Семья Козловых

     О судьбе многих жителей Железногорского района, проявивших героизм во время Великой Отечественной войны, достаточно написано в газетах, книгах, их имена увековечены в названиях улиц города Железногорска. Однако ежедневный героизм мирного населения, оказавшегося на оккупированной фашистами территории, остаётся подчас в тени. Невидимый миру подвиг совершали обычные школьники, женщины-труженицы, учителя. У них на глазах казнили близких, сжигали дома и людей. Все эти ужасы войны они сумели пережить, и, следуя всеобщему патриотическому порыву, внесли свой посильный вклад в победу над ненавистным врагом. 
         Семья Козловых не миновала горькой участи тысяч советских людей, беда стучалась в каждый дом. Известная в Михайловском районе и всеми уважаемая учительница Ольга Ивановна Козлова, дочь которой стала партизанской разведчицей, в декабре 1942 года по доносу полицая была отправлена в Орловскую тюрьму, где погибла от рук немецких палачей.
       Серьёзные жизненные испытания пришлось пережить ей ещё в годы революции и гражданской войны, тень смерти появлялась не раз на пути этой женщины. Родом она из села Обратеево Дмитровского уезда, где жил с семьей и учительствовал её отец. Ольга закончила церковно-приходскую школу и пошла по стопам отца - стала учителем. После окончания курсов в Дмитровском училище девушку направляют в начальную школу деревни Тишимля. Шел 1918 год - время бурных революционных событий в стране. До глухих уголков Орловской губернии тоже донеслись отголоски вражды и мятежей. Крестьяне упорно сопротивлялись новым порядкам и ненавидели большевиков-безбожников. В марте 1919 года вспыхнул в Больше-Бобровской волости крестьянский мятеж. Коммунистов арестовали и хотели расстрелять. Вместе с ними в заложниках оказалась и молодая беспартийная учительница, которую пригласили на собрание в волостное правление представители нового совета солдатских и крестьянских депутатов. В течение двух дней она просидела под арестом в холодном помещении, ожидая своей участи. Её пятнадцатилетняя сестра Анна в страхе прибежала к мельнику деревни Тишимли Михаилу Василевскому, потом к сельскому старосте Сургучеву Василию с просьбой о помощи. Они собрали в школе сход граждан и решили взять учительницу на поруки. Не успели закончить собрание, как влетел в здание гонец из Больше-Боброво и оповестил, что её уже взял на поруки священник Николай Иванович Фролов. Одна опасность миновала, другая - пришла следом. Осенью этого же года территорию губернии заняли деникинцы. Коммунисты успели убежать и спрятаться, белые стали искать сочувствующих советской власти, в том числе и учителей. Ольгу Ивановну прятал у себя мельник Василевский. Так продолжалось несколько раз, когда отряды белогвардейцев приезжали в деревню.
       После гражданской войны стала налаживаться мирная жизнь. В волостном совете работал Иван Демьянович Козлов, коммунист, один из первых организаторов советской власти в Больше-Бобровской волости. С ним она связала свою судьбу. Вместе с мужем вырастили троих детей: Валерию, Виталия и Олега. Ольга Ивановна воспитала их настоящими патриотами (Виталий погиб во время войны, Валерия стала разведчицей), как воспитывала и деревенских детишек, с благодарностью и уважением вспоминавших свою первую учительницу. В 1935 году вслед за мужем она переезжает на жительство в слободу Михайловку и работает в Михайловской средней школе. За добросовестный труд в 1939 году её награждают орденом Трудового Красного Знамени.
        Когда Михайловку заняли фашисты, она с дочерью Валерией и сыном Олегом уехала в деревню Красный Клин Троснянского района, где жили родственники мужа (муж Иван Демьянович ещё до оккупации эвакуировался вместе с другими коммунистами в Сибирь). Там на новом месте на приезжих сразу же обратили внимание полицаи, семья быстро собралась и переехала в Тишимлю. Жили в здании начальной школы. Дочь Ольги Ивановны Валерия становится связной Михайловского партизанского отряда.
