Вступление

 

  Многие совершают паломнические поездки по известным святым местам, монастырям, но даже и не подозревают, что у нас на малой родине издавна существовали праведники и страстотерпцы, основательно нами позабытые, но достойные поклонения и уважения, свои святыни, почитаемые места.

    Хотя в большинстве своём церкви не сохранились, даже отсутствуют их изображения и фотоснимки,  истории храмов будут полезны для  интересующихся жизнью своих предков. Кто-то натолкнётся на знакомую фамилию и начнёт распутывать клубок замысловатых, но увлекательных генеалогических исследований, успеху которых помогут сохранившиеся метрические книги, кого-то заинтересуют малоизвестные факты о судьбах священнослужителей в 30-е годы ХХ века, их имена, возвращённые из небытия. Читатель узнает также о том, из каких мест в XIX веке священнослужители  переселялись, обосновывались в наших приходах и куда уезжали, о времени  постройки или разрушения церквей, реликвиях, хранившихся в наших храмах, и особо почитаемых прихожанами иконах.

    Не  менее  любопытным  будет  материал о наших местных раскольниках, которые имели свои традиции, семейные устои и твёрдость в истинности их веры. По официальным сведениям на 1899 г. в Дмитровском уезде Орловской губернии насчитывалось раскольников-старообрядцев 944 человека (478 м.п. и 466 ж.п.) разных согласий: новопоморского, федосеевского, филиппопвского, беспоповского и австрийского. Почти все старообрядцы уезда проживали в Лужковском и Волковском приходах. Самым распространенным являлось новопоморство (в с.Лужки – 150 душ обоего пола, д.Пасерково – 432, с.Волково – 2, д.Рясник – 5, д.Волкова Слободка – 292, д.Городное – 3). Другие течения были менее популярны: федосеевцы – всего 5 человек из Волковой Слободки и скопцы – 12 человек из с.Волково.

    А вот старообрядцы слободы Михайловки (их насчитывалось около 90 человек)  придерживались Ветковского согласия, все они были из зажиточных слоев, имели свой молитвенный дом.

       

    В эпоху Петра I и в течение почти всего XVIII столетия территория Железногорского района, лежащая между реками Белый Немёд и Чернь, ограниченная с юга рекой Свапой, была частью большого Кромского уезда Севской провинции Киевской, а затем Белгородской губерний. В Речицкий стан Кромского уезда, согласно переписной книге 1718 года, входили сёла Андросово, Макарово, Волково, Лужки, Большое Боброво с деревнями Курбакино, Гремячее, Хлынино, Зорино, Пасерково, Радубич, Коровино, Городное, Тишимля. С 1782-го по 1928 год они относились к Дмитровскому уезду Орловской губернии. В Дмитровский уезд вошли и сёла бывшей Комарицкой волости Севского уезда: Гнань, Остапово, Ажово, Разветье и Трояново с деревнями Веретенино, Чернякова, Толченая, Погарище, Студенок. Уезд разделялся на Благочиннические округа. Село Волково входило во 2-й округ, все остальные восемь церковных приходов – в 3-й Благочиннический округ Дмитровского уезда. В последней четверти XIX века произошла реорганизация округов (их осталось два), и все 9 церковных приходов оказались во 2-м Благочинническом округе, затем стало четыре округа, а в 1902 г. все вернулось к первоначальному варианту.

   История  многих  селений  Железногорского  района уходит иногда в седую старину и документальных свидетельств того времени не сохранилось, а значит, неизвестны  и точные даты строительства сельских церквей. Некоторые селения существовали уже во времена  Бориса Годунова (Гнань, Разветье, Ажово), но большая часть наших сёл и деревень возникла в конце XVII века (Макарово, Андросово, Лужки в 1678 году именовались ещё починками). Когда границы Московского государства отодвинулись далеко на юг и прекратились бесконечные татарские и литовские набеги,  наступило время мирного строительства. Запустевшие за несколько десятилетий земли стали снова заселяться: вернулись в родные места немногочисленные потомки живших здесь некогда коренных жителей, обосновались дети боярские с семьями, отошедшие от военной службы, поселились выходцы из Слободской Украины, так называемые «малороссияне», а также помещичьи крестьяне, переселённые хозяевами из своих вотчин на новые земли.  Обустроив жилища и распахав участки Дикого поля, принялись они за устройство в своих небольших поселениях храмов.

