Иван Митрофанович Седогин, Григорий Митрофанович Седогин. В послевоенные годы местным учителям приходилось трудиться по соседству, большей частью в Погорельцевской неполной средней школе (7-летке, затем 8-летке). 

Воропаевские педагоги являлись профессионалами, патриотами, общественниками, как тот же Федор Порфирьевич Гречкосеев, много лет сочетавший работу в школе и в колхозе в качестве то парторга, то политорганизатора.                                            

     Миначенков Николай Митрофанович родился 12 декабря 1927 года в д. Воропаево.   В 1943 году ушел на фронт. В боях на Орловско-Курской дуге помогал санитарам - вывозил  раненых с поля боя.  Потом попал в морфлот. Нес службу на корабле «Северный», а позже, в 1944 году, был переведен на крейсер «Гремящий». Корабль участвовал в 90 боевых операциях.  После окончания Архангельского педагогического института Николай Митрофанович вернулся в Сибирь. В одной из  школ  города Новосибирска Николай Митрофанович отработал учителем русского языка и литературы 43 года. 

  Начальная школа давным-давно закрылась, пожалуй, она была единственным социальным объектом  в Воропаево. До войны здесь действовал колхозный "красный уголок", однако клуба не было. И после войны  районная газета констатировала: "В Воропаево нет клуба" ("Вперед" от 07 .06.1960 г.).

   В  Кармановском и Погорельцевском магазинах хорошо трудились и не раз признавались победителями социалистического соревнования продавцы А.И.Максакова, В.С.Феськова, Татьяна Федоровна Бирюкова. Долгие годы Кармановское отделение связи возглавляла уважаемая селянами Р.Я.Строкопытова. Своего медпункта в Воропаевой не имелось, но зато несколько десятилетий сюда из Погорельцевского ФАПа к пациентам спешила замечательный фельдшер, участница Великой Отечественной войны Полина Яковлевна Кичигина, а в первые послевоенные годы местным жителям помогала медсестра Валентина Федоровна Гурова.

   Многие из воропаевцев проявили себя в труде как хорошие профессионалы и общественники. Например, несколько лет возглавляла бухгалтерию администрации Железногорского района Зинаида Ивановна Лунёва, в девичестве Седогина, имеющая два высших образования. Когда она еще училась в Михайловской средней школе, вместе с подругой нашла кошелек с деньгами, принесли его в сельсовет, где через некоторое время находку получил владелец. Этот детский поступок оказался как бы прологом ко всей будущей биографии Зинаиды Ивановны, которая, много лет работая главным бухгалтером, ни разу не дала повода усомниться в её честности.

    Уроженка Воропаевой Галина Николаевна Давыдкина (Седогина), диспетчер ЕДДС Железногорского района, человек с активной жизненной позицией, патриот своей малой родины.

  Жительница  деревни Воропаево  Евгения Григорьевна Лоханова после окончания  Калиновского сельхозтехникума 4 года являлась бригадиром в одном из колхозов Дмитриевского района, 6 лет трудилась на Михайловском маслозаводе, а затем несколько лет являлась секретарем Погорельцевского сельсовета, вела большую общественную работу.                                                                

                                                                                           ПЕРСОНАЛИИ

                                                                           Краснофлотец Павел Седогин

    В  годы Великой Отечественной войны семья крестьянина Якова Сергеевича Седогина сделала всё возможное для победы над врагом. Сам глава семейства сразу после освобождения родной деревни Воропаевой от оккупантов ушел в Красную Армию, хотя ему было в то время больше 50 лет. Еще до начала войны в РККА был призван его младший брат Иван Сергеевич. Воевали с фашистами и дети Якова Седогина: Павел и Сергей. Пока они сражались, их мать Мария Павловна растила еще четырех братьев и сестер: Екатерину, Николая, Анатолия и Нину, старшей из которых было чуть больше 20 лет, а младшей - два года.

    Война тяжела и смертельна для всех - это несомненно, однако именно Павлу Седогину довелось больше всех рисковать, потому что он служил на подводной лодке.