        Валерия до войны один год успела поработать учителем русского языка и литературы в Михайловской средней школе. Летом 1941 года со своей подругой Сургучевой Инной закончила курсы медсестер и была оставлена для подпольной работы в тылу врага. По заданию секретаря подпольного обкома Сентюрёва Павла Александровича распространяла листовки с текстами от Советского Информбюро, собирала деньги и облигации Государственного займа в фонд обороны СССР, доставляла сведения о немецких гарнизонах. Об этом знал староста, не раз подсылал своих знакомых узнать, куда отлучается Валерия. Полицаи были уверены, что она связана с партизанами, установили за ней слежку и планировали арестовать. В мае 1942 года девушка ушла в Михайловский партизанский отряд, иногда по ночам навещала мать, оставшуюся в деревне. После одного из таких посещений по донесению старосты учительницу арестовали за связь с партизанами и отправили в гестапо. Удивительно, но того самого полицая, который её выдал, Ольга Ивановна в 30-е годы спасла от репрессий. После освобождения деревни предатель понес за свой поступок достойное наказание: был расстрелян. Валерия продолжала свою деятельность в партизанском отряде: выполняла различные задания командира в ближних сёлах, а также во Льгове и Курске. Подробно о приходе в отряд и партизанских буднях Валерии Ивановны написал в статье «Автограф победы» А. Ковалёв.
      «Осень 1941 г. К тому времени на территории района в лесах обосновался партизанский отряд. Валерия Козлова и её подружка Катя Зуева собирали деньги, облигации для Красной Армии. В апреле 42-го, утром, Валерия в первый раз увидела немцев, ехавших на трех подводах из Гремячего. Побыли в Тишимле не больше часа и также спокойно уехали. Потом стали наведываться немцы с полицаями из Тросны. Холод страха пробегал по коже при появлении «гостей». Люди, предчувствуя беду, прятались за огородами. Однажды утром, когда Валерия проснулась и, вслушиваясь в тишину, подошла к двери комнаты, то увидела на полу клочок бумаги… «Уходите. Придут немцы, заберут вас», - прочла девушка в записке. Но куда идти? Как назло не было уже несколько дней Кати Зуевой. Наконец вечером Катя пришла из Коровино и говорит: «Валька! Давай уйдем в партизаны!» Ночью Ольга Ивановна провожала дочь в лес и, обнимая, шептала: «Иди, Валюша, иди родная, там ты нужнее. И мне будет спокойнее за тебя. Обо мне не беспокойся. Как-нибудь переживу эти чёрные дни». 
        Командир троснянских партизан Владимир Кавардаев определил девушек в разведку. Потекли будни Валерии Козловой, теперь лесной жительницы, полные риска. Мало было иметь бесстрашное сердце, но и надо было уметь ориентироваться на незнакомой местности, выходить из критической ситуации с «правдоподобной», придуманной заранее легендой.
     Лето 42-го. Валерия и Анна Михайловна (фамилия не называлась) вышли на разведку в село Троицкое из Копенского леса, где базировался их отряд. Задача, поставленная Кавардаевым, непроста. Огневые точки, живая сила неприятеля… В авоськах у разведчиц сигареты, спички да полгорсти соли. «Кушать нечего. Идем менять на хлеб, крупу», - это и есть легенда, в неё должны поверить, если остановят немцы или же полицаи. За разговорами Валерия с Анной Михайловной подошли к Бузцу. Старик, косивший траву, остановил незнакомых ему женщин: «Деточки, милые, в деревню не ходите. Там забирают молодежь в Германию».
- А как же быть теперь? – разведчицы переглянулись.
- Эх, была не была! – подзадорила Анна Михайловна Валерию и шагнула вперед.
 По дороге повстречали в поле мужчин, которые мерили сажнем землю. Поравнявшись, поздоровались. Крестьяне рассказали, что землицу родную, вот эту, на которой они стояли, поганый фашист присвоил себе. В стороне, по большаку, увидели лихо мчавшуюся бричку с двумя полицаями. Красивая красная лошадь в новой с бляшками сбруе остановилась подле сгрудившихся людей. Кто-то из толпы спросил: - Куда едешь, Митяй?
- Кажется, мы уже приехали, - оскалился в довольной улыбке тот, к кому обращались только что.
- Старая нам не нужна, а вот молодую, - Митяй повел взглядом в сторону Валерии, - заберем с собой.
Разведчицы и мужчины поняли друг друга без слов. Последние стали заговаривать разными вопросами предателей, а первые попятились тихонько назад и побежали, что было духу.
- Куда, сволочи? Назад! – слышалось позади женщин. Прозвучал выстрел, потом ещё. На пути у Валерии и спутницы её, тяжело дышащей позади, была Свапа. Валерия бросилась в воду. Анна Михайловна, которая не умела плавать, последовала следом за ней, вцепившись в одежду Козловой. Женщины стали тонуть. Физически крепкая Валерия, нахлебавшись вволю воды, все же вытащила себя и Анну Михайловну на берег. Обессиленные, обожженные крапивой, они долго лежали в зеленых злющих зарослях. Спасло разведчиц еще и то обстоятельство, что каким-то образом поблизости оказались партизаны Троснянского отряда, которые, услышав стрельбу, обратились в их сторону. Заметив убегающих женщин, партизаны ответили огнем по полицаям. Входить в Бузец стало уже опасно. Разведчицы вернулись «домой», в Копенский лес.
