Николаевская церковь в селе Ольшанец

 

       В Ольшанце  церковь существовала  уже в первом десятилетии XVIII века, об этом свидетельствует документ 1710 года: «В селе Альшанце церковь во имя Николая Чудотворца, деревянная, с неё положено подати: данных – 10 алтын, заезда – 3 алтына 2 деньги, десятильнич доход – 10 алтын, казённых пошлин – 3 алтына 4 деньги, архиерейский доход – 15 алтын, полковым попам – 4 деньги. Итого – 1 руб. 13 алтын 4 деньги. В приходе деревни Овсянникова и Жданова.   При церкви во дворе поп Максим с попадьей Пелагеей, у них дети Семен, Иван да Савостьян».
       В первой государственной переписи населения за 1719 год: «При церкви Николая Чудотворца Курского уезда Усожского стана села Ольшанца в подушном окладе положены поп Максим Титов, 55 лет, и его дети – дьячок Семён, 20 лет, и пономарь Савостьян, 17 лет». 
       Во второй ревизии 1744 года указаны: «поп Симеон Максимов сын, 45 лет, у него брат родной дьячок Иван, 40 лет; у Ивана сын Семён, 11 лет; пономарь Савостьян, 42 лет; у Савостьяна дети: Иван, 7 лет, Александр, 5 лет». 
В 1782 году село входило уже во вновь образованный Фатежский уезд. В ревизской сказке духовных лиц за этот год указывается, что при церкви служат священник Семён Козлов и пономарь Иван Козлов. В 1794 году – священник Иван Самойлович Попов, 50 лет; дьячок Никита Семёнович Козлов, 41 года; пономарь Иван Савостьянов Козлов, 56 лет; заштатные – священник Симеон Максимович Козлов и дьячок Семён Иванович Козлов.  Согласно 7-й ревизии церковнослужителей Фатежского уезда 1816 года, «в Николаевской церкви села Ольшанец служат священник Дмитрий Иванов сын Попов, дьякон Георгий Фёдоров сын Попов, пономарь Ананий Иванов сын Козлов». 
    Новая деревянная, на каменном фундаменте, однопрестольная церковь, простоявшая до начала XXI века, построена в 1874 году тщанием прихожан. Стены снаружи были обиты тёсом и выкрашены белой краской, крыша железная, колокольня тоже деревянная, территорию церкви окружала металлическая ограда, имелся прекрасный фруктовый сад.  В приход входили деревни Овсянниково и Нижнее Жданово. 
3 июля 1888 года Николаевскую церковь во время своего обозрения приходов Фатежского уезда посетил епископ Курский и Белгородский Иустин.
      По данным на 1908 год, в церковном штате положено две должности – священник и псаломщик. Жалованье священника составляло  294 рубля в год. Причт пользовался процентом от сумм, хранившихся в банке – 13 руб. 16 коп.в год. Всего  в приходе числилось православных - 613 душ мужского пола и приблизительно столько же женского, церкви принадлежало 40 десятин земли. В селе работали три земских школы: Ольшанская (открыта в 1875 г.), Ждановская (открыта в 1905 г.) и Овсянниковская (открыта в 1911 г.).

