Михайло-Архангельская церковь 
в слободе Михайловке

 

     Архангельская  церковь  появилась  в  первой  четверти  XVIII века, впервые упоминается в Ревизской сказке Свапского стана Рыльского уезда 1721 г.: «В слободе Михайловке церковь Архистратига Михаила, по свидетельству в ней поп Иван Денисьев умре, умершего попа дети Лаврен да Михайла, а ныне у той церкви служит викарий Лукьян на время, черкасской породы». В 1744 г. деревянное здание церкви было перестроено. Храм выполнял роль соборного: в слободе действовало свое десятинное духовное правление. Церковь во имя Архангела Михаила с приделом Казанской Божьей Матери просуществовала до 1833 г., подновлялась дважды: в 1773 и 1793 гг. К началу XIX века здание до того обветшало, что проезжавший в сентябре 1819 года через Михайловку епископ Курский Евгений, увидев крайнюю ветхость Архангельской и Богословской церквей, намекнул находившимся рядом настоятелям о необходимости построить вместо них новые каменные. Замечание священники приняли как приказание и незамедлительно приступили к его выполнению. Соборный протоиерей Евдоким Григорьевич Федотов сразу же начал сбор пожертвований. На его призыв откликнулись не только приходские люди, но и жители окрестных селений и городов.  Исходя из своего достатка, жертвовали разные суммы (от 10 руб. до 1 тыс. руб.) крестьяне, купцы, мещане, помещики, церковники. Одним словом, строили всем миром. Всего по смете необходимо было собрать на строительство - 38 тысяч 192 р. 80 коп. За короткий срок собрали половину суммы, остальное добавлял потом молодой граф Дмитрий Николаевич Шереметев деньгами или стройматериалами. Среди жертвователей были также мещане из Орла, Дмитровска, множество простых крестьян  жертвовали -10, 20, 25 рублей. Сверх того, соседи-помещики передали 11 тысяч кирпичей на сумму 165 р.
     Руководил строительством и поставкой материалов подданный малороссиянин графа Шереметева - Иван Петрович Шепелев, а вести строительные работы подрядился со своими людьми Афанасий Никитин сын Леонов, крестьянин генерал-лейтенанта Чернышёва из деревни Акиншиной Лихвинского уезда Калужской губернии. Договор заключён 3 февраля 1824 г. в том, чтобы за 4 года строение храма было завершено.  Подрядчик Афанасий Леонов к сроку успел, но ему пришлось преодолеть неожиданные препятствия, чинимые атаманом Андреем Плотниковым, который умудрялся деньги умыкать, подрядчикам не платил, стройматериалы из вотчинной конторы разворовывал и вовремя не поставлял. 18 июня 1828 года  постройка Архангельской церкви окончена, кроме штукатурных и живописных работ. Церковная утварь, иконостас, иконы, книги – всё перенесено из старой церкви. Окончательно же каменный трёхпрестольный храм достроен и освящён только в 1833 г.
        Священник Григорий Гулевицкий так описывал его в марте 1887 г.: «Описываемая церковь находится в центре слободы Михайловки на базарной площади на ровном месте при течении реки Свапы. Настоящее каменное здание строилось с 1821 по 1832 г. Устроена крестообразно, соединена с колокольней продолговатой трапезной. Трапезная тёплая, с двумя престолами: по правую сторону – в честь образа Казанской Божьей Матери, по левую сторону – во имя святых первоверховных апостолов Петра и Павла. Возле церкви в ограде устроены лавки под железной крышей. Апреля 30 дня 1872 г. во время бывшего в слободе пожара значительно повреждена утварь, и всё деревянное устройство внутри и на колокольне сделалось жертвою пламени. 
      Размеры: в длину – 12 аршин, в ширину – 24 ½  аршина, в вышину – 24 аршина. Стены выложены сплошной кладью из толстого кирпича, цоколь из грапского камня. Наружные стены испещрены пилястрами с углублением в них квадратов, есть карнизы из кирпича в виде поясков. Окна широкие, продолговатые. Кровля на сводах купола и алтаря дуговая на все скаты, покрыта белым железом, над трапезной – яковлевским железом, покрашена медянкой.
  На церкви две главы-маковицы, позолоченные. Кресты на главах деревянные, обтянутые латунью, восьмиконечные, позолоченные. Северная и южная двери железные, западная – литая, чугунная. Ещё в алтаре  на южную сторону от Святого престола есть небольшая дверь. Паперть одна при западных дверях под колокольней. Алтарь от храма отделяется иконостасом, где имеются трое Царских дверей. 
