Моховое

 

       Моховое – упраздненная деревня на территории Железногорского района Курской области.

Поблизости: Гремячье (не существует), Андреевка (не существует), Макарово (не существует), Толбузево (не существует).

Народные названия улиц: Вишнёвка, Ленивка, Хверябовка.

 

       В XIX-м в. и в 1-й четверти XX в. селение входило в состав Больше-Бобровской, Волковской и Долбенкинской   волостей Дмитровского уезда Орловской губернии, затем в Михайловский, Дмитриевский, Железногорский районы Курской области. Название произошло, скорее всего,  от существительного "мох" - возможно, рядом с деревней было что-то поросшее мохом: лес, родник, болото и т.п.

    Моховое располагалось на речке Песочне в 3-х верстах от волостного центра, села Волково, к коему она принадлежала,  а после 1928 г. – входила в состав Гремяченского сельского совета. Сегодня на месте деревни располагается хвостохранилище МГОКа.

     Деревня известна с XVIII века, являлась владельческой. По ревизской сказке 1782 года в Маховой (так она именовалась в документе) за помещиком майором Алексеем Андреевичем Казаковым и женой его Анной Михайловной числилось 27 душ мужского и 28 душ женского пола, а за майором Николаем Ивановичем Лаговчиным, соответственно, -  140 душ м.п. и 147 душ ж.п. То есть, всего в деревне насчитывалось на тот период  342 жителя.

     Согласно сведениям о помещиках по 6-й ревизии Дмитровского уезда за 1811 г., в Маховой (так она снова записана) проживали  около 300 человек:  Андрею Павловичу Казакову принадлежали 8 душ мужского пола, а прапорщику Матвею Александровичу Лаговчину - 147 душ муж. пола.

       В 1851 г. владельцами Моховой были сёстры:  капитанша Анна Акинфиевна Вишневская и статская советница Варвара Акинфиевна Дьяченкова.  Имения помещиц с дворней находились здесь же, в Моховой, почему деревню в документах того времени часто именовали сельцом - т.е. селением с усадьбой, но без церкви.

        По ревизским сказкам 1850 г. и 1858 г. числились:

за помещицей Анной Акинфеевой Вишневской дворовые люди Корней Сидоров, Ивлей Федоров Нечаев, Деомид Леонов, Борис Евдокимов, Иван Иванов Арюшин, Егор Евдокимов Куликов, Петр Алексеев Шеленков, Василий Иванов Клюев, Гаврила Андреев Титков, Егор Казмин Родионцев, 12 дворов, м.п. – 11, ж.п. – 13 душ; крестьяне – Гаврила Ильин Калганов, Аникей Гаврилов Шеленков, Гаврил Алексеев Шеленков, Евдоким Иванов Куликов, Козма Михайлов Бурикин, Афанасий Егоров Евтюнин, Никифор Федотов Бурикин, Афанасий Иванов Балдеев, Яков Никитин Котов, Иван Андреев Кочетов, Николай Иванов Корщинков, Иван Сергеев Чиграков, Казьма Иванов Клюев, Яков Васильев Колыхаев, Семен Гаврилов Гусаров, Изот Федоров, Андрей Казмин Калинин, Матвей Матвеев Козаренков, Сергей Иванов Кочетов, Филипп Васильев Козаренков, Фатей Гаврилов Шилов, Гаврила Алексеев Шилов, Евдоким Иванов Куликов, Казьма Иванов Котов, Петр Дмитриев, Нефед Леонов, Авдей Антонов, Петр Сергеев, Тихон Самсонов, Семен Сергеев, 23 двора, м.п. – 70, ж.п. – 59

(дворовые люди были куплены частью в Московской губернии, частью перешли Вишневской по наследству от княгини Пелагеи Еникеевой из Данковского уезда Рязанской губернии в 1837 г.; некоторые крестьяне были помещицей отпущены на волю, так, в 1841 г. Афанасий Евтюнин, в 1846 г. – семья Казьмы Клюева, в 1849 г. – Семена Гусарова, а всего 7 семей; в 1849 г. несколько дворовых Вишневская купила у поручицы Натальи Львовны Лавровой);