    Церкви строили деревянные, самой простой архитектуры, «клетского» типа, когда несколько прямоугольных срубов пристраивались друг к другу и венчались двускатной крышей. Со временем деревянные храмы стали выше и изысканней, их часто приходилось перестраивать по причине ветхости или пожаров, но возведение подобных строений было быстрее и дешевле, чем каменных. Деревянные церкви простояли в небогатых приходах сёл Трояново, Макарово, Разветье и Волково вплоть до 30-х годов ХХ века. Каменные строения появились у нас только в  XVIII-XIX веках. Возводились они на средства купцов, богатых землевладельцев, имевших здесь поместья, как было в Больше-Боброво, Ажово, Лужках, Гнани, Лубошево, Рышково, Карманово, Жидеевке, или на пожертвования прихожан (Андросово, Погорельцево, Троицкое). Архитектура каменных сооружений не отличалась изысканностью внешних или внутренних украшений, размерами, особыми формами. Всё было просто: гладкие стены, штукатурка и побелка, редко роспись по ним. Особо выделяются изяществом два храма поздней постройки – в Андросово и Погорельцево.

    До 1764 года церкви сёл Макарово, Андросово, Волково, Лужки, Большое Боброво подчинялись Коломенской епархии, а Трояново, Ажово, Гнань, Разветье, Остапово (села Комарицкой волости) – Московской епархии. После 1764 года приходы всех названных населённых пунктов стали частью вновь образованной Севской епархии, а с 1788 года - Орловской епархии, в ведении которой находились поименованные приходы до 1928 года.

   Священнослужители в XVII-XVIII веках отличались от крестьян, прежде всего, тем, что знали грамоту, в остальном же отличий было мало: обрабатывали землю, участвовали в драках, совершали разные неблаговидные поступки, терпели притеснения и унижения от помещиков, на  земле которых находились церкви. С образованием Орловской епархии и приближением епархиального центра прибавилось в храмах и порядка. Епархиальное начальство стало чаще посещать приходы, следило за нравственным состоянием священнослужителей, но и эти меры не избавили духовенство от человеческих страстей и пороков. Большая часть церковников вела жизнь праведную и богоугодную, но известно немало случаев, когда некоторые из них подвергались наказанию за разнообразные проступки, вплоть до уголовных преступлений, из них чаще всего встречались следующие: венчание несовершеннолетних супругов, вымогательство денег с прихожан при исправлении треб, прелюбодеяния; избиение в церкви прихожан и оскорбление бранью, побои, нанесённые священнику дьяконами и псаломщиками; участие церковников в совершении убийств или разбойных нападений. На провинившихся налагались епитимьи, некоторых помещали отмаливать грехи в монастыри. Но кроме этого, надо было уделить внимание нравственному воспитанию и обучению будущих духовных пастырей, поэтому епархиальный центр заставлял отдавать в семинарии и духовные училища детей церковнослужителей, занимавших затем места служения своих отцов. Дети церковников обучались в Орловском и Севском духовных училищах, Севской и Орловской духовных семинариях.

    С начала XIX века священные чины перестали переходить от отца к сыну, а священники «грамоту разумели»  и назначались на праздные (вакантные) места к любой церкви епархии. Перемещения церковнослужителей по территории епархии были очень частым явлением, совершались они по указам Духовной консистории или согласно личным прошениям, однако  переход их в соседние епархии случался довольно редко. После окончания духовных семинарий бывшие воспитанники могли взять себе новые фамилии, связанные с церковной символикой или названием родного прихода, поэтому самыми типичными фамилиями церковнослужителей в XIX веке стали следующие: Митропольский, Попов, Троицкий, Никольский, Покровский, Воскресенский, Вознесенский, Казанский, Ильинский, Казминский, Знаменский,  Боголюбский, Благовещенский, Пономарёв, Протопопов, Дьяконов…

     К концу XIX века многие священнические династии  прервались.  Дети священнослужителей выбирали светские профессии, переходили в другие сословия, а псаломщиками, дьяконами, священниками после установленной подготовки и испытаний становились бывшие крестьяне и учителя.