      В мемуарах старшины 1-й статьи, кавалера 4-х боевых орденов и десятка медалей Ив.Як.Князева "Народоволец" выходит в море" рассказывается о том, что претерпели подводники в блокадном Ленинграде. Их лодка стояла у Литейного моста, ежедневно рисковала погибнуть, но еще большим был риск умереть с голоду. Многие члены экипажа умерли, другие надолго заболели. Боевой дух подводников поддерживал комсорг Павел Седогин, старший моторист. И когда, наконец, "Народовольцу" удалось выйти в открытое море, риск только увеличился. Осенью 1942 года лодка попала на минное поле. Трое суток шла борьба со смертью, от маневра каждого зависела жизнь всего экипажа. "Комсорг Павел Седогин, - пишет мемуарист, - в небольшие по времени "психологические антракты" проводил короткие собрания. Честное слово, на подобное способны, наверное, только советские люди, воспитанные так, что прежде думают о долге перед Родиной, перед обществом и только потом о себе. Не просохли от пота тельняшки, вымокшие той ночью, когда мы "бурлачили", освобождаясь от минных сетей, еще не прошло первое напряжение, вызванное скрежетом минрепов, и впереди - мы это хорошо знали - нас ожидала встреча с жестоким противником, а наши комсомольцы со свойственным им оптимизмом планировали, как лучше топить фашистов". И еще не раз упоминает И.Я.Князев комсорга, отличного моториста Павла Седогина, во многом благодаря которому "Народоволец" нанес несколько смертельных ударов немецким кораблям. Некоторые члены экипажа подлодки были удостоены высоких наград, капитан С.Н.Богорад  стал Героем Советского Союза, а старший моторист П.Я.Седогин получил орден Боевого Красного Знамени. Но это не была последняя награда нашего земляка. В 1943 г. ему вручили медаль "За оборону Ленинграда", осенью 1944 г. - медаль Ушакова, за то, что, находясь в боевом походе с 1 по 30 октября 1944 г. исполнял обязанности старшины вахты у дизелей, устранял неисправности, обучил двух молодых специалистов несению вахты на боевых постах, а в момент потопления вражеского транспорта действовал чётко и решительно, обеспечивая живучесть отсека.

    Очередной подвиг Павел Седогин совершил во время боевого похода подлодки с 12 декабря 1944 года по 20 января 1945 года. В момент попадания судна в район мелких глубин, при всплытии на поверхность в дневное время вблизи берегов противника Седогин по приказу командира произвел быстрый пуск машины при угрозе заливания водой, что дало возможность уйти с отмели и продолжить боевое задание. При преследовании противника несколько раз возникали серьезные аварийные ситуации, выходили из строя важные механизмы, но, не останавливая хода, вместе с командиром Седогин устранял неполадки, и подлодка выполняла задачи. За этот поход Павел Седогин получил орден Красной Звезды. И еще одну медаль, "За боевые заслуги", ему вручили в мае 1945 года за участие в блокаде вражеских войск Курляндской группировки и Землянского полуострова. 

  

                                                                   Ордена связиста Ивана Феськова

   На войне всегда есть место подвигу. Вряд ли предполагал уроженец  деревни Воропаевой Иван Сергеевич Феськов, что за менее чем два года войны ему, начальнику связи артиллерийского дивизиона,  в боях с немецкими фашистами и японскими милитаристами предстоит совершить несколько подвигов и быть удостоенным двух орденов Красной Звезды и ордена Отечественной войны 2-й степени. 

     Иван Сергеевич родился в 1915 году. Волей судьбы он остался старшим из мужчин  в семье, ему  выпало на долю не только трудиться и учиться, но и воспитывать двух братьев и сестер. Впоследствии их судьба сложится по-разному: Николай Сергеевич и Анатолий Сергеевич Феськовы после освобождения Михайловского района от оккупантов тоже уйдут на фронт, а вот сестра Анна умрет в 1945 году в 7-летнем возрасте.

     Служить в Красной Армии Иван Феськов начал рано - с 1939 года, во время войны с Финляндией. Он решил стать кадровым офицером, окончил училище, командирские курсы и в годы Великой Отечественной войны участвовал в десятках сражений на разных фронтах. В наступательных боях за д.Прузы 23-24.12.1943 г. Феськов проявил себя смелым и волевым командиром. Находясь в боевых порядках пехоты, под  огнем противника он корректировал огонь своей батареи, в результате чего было уничтожено две точки с 25 немецкими солдатами, производившими пулеметный обстрел нашей пехоты. В бою 29 декабря 43 г. в районе д.Бондори противник окружил небольшую группу пехоты во главе с Феськовым. Командир вызвал огонь на себя, в результате чего контратака противника была отбита, враг оставил на поле боя до 30 человек убитыми. За эти бои И.С.Феськов получил орден Красной Звезды. И в последующие дни войны офицер связи вёл себя бесстрашно. Во время нахождения полка в обороне с 25 ноября по 28 декабря 1944 года он подготовил новое пополнение связистов, в результате чего во время наступательных операций связь в дивизионе работала бесперебойно. Сам Феськов под артиллерийским огнем добрался до передовой позиции батареи и исправил вышедшую из строя рацию, чем дал возможность вести огонь, гася огневые точки врага. Этот подвиг нашего земляка отмечен орденом Отечественной войны 2 ст. в марте 1945 года. 