                                                                                          Священники
Капитон Милоглазов, по сведениям 1858 года;
Алексей Бардаков, награждён в 1872 г. набедренником;
Василий Лебедев (служил с 1849 г., ум.в 1889 г.).
Пётр Иванович Красин, бывший учитель, рукоположен в священники  в 1880 г., утвержден законоучителем земской школы в 1885 г.;
Павел Андриевский, дьякон Покровской церкви г. Фатежа, окончил Курскую Духовную семинарию и определен в Ольшанец 19 апреля 1889 г., в 1890 г. утвержден законоучителеи начального училища (в 1892 г. перемещён в с. РадубежФатежского уезда);
Роман Брянцев, безместный священник, определённый к церкви под особое наблюдение местного благочинного;
Василий Петрович Никольский, определённый в 1895 году на священническое место, бывший дьякон  с. Спасского Щигровского уезда; в том же году перемещён в слободу Прохоровку Обоянского уезда;
Кронид Николаевич Беляев, назначенный священником в 1896 г. и прослуживший до 1913 г. (перемещён в с. Игино, Жиленьтож; в 1912 г. награждён камилавкой);
Евгений Алексеевич Тимонов, учитель, окончивший  в 1913 г. курс Духовной семинарии и возведённый в сан священника, прослужил до апреля 1917 года и переведён по прошению в село Большой Колодезь Щигровского уезда;
Виктор Афанасьевич Саньков, последний священник Николаевской церкви. Бывший эконом Курского духовного училища в сане дьякона окончил курс Курской учительской семинарии, выдержал священнический экзамен и указом архиепископа Курского и Обоянского Тихона 25 апреля 1917 года определён на священническое место в Ольшанец, где служил до самого закрытия храма.  Репрессирован в 1930-е годы. Сын его Николай Викторович Саньков защищал Родину во время Великой Отечественной, погиб в 1941 г. 
                                                                                            Псаломщики
Ананий Иванович Козлов, служил в 1810-20-е годы;
Павел Ананьев Козлов, служил в 1820-30-е годы;
Матвей Попов, Александр Козлов, - служили в 1850-80-е гг.;
Павел Вознесенский, переведён в 1889 г. в с. Разиньково  Фатежского уезда;
Александр Павлович Козлов, прослужил до 1911 г.
Николай Афанасьевич Карпов -  последний псаломщик, прослуживший до закрытия церкви. У церковного начальства он был на хорошем счету. В 1915 г. Благочинный 4-го округа Фатежского уезда даёт ему хорошую характеристику: «Псаломщик Николай Карпов, 25 лет, закончил 1-й класс Орловской духовной семинарии, в должности с 26 апреля 1911 года. Обязанность свою выполняет с усердием, святой церкви предан, уставы и обычаи её строго соблюдает, к священнику своему и вообще к старшим почтителен, в обращении с прихожанами вежлив и живёт мирно, читает и поёт очень хорошо, к спиртным напиткам склонности не имеет, табакокурением не занимается, в карты не играет, хороший семьянин, женат на девице».  Пункты этой характеристики весьма ценны, поскольку даже в то время не каждый священник  мог похвастаться такими добродетелями, как этот простой псаломщик. В среде духовных лиц  были примеры, когда служители церкви были подвергнуты распространённым порокам общества, не говоря уж о непочтительности к пастве и клиру, неприязнь с которыми порой приводила к элементарным потасовкам и словесным оскорблениям. 