     Большу роль  играло духовенство в деле народного просвещения. В XVI-XIX веках священнослужители являлись основными распространителями и хранителями грамотности в России. Вплоть до середины XIX века дьячки и дьяконы приходских церквей обучали детей грамоте, а с активным  открытием после 1861 года церковно-приходских школ и земских сельских училищ законоучителями в них становились обычно местные церковнослужители. В приходах всех церквей действовали или земские училища, или церковно-приходские школы.  В 1915 г. все ЦПШ (Больше-Бобровская, Волковская, Волково-Слободская, Гнанская, Зоринская, Пасерковская, Студенецкая) вошли в сеть всеобщего образования.

    В годы Русско-Японской и Первой Мировой войн православное духовенство сельских приходов не осталось в стороне от общенародной беды: собирались денежные и вещевые  пожертвования на нужды  фронта, беженцам, создавались Попечительские Советы для оказания помощи семьям воинов и т.д.

   Из десяти церквей названных селений, входивших ранее в Орловскую губернию, уничтожены все, кроме Рождество-Богородицкой в селе Андросово, переименованной в 1946 г. в честь почитаемой чудотворной иконы Казанской Божией Матери. Возрождён приход в 1990-е годы ХХ века и действует в настоящее время. Не сохранились не только церкви, но также сами сёла Лужки и Макарово, оказавшиеся в зоне промышленной деятельности Михайловского ГОКа. В первое десятилетие XXI века построены новые церкви в посёлках Студенок и Магнитный и часовня в деревне Клишино, а в 2012 г. принято решение о строительстве церкви в сельце Копёнки.

                                                                                                 

                                                                                             * * *

    Западная и южная части Железногорского района относились к  Курской губернии и подчинялись Курской епархии. Сёла Рышково, Лубошево, Злобино, Погорельцево, Расторог, Карманово и слободы Жидеевка и Михайловка  до 1924 года входили в Дмитриевский уезд, затем до 1928 г. - в Льговский уезд, а сёла Троицкое, Радубеж, Линец, Шатохино, Ольшанец – в Фатежский (до 1924 г.) и Курский (1924-28 гг.) уезды.  До образования Курской губернии названные селения входили в Рыльский и Курский уезды Белгородской губернии и находились в ведении Белгородско-Курской епархии, кроме слободы Михайловки, некоторый период времени (с 1764 по 1788 г.) находившейся в Севской епархии. В уездах приходы были распределены по Благочинническим округам. До 1905 г. Дмитриевский уезд был разделен на 4 благочиннических округа. Михайловка, Расторог, Лубошево, Погорельцево, Карманово, Рышково, Жидеевка – входили в 1-й Благочиннический округ. С ноября 1905 г. произошло разделение уезда на 5 округов. Лубошево и Расторог оказались в 1-м округе,  Жидеевка, Карманово, Погорельцево, Рыжково и Михайловка – во 2-м округе.

     В Фатежском уезде было 3 округа. Села Линец, Шатохино, Ольшанец, Радубеж, Троицкое-на-Сучке – входили во 2-й благочиннический округ. С 4 ноября 1905 г. количество округов увеличилось до 4-х. Во 2-м округе остался только Радубеж, а Троицкое, Шатохино, Линец, Ольшанец – отошли к 4-му округу.

     Из  16  храмов  вышеуказанных  селений  Курской  епархии,  вошедших  в состав нынешнего Железногорского района (в Рышково  было две церкви, в Михайловке - три), до наших дней сохранились только три: в Погорельцево, Жидеевке и Михайловке. Храмы в Жидеевке и  Погорельцево были восстановлены и стали действующими.

    Самыми  старыми  сёлами  являются  Погорельцево, Расторог. В них церкви существовали уже в XVII веке. Злобино именовалось селом всего восемь лет, после чего снова стало деревней. История церквей в остальных сёлах ведёт свой отчёт  с первой половины  XVIII столетия, в основном, они были деревянные. Первые каменные храмы появились в  Михайловке (1753 г.), Карманово (1759 г.), Линце (1762 г.). К началу XX века из церквей, относившихся к Курской епархии, деревянные остались только в селах Радубеж, Ольшанец  и Расторог.