    Своды в главной церкви и в алтаре  в  виде  круглой  дуги,  а  в трапезной в квадратных колоннадах со стрельчатыми сводами. Всех колонн – 12, разделены они на равные части арками.
       Внутренние стены без лепных украшений и углублений, покрашены масляной краской по штукатурке. В куполе изображены четыре Евангелиста, в трапезной в стрельчатых сводах – четыре Херувима. Полы везде деревянные, покрашены масляной краской. Все три престола деревянные на прочных каменных основаниях. В Казанском престоле верхняя доска кипарисная.
       Иконостас в большой церкви старого устройства из липового дерева, четырёхъярусный, украшен позолоченной резьбой. В тёплой трапезной  иконостасы липового дерева новые, с позолоченною резьбой. Царские врата резные, позолоченные.
      Колокольня устроена вместе с церковью, у западной стены, каменная, пятиярусная. Четыре яруса построены с выпущенными по углам колоннами.  Колоколов – 6. На большом колоколе надпись: «Отлит 1813 года месяца июня».
       Из достопримечательностей есть в церкви Синодик, начинается с 1777 г.».
     Упоминаемые в описании церковные лавки построены вместе с храмом в 1833 г.: одна каменная, свечная, со стороны главного входа, две другие, деревянные, с южной стороны. Деревянные лавки примыкали задней стеной к церковной ограде, а передним фасадом выходили на Базарную площадь, по Уставной грамоте находившейся в полноправном владении Шереметевых. 30 апреля 1872 г. в Михайловке произошёл большой пожар. Загорелся дом крестьянки Марьи Фоменковой. Подгоняемое ветром, пламя быстро распространилось по слободе. Сгорели: волостное правление, земская больница, квартира станового пристава, 150 домов обывателей. Убытков насчитали на 154 т. 100 р. Огнём была повреждена Архангельская церковь, а две деревянные лавки полностью сгорели. До пожара причт сдавал их в аренду торговцам, которые на свои средства построили вскорости временные.
     В начале  ХХ века Архангельский храм посетил инспектор Харьковского учебного округа Н.И.Алякритский, написавший в своих заметках о  хранящейся там старинной Библии: «Соборная Архангельская церковь построена довольно рано, судя по низким сводчатым приделам. В правом приделе около наружной стены находится старинный сундук, в виде ларя, в котором хранятся различные бумаги. Я не имел возможности обстоятельно с ними познакомиться, но думаю, что помимо церковных отчётов найдутся и интересные документы, знакомящие с бытом духовенства Екатерининского времени. У священника этой церкви мною взята Библия, обратившая моё внимание двумя предисловиями: 1673 года к первому изданию и 1751 г.». 
       В приходе на 1913 год числилось православных – 685 душ мужского пола и 662 женского пола, раскольников – 37 душ обоего пола; имелось 34 десятины земли; штат состоял из священника, дьякона, псаломщика и пользовался процентом с банковского капитала в сумме 60 рублей. На территории прихода работала  земская мужская двухкомплектная школа. В 1916 году стараниями купца Черемского при храме открылась церковно-приходская школа, на устройство здания которой он потратил свыше 3.000 рублей из личных средств. За такое рвение попечителя школы купца 2-й гильдии Василия Николаевича Черемского указом Святейшего Синода  представили к Высочайшей награде.  Дмитриевский уездный исправник  в рапорте курскому губернатору писал, что к тому нет никаких препятствий, так как «за время пребывания в Михайловке купец Черемской поведения и нравственных качеств был хороших, под судом и следствием не состоял, в политической неблагонадёжности не замечался». По иному посмотрели после революции на купца коммунисты, оценивая его личность и деятельность, так сказать, со своей «колокольни». 11 февраля 1930 года собрание бедноты слободы Михайловки, заслушав доклад тов. Смирнова о ликвидации кулачества как класса, обвинило его во всех смертных грехах и приняло следующее решение: «Черемской Василий Николаевич, 71 года от роду, семья состоит из трёх душ, а именно: жена Варвара Акимовна, 61 года, дочь Мария, 35 лет. В настоящий момент из слободы супруги Черемские переселились в город Рыльск, скрываясь от налогообложения, дочь живёт в Москве. Бывшие купцы лишены избирательных прав. Черемской был крупным торговцем, имел связь с заграничным рынком. В слободе Михайловке владел прядильными заводами, на которых эксплуатировал труд пятисот наёмных рабочих, домом со складами, лесом до 500 десятин. В данное время имеет в Польше под Варшавой имение и в Варшавском банке капитал в 50 тысяч долларов, на полученные проценты с которого живёт. Деньги в Советский Союз переводятся его зятем, живущим в Польше и работающим при немецком внутделе. В годы революции принимал активное участие в помощи белогвардейскому штабу в слободе Михайловке деньгами и вооружением. До переселения из Михайловки в 1929 году вёл связь с кулачеством района, группируя вокруг себя врагов Советской власти. Социально опасен. Ходатайствовать о выселении из пределов ЦЧО».                                            

                                                                                     О священнослужителях
   Архивные документы позволяют  почти полностью восстановить всю цепочку сменявших друг друга церковнослужителей от времени возникновения прихода до  закрытия храма.  В 1721 г. упоминется поп Иван Денисьев и викарий Лукьян, в  1738 г. - поп Матвей Васильев, в 1753 г. - поп Илья Яковлев и дьякон Гавриил Матвеев; в 1777 г. - протопоп Василий Фёдоров сын Богословский, священник Тимофей Канашевич.
