Не угаснет памяти свеча

     Человеческая память короткая, великое множество незначительных событий, промелькнувших лиц забываем мы быстро. Другое дело – историческая память народа. Негоже забывать миллионы погибших во время самой жестокой из войн – Великой Отечественной. Они забвению не подлежат, хотя модно сейчас всё перевернуть вверх ногами: героев очернить, а палачей и изуверов сделать героями. Хочу рассказать о своём родственнике, уроженце Железногорского района, участнике партизанского движения.
   Иван Филиппович Сургучёв родился 12 ноября 1919 года в д. Тишимля Больше-Бобровской волости Дмитровского уезда Орловской губернии в семье крестьянина-середняка. Мать его Анна Павловна после рождения сына вскоре умирает, и годовалый ребенок остается на попечении отца и бабушки Прасковьи Егоровны. В период коллективизации отец Филипп Васильевич срочно покидает родные места и уезжает в украинский город Краснодон. Иван остаётся с бабушкой и тётей, иногда навещает отца, но снова возвращается в свою деревню. После окончания семилетней Больше-Бобровской школы и курсов бухгалтеров с 1 января 1936 года работал секретарём Больше-Бобровского сельского совета. В сентябре 1939 года его призывают в Красную Армию. В полку Иван Филиппович вступает в партию, выполняет обязанности секретаря комиссара, а затем секретаря партбюро батальона.
    Молодой солдат стал участником войны с Финляндией. После краткосрочной финской кампании служба продолжается в Бресте вплоть до начала Великой Отечественной войны. Войну встретил в звании техника-интенданта 2-го ранга. 21 сентября 1941 года Иван Филиппович со своей частью на Юго-Западном фронте попадает в окружение и плен. 
     Из плена ему удается бежать. Пробираясь около двух месяцев по оккупированной территории, в ноябре 1941 года он возвращается в свою деревню. Когда Иван появился на пороге своего дома, родные его не узнали, решив, что это беглый солдат, просившийся на ночлег. Он был изможденный, оборванный и грязный. О появившемся в деревне бывшем красноармейце быстро разнеслась весть. Полицаи тоже об этом узнали. В семье стало опасно находиться, надо было срочно покидать дом. Знакомые предупредили, что скоро придут его арестовывать. Выяснив местонахождение Михайловского партизанского отряда, он ушел в лес. С апреля 1942 г. по март 1943 г. Иван Филиппович воевал бок о бок с Ерохиным, Игнатовым, Гамашовым, Пастуховым.
    В деревне Коровино, находившейся в окружении леса, в домике пасечника некоторое время располагался подпольный штаб. Там проживал фельдшер, который являлся связным отряда и передавал командиру все сведения. 
       Однажды к фельдшеру в дом пришла тетя Ивана учительница Инна Васильевна Сургучева и попросила встречи с племянником. Хозяин долго не соглашался на её уговоры, не верил ей, но она настаивала, говоря, что для него есть важное сообщение. Встречу организовали. Тетя рассказала, что из деревни Красный Клин родственник прислал мальчика с предупреждением о готовящейся облаве против партизан. Иван Филиппович сделал донесение командиру, и отряд поменял место дислокации. Инна Васильевна просилась в отряд, но ей предложили стать связной и оставаться жить в деревне. Иван Филиппович периодически приходил в деревню, чтобы получать от Инны Васильевны собранные сведения. Однажды привел на ночевку руководителя подпольного Обкома ВКП(б) Сентюрева, когда тот проводил работу среди жителей села Больше-Боброва. Несколько раз Ивана замечали и преследовали полицаи, как только он появлялся дома. Кто-то из жителей тут же доносил о его визитах. 
     Во время одного посещения постучался в дом сосед и предупредил его: «Прячься!», а тёте Ефросинье Васильевне велел посыпать махоркой двор. Со стороны д. Красный Клин неожиданно нагрянули полицаи из Пенновской комендатуры во главе с немецким офицером и парой рядовых солдат. С ними был переводчиком русский пленный. Они оцепили деревню, поставили на околице пулеметы. Уйти незамеченным было невозможно. Незваные гости сразу же подъехали к дому Сургучёвых. Им навстречу вышла Инна Васильевна.
- Где партизан? – спросили у неё.
- Иван служит в Красной Армии, больше мы о нем ничего не знаем, - ответила она им по-немецки.