 

                                                                                               * * *

    Судя по названиям церквей, существовавших и действующих ныне на территории Железногорского района, самым почитаемым святым у наших предков был Николай Чудотворец, в чью честь поименованы 8 храмов, затем Святая Троица – 6 храмов, и Михаил Архангел – 5 храмов. Покровскими названы только 3 церкви, Рождество-Богородицкими – 2, а самые редкие, единичные названия – Богословская, Преображенская и Пятницкая.

     После 1917 года наступило время гонений на Русскую Православную Церковь и её служителей. По всей великой России стали осквернять, закрывать, разрушать храмы, изымать церковные ценности. Ни одна наша церковь после революции не была закрыта, но зато все ценные иконы и дорогая утварь, собранные в течение столетий, изъяты.          На примере Орловской епархии это хорошо видно. К 1922 году из церквей Орловской губернии изъяли 688 пудов серебра, причём в богатых Мценском, Ливенском, Орловском уездах собрали где-то 77, где-то - 20 пудов серебра, и только в самом бедном Дмитровском уезде, к которому относились многие наши церкви, выгребли почти всё дочиста – 223 пуда серебра! Например, в церквях трех сел Больше-Бобровской волости (Макарово, Андросово, Б.Боброво), согласно акта от 17 мая 1922 г., изъяли 66 ценных вещей весом 34 фунта, а именно: крестов – 7, потиров – 5, дискосов – 5, звездиц – 5, лжиц – 4, ковшей – 2, тарелочек – 10, риз – 2, лампадок – 3, ковчегов – 3, украшений с Евангелий – 20.

    В храмах Курской губернии в том же 1922 году якобы для оказания помощи голодающим Поволжья изъяли почти все оставшиеся после разных реквизиций периода революции и Гражданской войны последние ценности. В основном, это были серебряные изделия: кубки, дискосы, звездицы, кресты, лжицы, подсвечники. 26 июня 1922 г. представители Курского Губфинотдела В.В.Никольский, Рабкрина – А.Н.Титов, заведующий Дмитриевским уфинотделом М.В.Рубцов составили акт сдачи-приемки церковных ценностей, изъятых из церквей Дмитриевского района, всего получилось  три ящика и сундук, конфискованные золотые и серебряные вещи и монеты переписаны в 5 описях, все было препровождено в Курский Губфинотдел, а затем в Москву.

     1929 год – «чёрный» год для церквей нашего района. С марта по декабрь закрыли 16 храмов Михайловского района (всего их на 1 января 1930 года насчитывалось – 20), а также старообрядческую молельню в Михайловке.    Четыре церкви чудом остались действующими: Преображенская в Рышково, Николаевская в Гнани, Николаевская и Богословская в Михайловке. По отчётам районной власти к августу 1937 г. закрыли ещё две, а две оставшиеся бездействовали за неимением священников (в соседнем Фатежском районе к 1938 г. вообще все храмы были закрыты). Имущество закрытых церквей отдали верующим, частично передали в распоряжение Райфинотдела, здания отписали под клубы, школы и склады зерна. В отчётах  работники сельсоветов писали, что церкви закрыты «по желанию и постановлению большинства трудящихся», по причине «ветхости зданий», «неуплаты налогов» или «распада религиозной общины». Все упомянутые доводы были надуманными, насквозь пропитанными ложью и не соответствовали реальному положению дел. Так называемое «большинство» на самом деле неприязненно относилось к борцам с религией, требовало открытия храмов и писало гневные письма на действия местных властей. Для противодействия верующим в 1930 году организовали из числа комсомольцев так называемое «добровольное» общество «Союз безбожников», насчитывавшее по району 13 ячеек и 261 активиста. Газета Льговского окрисполкома 8 января 1930 г. победно рапортовала: «За последние три месяца постановлением общих сходов в Михайловском районе закрыто 10 церквей. Большинство из них приспособлено для культучреждений. Районо приобрело кинопередвижку и направило её в сёла. Теперь вместо колокольного звона и поповских завываний в бывших церквах проводится культурно-просветительская работа». Коммунисты, используя административные рычаги, вскоре достигли своей цели – почти все молитвенные православные заведения в Михайловском районе ликвидированы. С закрытых храмов тут же начали снимать колокола на переплавку. Так, в Гнани колокола  весили 500 кг, в Лужках – 853 кг. Всего по Михайловскому району в  1930 году сняли и отдали на переплавку колокола общим весом – 22.386 кг. Священнослужителей, кто не успел сбежать, после ликвидации религиозных общин арестовали по 58-й статье и сослали на каторжные работы в исправительно-трудовые лагеря, многих впоследствии расстреляли. Их обвиняли в антисоветской деятельности за то, что они выступали против закрытия церквей, гонений на православие, но многие не участвовали в протестах и спокойно совершали службы, тем не менее, были репрессированы по причине принадлежности к духовному сословию.