      8  мая 1920 г. Карпова  постигло  большое  несчастье  – сгорел  дом и всё его имущество. Погорелец пишет епископу Никону прошение о возведении его в сан дьякона, что позволит ему стать штатным служителем и улучшит материальное положение: «Всё, что у меня было – и дом, и имущество – погибло. У меня нет даже одежды. Оставаться псаломщиком в приходе при создавшемся положении не имею возможности.  Квартиры нет и одежды нет. Следовательно, необходимо мне перейти в другой приход. Псаломщиком переходить и справлять светскую одежду нет возможности, тем более, что я уже 9 лет на должности. Посвящение меня в сан дьякона считаю переходной ступенью к штатной должности в более обеспеченном приходе». Епархиальному начальству не понравились его рассуждения о посвящении в дьякона только из-за материального неблагополучия, поэтому оно стало упираться и поставило условие: будет жильё – будет и сан. Но под напором Благочинного Петра Козлова и приходского священника  Санькова, твердивших, что помочь оказавшемуся в беде человеку надо, и благодаря помощи прихожан совместно с сельской властью, нашедших ему казённое жильё, Курская епархия смягчилась и уступила просьбам, чтобы не оставить в смутное время приход без псаломщика. Карпов стал штатным дьяконом с постоянным денежным окладом, но с оставлением на должности псаломщика.
                                                                                 Церковные старосты 
        с 1882 по 1893 годы – надворный советник Иван Александрович Овсянников;
        с 1893 г. – крестьянин Василий Пилюгин; 
        в 1915 году  церковным старостой избран крестьянин Иван Семёнович Губин. 
    Староста Иван Овсянников радел не только о благосостоянии своего храма, но и содействовал верующим соседнего села Гаево (Реуттож) в сооружении новой церкви, за что в 1892 г. Курская духовная консистория ходатайствовала перед губернатором о представлении его к награде по духовному ведомству. 
     В 1891 году крестьяне  Никита Евсюков и  Василий  Пилюгин  вошли в комиссию по проверке состояния церковных средств.
                                                                                                  * * *
    22 июня 1922 г. комиссией по изъятию церковных ценностей из храма были изъяты следующие вещи: серебряный футляр от часов, лампадка с верхней крышкой, 8 украшений с Евангелия, два Георгиевских креста 4-й степени, 2 серебряные медали, серебряные монеты на 16 руб., одна польская монета. Итого: на 1 фунт 30 золотников.
     16 декабря 1935 года Фатежский РИК принял решение о закрытии 7-ми бездействующих церквей района, в числе которых оказалась церковь в Ольшанце, и отправил своё решение в Культовую Комиссию при Президиуме Курского облисполкома. Комиссия постановила: «Имея в виду, что в Фатежском районе имеется 7 бездействующих церквей, общины верующих, в пользовании которых находились эти молитвенные здания, распались в 1929-33 гг., с указанного времени церкви для совершения религиозных обрядов верующими не используются, пустуют и, как это установлено актами технического осмотра зданий, пришли в полуразрушенное состояние, комиссия постановляет на основании ст. 34, 35 постановления ВЦИК и СНК от 8/04-1929 г. закрыть указанные церкви с 14.04.1936 года». Здание передали под культурные нужды, затем в нём несколько десятилетий находился склад зерна, в церковной сторожке была аптека.  Сруб здания в полуразрушенном состоянии  стоял ещё в первом десятилетии XXI века.
      В 2008 году остатки деревянного сруба сгорели от подожжённой  травы. На месте  церкви остался только кирпичный фундамент.
       В Курском госархиве хранятся метрические книги Николаевской церкви села Ольшанец за 1838, 1881, 1883, 1884, 1886, 1887, 1889, 1892, 1903, 1904, 1906-1909, 1911, 1912, 1914, 1915, 1917 годы.