     В списке, датированном 1784 годом, указаны все штатные и заштатные служители и количество дворов в приходе – 163 двора.  В штате: протоиерей Василий Фёдоров сын Богословский, 64 лет; дьякон Стефан Евдокимов, 33 лет; место дьячка оставлено ученику Севской семинарии Василию Якубовскому, сыну священника  Казьмы Якубовского; заштатный священник Казьма Фирсов сын Якубовский, 39 лет, перемещён в с.Старую Белицу Дмитриевского уезда.
     В 1794 г. упоминается дьякон Иван Андреевич Василевский, сын священника села Рышкова Дмитриевского уезда. 
      Имеется  документ  о  назначении  Казьмы  Якубовсого  священником  к храму, хотя прихожане противились этому. Он повествует следующее: 10 января 1777 г. к Михайловскому вотчинному приказчику Николаю Вроблевскому приехал священник Казьма Фирсов сын из села Вабли Рыльского уезда. Он привёз перехожую грамоту от епископа Севского Кирилла, в которой даётся распоряжение определить предъявителя сего документа к церкви Архистратига Михаила на место ушедшего в Севский собор ключарём священника Тимофея Канашевича. Но принимать неизвестного человека прихожане не захотели: во-первых, от них не поступало в епархию «желательной челобитной» на Фирсова, во-вторых, они сомневаются в его качествах, о которых не имеют понятия, так как человек этот из других мест, в-третьих, протопоп Богословский объявил его подозрительной личностью. Все доводы сводились к тому, что приходские люди не желают принять чужака на место священника, а желают видеть у себя давно известного им священника Василия Григорьева, живущего в соседнем селе Гнань. В подтверждение своего выбора дают ему лестную характеристику: читать и писать умеет, также и клир приходской почитает его за весьма достойного; природный малороссиянин и взят прежде в Гнань из слободы Михайловки. Даже атаман Гавриил Алеутенок выступил заедино с народом и просил Шереметева поддержать их прошение: «Показанный священник Василий Григорьев как михайловскому протопопу Василию Богословскому, так и священнослужителям в родстве ни с кем не состоит. А желают его принять приходские люди, потому что он человек состояния хорошего и ведёт себя по священству, добропорядочно, также и в служении Божественного славословия и в чтении книг исправный». Преосвященного упорство прихожан не убедило, он оставил в силе указ об определении Казьмы Фирсова сына Якубовского священником Архангельской церкви, а Василия Григорьева произвёл в священники к Богословской церкви слободы Михайловки.
        Соборную церковь в 1816 году возглавлял протоиерей Федотов Евдоким Григорьевич, дьячком был Пономарёв Иван Григорьевич, пономарём - Федотов Дмитрий Никифорович.
        С 1825 по 1868 год настоятелем являлся Николай Иванович Егоров. В Клировой ведомости за 1867 г. говорится о его служении: «Священник Егоров, 68 лет, по окончании курса Семинарии с аттестатом 1-го разряда в 1925 г. рукоположен во священника. С 1830 по 1854 год проходил в должности Благочинного. Состоял под судом по делу о сокрытии поврежденных Святых Даров в Покровской церкви слободы Жидеевки, по каковому делу в 1854 г. удален от должности Благочинного с запрещением священнодействия и низведения в причетническую должность. Понес епетимью при Архиерейском Доме и от наказания освобожден. В 1843 г. был определен членом Дмитриевского Оспенного комитета. В 1837 г. награжден набедренником, в 1842 г. - Всемилостивейше пожалован скуфьею. В должности исправен, поведения хорошего, достатка небольшого». 