    После Победы над Германией служба старшего лейтенанта Ивана Феськова продолжилась на Дальнем Востоке. Во время боев с японцами  25.08.45 г. он с товарищами занял круговую оборону на высоте. Противник перешел в контратаку, и связисты встретили его метким огнем, завязался ожесточенный бой, в котором было уничтожено до взвода пехоты японцев. Феськов лично из автомата убил 8 пехотинцев. На следующий день враг с еще большей яростью стал атаковать, и связисты, подпустив противника на близкую дистанцию, уничтожили несколько десятков японцев.                                                                  

                                                                    Банкир Константин Полежаев

   В последней четверти XIX в. и вплоть до начала "русской смуты" ХХ в. одним из землевладельцев деревни Воропаевой был Константин Матвеевич Полежаев. Это замечательный человек. Он жил в С.Петербурге, владел  двумя доходными домами, являлся председателем правления С.Петербургско-Московского коммерческого банка.         В 1871 г. основал фирму, занимавшуюся поиском золота в Енисейском, Пермском и других округах. В 1880-х гг. стал владельцем особняка на Б.Морской улице, д.57, который потом назывался "дом Полежаева". На рубеже 19-20 вв. дом Полежаева стал резиденцией золотопромышленных фирм. Его владелец был полным или частичным собственником восьми из фирм.

    В собственности Полежаева находилось и здание на 8-й линии Васильевского острова, помещения которого он сдавал в наём. В его доме на Большой Морской в 1980-1990-х гг. располагалось посольство Дании. Также он приобрел у купца П.Г.Курикова в 1879 г. усадебный дом и парк (всего 1422 дес. земли) в районе д.Лигово; сын Полежаева, Борис, основал там в 1909 г. дачный поселок, имение стало называться "Полежаевский сад", в нем гуляли дачники, играл симфонический оркестр графа Шереметева. К.М.Полежаев скончался в 1907 году.

    До революции двумя его доходными домами владел сын, надворный советник Борис Константинович Полежаев, также занимавшийся банковским делом. Он был директором С.Петербургского Частного коммерческого банка, членом Совета директоров Южно-Русского металлургического общества, председателем Международного технико-промышленного акционерного общества.  

       

Минанченков Николай Митрофанович,
участник ВОВ, учитель
Седогина В.З., учетчица тракторной бригады. Фото 1950 г.
Седогина В.З., учетчица тракторной бригады.
Фото 1950 г.
Миначенков Даниил Емельянович, заведующи
Миначенков Даниил Емельянович,
заведующий Воропаевской начальной школы
Локтионов Виктор Алексеевич, военнослужа
Локтионов Виктор Алексеевич,
военнослужащий Советской Армии, подполковник
Рыжов Захар Мартынович (в центре) урожен
Рыжов Захар Мартынович (в центре) уроженец д.Воропаево, рабочий суконной фабрики.  Петергоф, 1939 г.
Седогин Павел Яковлевич (в центре), моря
Седогин Павел Яковлевич (в центре),
моряк-подводник, с братьями Сергеем и Николаем 
Седогин Павел Яковлевич (справа), ветеран ВОВ, моряк-подводник. Фото  1975 г. 
Седогин Павел Яковлевич (справа),
ветеран ВОВ, моряк-подводник. Фото  1975 г. 
Подводная лодка Народоволец, филиал Воен
Подводная лодка Народоволец, филиал Военно-морского музея, установлена на Васильевском острове в Санкт-Петербурге.
В экспозиции представлен материал о П.Я.Седогине
Давыдкина-Седогина Галина Николаевна,
диспетчер ЕДДС Железногорского района 
Лунева-Седогина Зинаида Ивановна,
главный  бухгалтер администрации Железногорского района 

© Сургучев Сергей, 2017

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now
Миначенков Даниил Емельянович, заведующий Воропаевской начальной школы