      Неоднократно летом того же 42-го Валерия Козлова с Катей Балабановой и с группой подрывников уходили разрушать мосты в районе Фатежа. Два моста взлетели на воздух. Все вернулись целыми, радостными. И снова задание. Когда была она в Михайловском отряде, летом 42-го, капитан Шипилов, начальник разведки 3-й роты, где командиром был Галкин, вызвал её к себе.
- Товарищ командир, боец партизанского… 
- Проходи, Валя. Садись, - прервал её рапорт Шипилов. – Валя, вы пойдете в Курск. На железнодорожной станции найдете дядю Петю, который передаст сведения в отряд. Пароль – «шишка». Ответ – «лесник». Идти скрытно. В населенные пункты не заходить.
        Выйдя из землянки, Валерия повстречала подружек из разведгруппы отряда, Катю Зуеву и Катю Козлову, свою однофамилицу.
- Слышишь, Валька, - заговорила оживленно Козлова, - пойдем с нами в Орел. 
- Так у меня уже задание есть, - ответила Валерия.
- Ничего, - настаивала подруга, - иди к Шипилову и просись с нами. Скажи, что надежнее будет, да и веселее.
Валерия вернулась в землянку командира разведки. 
- Товарищ капитан, разрешите мне пойти вместе с Катей Зуевой и Катей Козловой. Нам будет весе…
- Это что еще за мальчишество, партизанка Козлова?! Будьте добры выполнять то, что вам поручено.
Как-то нехорошо стало у Валерии на душе.
- Извините. Я думала… Я выполню задание.
Девушка вышла из землянки.
- Ну и как? – не унималась Катя Козлова.
- А никак. Ухожу своим путем.
- Куда?
  Куда, куда, - почему-то вот так сердито ответила Валерия, - на кудыкину гору…
На том девушки и расстались. 
    Со многими трудностями пришлось встретиться Валерии, выполняя разведзадачу. Она справилась с ней успешно, затратив неделю в оба конца пути. Сведения от дяди Пети оказались ценными. Тревожно стало на сердце у Валерии за любимую подружку. Катя Зуева не вернулась в отряд ни через неделю, ни позже…»
    За участие в подпольной работе Валерия Ивановна была награждена орденом «Отечественной войны II степени». После освобождения района от немецко-фашистских захватчиков она работала инспектором Михайловского РОНО, первым секретарем Михайловского райкома комсомола, а затем учителем в Михайловской средней школе. Муж её, Григорий Акимович Никишин, возглавлял какое-то время отдел народного образования Михайловского района. 
       Одиннадцатилетний сын Ольги Ивановны Олег после ареста матери остался один. Его приютила у себя соседка Сизова Вера Митрофановна, а затем переправила в отряд к партизанам. Когда освободили область, юношу направили в Суворовское училище города Курска. Затем было военное пехотное училище в Киеве. Служил в Виннице, Шостке, Глухове. В 1958 году Олег уволился из армии и вернулся на родину, устроился на должность участкового уполномоченного Михайловского РОВД. На территории его участка находился и строящийся поселок, превратившийся затем в город Железногорск, где в мае 1959 года было создано поселковое отделение милиции. Здесь до 1963 года и проработал Олег Иванович. Несчастный случай (удар электрического тока) рано оборвал его жизнь. 
     Иван Демьянович Козлов вернулся после войны из эвакуации в Михайловку, работал в районном финансовом отделе бухгалтером. Потеря жены сильно подкосила его здоровье: в декабре 1949 года он умер.
 Жизнь каждого человека имеет ценность, и совсем не важно, совершил он какой-то героический поступок или смог пройти предначертанный ему путь достойно и честно. История семьи Козловых является неотъемлемой частью летописи нашего района, и тень забвения не должна коснуться их имён.
 

Козлова (Мясоедова) Ольга Ивановна (стоит справа) с сестрами. Фото 1910-х гг.

Козлова (Мясоедова) Ольга Ивановна

(стоит справа) с сестрами. Фото 1910-х гг.

Козлова (Мясоедова) Ольга Ивановна

(стоит справа) с сестрами. Фото 1910-х гг.

Козлова (Мясоедова) Ольга Ивановна

(стоит справа) с сестрами. Фото 1910-х гг.

Козлова (Мясоедова) Ольга Ивановна

(стоит справа) с сестрами. Фото 1910-х гг.

Козлов  Виталий  Иванович. Фото 1941 г.

Козлов  Виталий  Иванович.  

 Фото 1941 г.

Козлов Иван Демьянович. Фото 1930-х  гг.

Козлов Иван Демьянович. Фото 1930-х  гг.

Никишина (Козлова)  Валерия Ивановна с братом Олегом. Фото 1930-х гг.

Никишина (Козлова)  Валерия Ивановна

с братом Олегом. Фото 1930-х гг.

© Сургучев Сергей, 2017

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now