    Здания закрытых церквей, использовавшиеся колхозами для хозяйственных нужд, пережили время немецкой оккупации. В Михайловском районе фашисты не успели причинить серьёзного вреда ни одной церкви.      Уничтожение их началось весной 1943 года советскими солдатами по приказу военного командования. Они взорвали несколько храмов для ремонта дорог. Остальные уничтожены в 1950-60-е годы по инициативе местных властей.

     Сразу же после окончания Великой Отечественной войны, в связи с религиозным подъёмом в обществе и новой политикой советской власти во взаимоотношениях с Церковью, верующие сёл Погорельцево, Андросово, слободы Михайловки обратились в Совет по делам Русской Православной Церкви при СНК СССР с просьбой об открытии церквей в названных населённых пунктах и получили положительный ответ. Всего лишь три храма действовали в послевоенное время на территории Михайловского района, из них два, в Погорельцево и Андросово, со временем закрыли, и только Николаевский в Михайловке оставался единственным постоянно действующим на всю округу несколько десятилетий. По сведениям на 1 января 1962 г., общее количество верующих в них в большие религиозные праздники составляло около 1250 человек; общее число служителей культа: два священника и псаломщик; общее число обслуживающего персонала – 31 человек (хористов – 21, старост – 3, казначеев – 3, просвирниц – 3, сторожей – 1); в собственности общин машин не было, имелась одна лошадь. Несмотря на мощную антирелигиозную пропаганду в 1960-70-е годы, верующие продолжали посещать храмы, в основном, это были люди пожилого возраста. По сводкам районной власти за 1962 год, дети школьного возраста и молодёжь церковь не посещали, в прислуживании священникам и в церковных хорах участия не принимали, а количество верующих в приходах по сравнению с периодом послевоенной регистрации значительно уменьшилось.    Заместитель председателя райисполкома Ф.Сивцов писал в своём отчёте  об успехах антирелигиозной пропаганды в Михайловском районе: «Настоятели управление финансово-хозяйственной деятельностью церквей передали церковным советам; требы исполняются исключительно в храмах, за исключением Казанского в Андросово, где крещение детей до последнего времени производилось на частной квартире, в настоящее время священник предупреждён о том, что крещение можно производить только в храме. Исполком райсовета для контроля за деятельностью духовенства и соблюдения религиозными обществами советского законодательства решением от 29 марта 1961 г. создал комиссию в составе 11 человек, но эта комиссия, по существу, не работала. Исполком пересмотрел её состав и утвердил новый. В настоящее время члены комиссии стали чаще посещать церкви и наблюдать за ходом служб. Положительным в работе комиссии является то, что посещение служб её членами сократило, а сейчас почти полностью прекратило посещение церквей детьми. Председатели сельсоветов и члены комиссии теперь не допускают случаев хождения с обрядами священников по домам граждан, однако контроль за священниками и, в целом, за церковными общинами всё ещё на низком уровне и, главное, - не систематический».  