       После смерти Егорова епархиальное правление проявляло заботу о его семье. Много лет выплачивали пособие вдове Ольге Евдокимовне – 55 р. в год, затем три дочери священника (Надежда, 53 лет; Екатерина, 41 года, Вера, 40 лет) ходатайствовали в 1889 г. о назначении им пособия «по старости и слабости здоровья»: «Живут они послушницами в Борисовском женском монастыре. Игуменья Борисовской пустыни Поликсения удостоверяет, что дочери умершего священника Надежда, Екатерина, Вера Николаевны Егоровы находятся среди послушниц, поведения очень хорошего, здоровья весьма слабого, средств к содержанию себя не имеют положительно никаких, кроме полученных из попечения 24 р. в год пособия. От родных своих пособием не пользуются, а потому терпят крайнюю нужду в содержании и пропитании себя в настоящее время, когда по старости и слабости здоровья не могут усиленно трудиться. Назначить им ежегодное пособие вместо 24 руб. – 36 руб.».
       С 1868 г. до 1905 г. бессменным пастырем являлся священник Григорий Гулевицкий, после его увольнения за штат временно исполнял обязанности священник Николаевской церкви Илья Бакринёв. В  1907 г. назначен Николай Иванович Арбузов, во время Первой мировой войны пожертвовавший лично на нужды фронта 43 р. 35 к. денег, 7 полотенец, 4 носовых платка, 2 рубашки, 4 фунта мыла, 16 фунтов табака, 15 пачек чая, 2 фунта сала, 6 фунтов сахара. На должность законоучителя 3-го Михайловского училища назначен с 11.12.1911 г. Арбузов прослужил до осени 1919 года и покинул приход вместе с войсками Деникина. Службы вёл временно настоятель Богословской церкви о. В.Ершов, иногда приезжал священник с. Вабли Льговского уезда Михаил Пятницкий. По желанию прихожан, Пятницкий возглавлял приход, пока в 1922 году Арбузов снова не вернулся на прежнее место.
Дьяконами Архангельской церкви  были: в 1840-80-е гг. – Иван Иванович Лукьяновский, Иван Григорьевич Пономарёв, Пётр Дмитриевич Федотов, Сократ Соколов, Павел Попов, Иван Федотов; в 1888 году перемещён из Казанского Кафедрального собора города Курска Венедикт Ершов, спустя три года назначенный священником в Богословскую церковь сл. Михайловки; 19 декабря 1891 года определён дьяконом бывший студент Курской духовной семинарии Дмитрий Петрович Виноградский, в 1895 г. он перемещён в с. Ломакино Рыльского уезда, на его место переведён из с. Марица Льговского уезда Лавр Павлович Дьяков; в 1904 году после семинарии приходит Антоний Ильич Бакринёв, назначенный вскоре в с.Рыжково к Преображенской церкви священником; до 1906 г. дьяконом состоял Михаил Истомин, поменявшийся местом с Иоанном Соловьёвым из села Крестицы Тимского уезда; в 1912 году ненадолго приходит из села Вязового Путивльского уезда Пётр Шарин, затем с 1913 года - Андрей Лукьянов из с. Штевца Щигровского уезда, переведённый по прошению в 1917 году в Курский Кафедральный собор; на его место назначен михайловский гражданин Михаил Сергееевич Моисеев – последний дьякон Архангельской церкви. После окончания Курской Духовной семинарии в 1881 г. Моисеев в течение десяти лет занимал должность учителя, а затем с 1891 г. в дьяконском сане должность законоучителя в церковно-приходских школах слободы. В 1917 г. его определили дьяконом к Архангельской церкви. К 1920 г. приход остался без священника, и дьякон Моисеев подаёт прошение о возведении его в сан священника при этой церкви: «Так как с 19 лет по сие время  в продолжение более 30 лет вся жизнь моя протекла в трудах по школам, трудах очень тяжёлых, покорнейше прошу Ваше Преосвященство за этот труд назначить меня на священническое место при Архангельской церкви слободы Михайловки, рукоположив в сан священника. Место праздно, так как священник о. Николай Арбузов выбыл из прихода и по сие время находится в безвестной отлучке, не смотря на тщательно учинённые справки прихожан отыскать его. Причём смею заявить, что прихожане Архангельской церкви, их обычаи и требования при отправлении духовных нужд мне очень хорошо известны». Личная просьба дьякона не была подкреплена рекомендациями местного благочинного и согласием