       Один немец осмотрел все строения и штыком стал протыкать сено, в котором лежал спрятавшийся Иван. Чудом штык не задел его ногу, пройдя в нескольких сантиметрах от бедра. Бабушка вспоминала, что в это время она читала молитву Пресвятой Богородице за жизнь внука. Может, молитва и помогла. У фашистов была овчарка, которая с остервенением лаяла и рвалась с поводка. Когда собаку пустили по следу, она стала метаться из стороны в сторону, так как рассыпанный по двору табак перебил ей запах. Офицер хотел было направить её к сараю, но посмотрел на свои начищенные сапоги и… передумал. После дождя на дворе было очень грязно. Это его сдержало. Не захотел пачкаться. В это время раздался крик: «Партизаны!» На самом ли деле они появились около деревни или кто-то дал ложный сигнал, но фашисты засуетились и быстро уехали, поскольку были малочисленны. Ивану повезло, остался жив, хотя, найди они его, смерть была бы неминуемой. 
      7 декабря 1942 года немцы неожиданно вернулись в деревню. Это возвращение носило уже карательные цели. Опять окружив деревню и расставив пулеметы, фашисты направились к дому Сургучевых, Ивана там не было. Как потом выяснилось, вся семья была на учете в гестапо как партизанская. Пока они шли, односельчанин предупредил женщин, что нужно спрятать детей. Ефросинья успела только отправить к соседке мать Прасковью. Немцы сначала разграбили домашнее хозяйство, вынесли одежду и другие вещи. Особенно усердствовали полицаи. Потом приказали хозяйке с малолетними детьми Юлей и Толей сесть в повозку. Как только охранник отвернулся, мать приказала детям бежать. Анатолий незаметно скрылся, а Юлия осталась с матерью, не захотела её бросать в беде. Подошёл офицер и через переводчика спросил: 
- Где старуха? 
 Ефросинья ответила: «Не знаю. Ушла куда-то».
- Где партизан?
- Не знаю!
- Где учительница?
- В Михайловке. Учит детей в школе. (Инну Васильевну Сургучеву по приказу Михайловского бургомистра заставили работать в школе, пригрозив, что в случае отказа расстреляют всю семью).
- Ладно, мы это проверим. Жги! – приказал он своему подчиненному.
        Дом облили керосином и выпустили несколько автоматных очередей. Жилище и дворовые постройки сгорели дотла. Ефросинью с дочерью немцы повезли в комендатуру, как пособников партизан. Как только тронулись, она залилась слезами и всё повторяла: «Коммунисты дома лишили, а теперь немцы». Услышав слово «коммунисты», немецкий офицер спросил у полицая, о чём говорит женщина. Полицай подтвердил слова Ефросиньи о том, что в 1930 году она осталась без дома, была с мужем раскулачена и выслана советской властью на лесоразработки. Немецкий офицер, подумав, отпустил женщину с ребенком и сказал, чтобы они шли жить в дом, который у них отобрали коммунисты. Ефросинья с детьми и матерью не возвратилась в отобранный дом, зная, что будет с ней, когда немцы уйдут, а вернулась на родное пепелище. Сначала их приютили соседи, а потом они перебрались в чудом сохранившийся от пожара хозяйственный амбар, стоявший напротив сгоревшего дома. В нем и прожили до 1960 года, пока не построили новый дом.
      Иван Филиппович находился в партизанском отряде до момента освобождения от фашистской оккупации Михайловского района. 3 марта 1943 года расформирована 1-я Курская партизанская бригада. Его назначают инструктором в Михайловский райком ВКП (б). В этот период он занимается работой по эвакуации населения района из прифронтовой зоны. Затем в августе 1943 г. был снова мобилизован в действующую Красную Армию и продолжал воевать в войсках 1-го, 2-го и 3-го Украинских фронтов, участвовал в освобождении Белоруссии, Польши, дошёл до Германии. Был награжден орденами «Красной Звезды» и «Отечественной войны 2-й степени», а также медалями «За победу над Германией», «За взятие Кёнигсберга», «За боевые заслуги», «За оборону Киева». После войны трудовую деятельность продолжил в органах МВД Белоруссии. В 1961 г. уволен в запас в звании подполковника милиции.
       На войне Иван Филиппович встретил свою вторую половину: Тамара работала в медсанбате хирургом. Когда закончилась война, супруги какое-то время жили в Германии, а затем переехали в Минск. 
     15.10.2005 года Ивана Филипповича не стало.  Похоронен он в Минске на Северном кладбище на аллее ветеранов Великой Отечественной войны.
       Иван Филиппович внес свою лепту в победу над фашизмом и заслуживает того, чтобы о нем знали и помнили не только его близкие родственники, но и живущее ныне на свободной российской земле поколение, за свободу и будущее которого он боролся. 

 Сургучев Иван Филиппович с женой Тамарой и детьми. Фото 1940-х гг.
 Сургучев Иван Филиппович с женой Тамарой и детьми. Фото 1940-х гг.

© Сургучев Сергей, 2017

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now