    Тем не менее, в среде молодого поколения, которое было далеко от религиозной веры, находилось немало  желающих совершить обряд крещения  не только своих детей, но и креститься   самим. Замечательно то, что крестили детей не только жители Железногорского района, но и гости из самых отдалённых уголков страны. Люди, приезжавшие к своим родственникам из других городов и областей, старались совершить обряд в здешних церквях, чтобы этот факт не стал известен по месту их жительства и работы, ведь такой проступок мог привести к потере партбилета и крушению карьеры. Например, в андросовском храме с 1 декабря 1966 по 1 декабря 1967 года крещены 80 детей и взрослых,  за тот же период в 1967/68 гг. – 88 человек. Из 80-ти крещёных: с. Андросово – 6, из деревень района – 68; гг. Тула – 1, Вологда – 1, Москва – 1;  Орловская область – 3. Из 88-ми крещёных: с. Андросово – 2, из деревень района – 68; гг. Курск – 1, Москва – 2, Пермь – 1, Калинин – 1, Тула – 1, Харьков – 1, Орск – 1; Орловская область – 7, Белгородская обл. – 1, Фатежский и Любажский районы – 2. 

   Статистика по Николаевскому храму в Михайловке в эти же годы даёт более значительные цифры за счёт жителей города Железногорска. 1966/67 гг. – крещено всего 267 человек (из Михайловки – 7, из района – 78, г. Железногорск – 182, Орловская область -16, Ленинградская, Брянская, Челябинская области – 3, г. Оренбург – 1, г. Архангельск – 1). 1967/68 гг. – крещено всего 333 человека (из Михайловки – 39, из деревень района – 92, г. Железногорск – 199, г. Ленинград – 1, Дмитровский и Фатежский районы – 2). После закрытия церкви в Андросово Николаевский храм обслуживал верующих Железногорска и Железногорского района и по своим доходам и количеству крещёных не уступал не только городским храмам области, но и курскому кафедральному собору. Ежегодно настоятель из доходов отчислял  в епархию 800 рублей, но ещё большую сумму в фонд Мира – 1000 рублей. Если сравнить доходы андросовского прихода, то они были намного скромнее: в 1967 году в епархию перечислено 40 рублей и столько же в фонд Мира. Для примера можно привести сравнительные цифры валового дохода трёх церквей за 1-е полугодие 1959 г.: Погорельцевская – 8.286 руб., Андросовская – 16.386 руб., Михайловская – 42.730 руб., причём основную долю этих доходов приносила продажа свечей.  Так, в Погорельцево она составила 4.342 руб., в Андросово – 11.560 руб., в Михайловке  – 33.386 руб.

    В первое десятилетие XXI века на территории Железногорского района действовали семь сельских приходов, в которых имелись церкви: Андросовский, Жидеевский, Михайловский, Погорельцевский, Студенокский, Магнитный, Клишинский; и пять приходов, арендовавших помещения для совершения религиозных обрядов: Линецкий, Разветьевский, Волковский, Копенский, Городновский.

    Известны пять святых источников, оборудованных и приведённых в порядок верующими: Гнанский (с.Гнань), Кузнецкий (сл.Михайловка), Казанский (д.Хлынино), Тихона Амафунтского (д.Погарище), Казанский (с.Разветье), Казанский (д.Басово). В былые времена в приходе каждой церкви имелся святой источник, все они забыты и заброшены.

    В районе установлены четыре поклонных креста: при въезде в село Жидеевку, село Больше-Боброво, деревню Городное и на 43-м километре трассы «Тросна-Калиновка» (освящён 24 ноября 2013 г. протоиереем Калашниковым), три памятных креста на месте разрушенных храмов (Расторог, Больше-Боброво, Рышково).

     В городе Железногорске действуют три храма: Всехсвятский, Свято-Троицкий Сергия Радонежского, часовня во имя Николая Чудотворца, а также приходы Ксении Петербургской и Воскресения Христова, не имеющие отдельных молитвенных зданий. Все названные церкви и приходы района и города находились в ведении Курской епархии с 1930-х гг. Решением Священного Синода от 26 июля 2012 года в Курской области образована митрополия, включающая три епархии – Курскую, Щигровскую и Железногорскую. В Железногорскую епархию вошли районы: Дмитриевский, Железногорский, Конышёвский, Льговский, Фатежский и Хомутовский. Главой епархии утвержден настоятель Курской Коренной Пустыни игумен Вениамин (в миру Виктор Анатольевич Королёв) с присвоением ему титула «Железногорский и Льговский».

© Сургучев Сергей, 2017

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now