прихожан, к тому же долгие труды в школе не являются поводом для возведения в сан священника, поэтому и ответ ему пришёл строгий, с некоторым оттенком иронии: «Вот мой совет дьякону Моисееву. Первое, и самое главное, – убить в себе дух гордыни и стяжать дух кротости и смирения. И в том подвиге быть до самой смерти. И только тогда со свидетельством местного священника и благочинного в его ангелоподобном житии пусть явится к епископу для очищения формуляра милостью и благоволением святейшего патриарха, и после этого можно будет повести дело о священстве». Получив отказ, Моисеев в обидах спешно уезжает на Кубань. Церковь два года стояла закрытой из-за отсутствия священника и дьякона. В 1922 г. он вновь появляется в Курской епархии и снова просится на прежнее место в Михайловку дьяконом, так как остался совершенно без места и пропитания со своим семейством, состоящим из шести человек. Прихожане же к этому времени написали прошение епископу Рыльскому Никодиму о закрытии дьяконской должности при храме «вследствие тяжёлого продовольственного и материального положения прихода». В епархии встречают его с недоверием и ставят под сомнение справку о пребывании на Кубани и службе там дьяконом, но в июле 1922 г., наконец-то, разрешают занять вакантное дьяконское место в с. Старосельцеве Курского уезда.  
    Обязанности псаломщиков в разные годы выполняли: Иван Иванович Пономарёв-Архангельский, Стефан Зубков, Пётр Васильевич Брянцев (переведён в с. Рыжково к Троицкой церкви), Фёдор Аушев, Фёдор Георгиевич Архипенков (в 1919 г. посвящён в сан дьякона при этой же церкви), Макарий Дмитриевич Диченков, Фёдор Петрович Шаповалов (утверждён псаломщиком в январе 1921 г.).
    
        В отличие от других приходов не только Михайловки, но и уезда, в Архангельской церкви  старостами многие годы  избирались, в основном, состоятельные купцы:
1876 г. – крестьянин Иван Васильевич Зазулин;
1880 г. – купец 1-й гильдии Михаил Иванович Шпильков;
1888 г., 1891 г. – купец Матвей Бышенков;
1894, 1901, 1909, 1920 гг. – купец 2-й гильдии Василий Черемской.
      Представителями от прихожан для проверки состояния церковных сумм  тоже были купцы. Так, в 1891 году выбрали Михаила Минаева и  Павла Лазарева.
         В 1911 году приход пожертвовал на сооружение раки для мощей Святителя Иоасафа 29 р. 65 коп.
6 мая 1922 г. уездная комиссия по изъятию церковных ценностей в составе Ошкадёрова И.И., Рубцова М.У, Смирнова М.Ф., в присутствии верующих Черемского В.Н., Бобкова П.У., Мишурина Б.Т., забрала  следующие предметы: два креста, две дарохранительницы, лжицу, потир, кадило, две ризы с икон, одна из них с самоцветами. Все вещи были изготовлены из серебра 84-й пробы. Общий вес ценностей составил 10 фунтов. Через некоторое время дополнительно было изъято серебряных ценностей на 34 фунта 65 золотников и «сомнительного металла» на 6 фунтов.
     Архангельскую церковь закрыли  решением Президиума облисполкома от 31 декабря 1929 года, здание передали Михайловскому райисполкому для школьных нужд, но так как школу-семилетку решили открыть в молельне старообрядцев, в церкви устроили склад сельхозорудий. Настоятель церкви Николай Иванович Арбузов перешёл в Николаевскую церковь, но вскоре был подвергнут репрессиям со стороны советской власти. 
       Здание церкви разрушили до основания в марте 1943 года по приказу советского военного командования для засыпки разбитых военной техникой дорог. На месте разрушенной церкви со временем построили книжный магазин и танцплощадку.
     В Курском госархиве хранятся метрические книги Архангельской церкви слободы Михайловки за 1834-1841, 1869, 1877, 1879, 1880, 1881, 1882, 1890, 1895 годы. 

 

План Архангельской церкви в сл. Михайловке (из фондов РГИА)
План Архангельской церкви в сл. Михайловке (из фондов РГИА)
Священник Архангельской церкви (фамилия неизвестна) с прихожанами.
Священник Архангельской церкви (фамилия неизвестна) с прихожанами. Фото 1920-х гг. из личного архива  Максима Варфоломеева.

© Сургучев Сергей, 2017

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now