                                                                                         * * *
       Недалеко от Ольшанца находится деревня Клюшникова. В состав Ольшанского прихода она не входила, жители её всегда посещали церковь села Шахова, но в настоящее время оба населённых пункта входят в состав Нижнеждановского сельсовета Железногорского района и соответственно в Железногорскую епархию, поэтому сведения из истории этой деревни, связанные с православием, следует отнести к данной статье. Клюшникова прославилась тем, что в ней в 1745 г. родился известный в своё время православный проповедник и подвижник, неутомимый странник иеромонах Василий (вмиру Владимир Тимофеевич Кишкин). Родители его были небогатыми мелкопоместными дворянами, воспитывали сына в добродетели и христолюбии. Слова ветхозаветного Давида о чистоте сердца врезались в память маленького мальчика, и он пожелал своё сердце сохранить в чистоте и ради спасения души уйти в монастырь. Семи лет от роду Владимир оставил родительский дом с разрешения отца, и путешествие это продолжалось до конца его дней. Сколько мест святых посетил, монастырей, жил в них, и никак не мог остановиться в поисках спокойного убежища для души. Четыре года прожил он в Саровском монастыре, после чего отправился в святой город Киев. С усердною молитвой припадал к святым мощам угодников Божьих в Киево-Печерской лавре, умоляя наставить на путь спасительный. Один старец, видя  в нём подвижника Христова, повелел ему идти в Миропольскую обитель. Отрок Владимир отправился туда и после трёх лет проживания в ней за самоотверженную и примерную жизнь в 15 лет был пострижен в монахи с именем Василий. Из этой обители переселился инок в Коренную пустынь под Курском. Часто посещал Задонский монастырь, стал учеником и собеседником святителя Тихона. Общение с ним не прошло даром: о. Василий делился мудростью, давал духовные советы и наставления всем приходившим к нему в келью посетителям, которых становилось все больше и больше. Смиренного подвижника тяготила суетность общения с многочисленными посетителями, в поисках совершеннго душевного спокойствия отправился он на Афонскую гору, где жил в Ильинском скиту, стал последователем аскетических афонских традиций и строгого скитского устава. Однако пребывание на Афоне оказалось недолгим: спасаясь от турок, о. Василий  с учениками перебрался в молдавский Нямецкий монастырь, а в 1798 г. вернулся в Коренную пустынь, где, став духовником братии, ввёл афонские правила. Часть братии, недовольная строгими нововведениями, решила убить подвижника, но вскоре иноки раскаялись и помирились с Василием.  Неуёмный деятель не мог сидеть на месте, да и мирская слава о добродетельном иноке снова настигла его и мешала душевному успокоению, поэтому созрело решение уйти в Белобережную пустынь. 27 января 1800 г. его назначили настоятелем монастыря. Благодаря духовному авторитету Василия, Белобережная пустынь, десятилетиями стоявшая в запустении, за несколько месяцев возродилась и материально окрепла. В августе того же года оставил пост настоятеля, вёл скромную иноческую жизнь.  В 1804 г. перешёл в соседний Свенский монастырь, был там казначеем, житие имел в лесной келье. В 1811 г. совершил миссионерское путешествие по Дону, посетил южно-русские монастыри, где подвизались его духовные чада (Севский Троицкий, Курский Троицкий, Площанский, Задонский, Борисовский, Усть-Медведицкий, Рыхловский, Молченский, Кременский), помог устроить иноческую жизнь. Благодаря своим добродетелям, кротости, любви, милосердию, Василий сумел привнести мир и благочиние среди братии. С 1816 года жил в Глинской пустыни. Десять лет провёл в ней, внушал инокам пребывание во взаимной любви, удаление от гнева, старался искоренить пьянство. Попытки Василия исправить монастырские порядки встретили сопротивление со стороны настоятеля и братии. Был оклеветан перед епархиальным епископом, изгнан, возвращён и снова оклеветан. В 1827 г. старец перешёл в Площанскую пустынь. В октябре 1829 г. во время рубки деревьев о. Василий упал и несколько часов лежал без сознания. Когда очнулся, предсказал свою кончину через 18 месяцев. С этого времени старец затворился в келье и готовился к смерти в непрестанных молитвах. Незадолго до смерти  Василий вновь стал принимать жаждущих духовного назидания, говоря, что ему «нужно со всеми примириться и у всех испросить прощения». Скончался о. Василий 27 апреля 1831 г., 86 лет от роду, погребён в Площанской пустыни. Могила его была местом паломничества. В 1924 г. коммунисты уничтожили монастырское кладбище, но верующие продолжали приходить к месту, где находилась могила праведника. В апреле 2002 года при раскопках фундамента Казанского собора были обнаружены мощи о. Василия. Иеромонах Василий (Кишкин) причислен Украинской Православной Церковью к лику местночтимых святых в Глинской пустыни.

 

Фрагмент фундамента разрушенной церкви в селе Ольшанец. Фото 2012 г.
Фрагмент фундамента разрушенной церкви в селе Ольшанец. Фото 2012 г.
Иеромонах  Василий (Владимир Тимофеевич Кишкин)
Иеромонах  Василий
(Владимир Тимофеевич Кишкин)

© Сургучев Сергей, 2017

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now