за помещицей Варварой Акинфеевой Дьяченко и мужем её коллежским регистратором Матвеем Афанасьевичем Дьяченко дворовые Роман Романцов, Иван Осипов Селиванов, Осип Меркулов, Давыд Николаев Корохов, Петр Егоров Полехин, Никифор Егоров Козлов, Петр Никифоров Шохин, Иван Павлов Родионов, крестьяне – Андрон Меренков, Антон Евдокимов Языков, Семен Селиванов, Алексей Куликов, Игнат Полехин, Семен Васильев Полехин, Петр Игнатов Козлов, Максим Куликов, Яков Терещенков, Платон Андреев Романцов, Степан Семенов Богомолов, Иван Романцов, Михаил Шохин, Егор Алексеев Шохин, Иван Павлов Шохин, Яков Афанасьев Ситников, Прокофий Петров Царенков, Иван Андреев Романцов, Осип Иванов Селиванов, Иван Александров Куликов, Павел Шохин, Никифор Куликов, Андрей Родионцев, Меркул Родионцев, 23 двора, м.п. - 77, ж.п. – 70 душ.

      Практически столько же крестьян было в Моховой и через 20 лет: по "Спискам населенных мест Российской империи" (1871 г., СПб), в 30 дворах жили 147 мужчин и 151 женщина. Имелась маслобойня, т.к. основным занятием здешних крестьян было выращивание конопли, которая давала и масло, и пеньку, а в конечном продукте - пищу, одежду и обувь; к тому же её выгодно продавали.

      Об  уровне  жизни моховских крестьян можно судить по цифрам статистических сведений 1894 г. Так, в 26 семьях, ранее принадлежавших помещице Вараваре Дьяченковой, проживали 79 мужчин и 83 женщины, 2 крестьянина служили в армии; только в 2-х семьях были грамотные, да еще в 2-х семьях учились в школе 3 мальчика. Ни у одной из семей не было больше одной избы, зато бездомными числились 2 семьи; по-белому топились 16 изб, по-черному - 10. Бывшие крестьяне барыни, статской советницы В.А.Дьяченковой, на 26 семей имели 19 лошадей, 23 коровы и тёлки, 94 овцы, 12 свиней, 20 сох, 19 деревянных борон и 19 телег. Вывод: люди жили бедно, в невежестве. И у других моховских крестьян житьё-бытье мало чем отличалось. В 21 крестьянской семье, бывших ранее у помещицы капитанши Анны Акинфиевны Вишневской, проживали 66 мужчин и 70 женщин, из них 2 калеки и 1 солдат; в 17 семьях грамотных не было, в 4-х проживали грамотные и полуграмотные крестьяне, и всего один мальчик на 21 семью посещал школу. И у "вишневских" семей не имелось больше одной избы, правда, по-белому топились почти все, кроме одной, бездомных не было. На 21 семью приходились 23 лошади, 18 коров и телят, 108 овец, 13 свиней, 2 пчелосемьи, 19 сох, столько же борон и телег. Как видно, и эти семьи жили не намного лучше.

      А всего   в  47  дворах обитали 298 человек,   то есть, население Моховой за весь 19-й в. практически не увеличилось. Однако в начале ХХ в. люди стали быстро прибывать, и к 1920 г. здесь проживали 374 человека обоего пола.  И эта тенденция продолжалась: в последние годы НЭПа в Моховом было уже 75 хозяйств и 415 человек (на 1927 г.)

        Молиться моховские крестьяне ходили в Николаевскую церковь села Макарово, в которой находилась святыня - престольный серебряный вызолоченный крест с мощами православных святых, пожертвованный храму стольником Лаговчиным, чьи потомки владели деревней.

        Иногда в Моховой случались пожары, эпидемии, преступления, но это было не особенно часто.

Как пример, два  сообщения о происшествиях в 1908 году:

"В ночь 24 сентября в д.Моховой Б.Бобровской волости было пьянство, от неосторожного обращения с огнем произошел пожар по вине кого-то из проходивших в пьяном виде около дома крестьянина  Ефима Горохова, сгорело 2 дома с надворными постройками - Горохова и Прасковьи Козловой и разное имущество квартирантки Александры Молчановой, убыток от пожара составил 475 руб., сгоревшие строения были застрахованы по номинальной оценке в 72 рубля".

"9 октября в д.Моховой произошел пожар от неосторожного обращения с огнем кого-то из проходящих, огнем уничтожены дома зерновой хлеб крестьянина Федора Козорева и его невестки Надежды Козоревой, убытка причинено на 800 руб., сгоревшие строения были застрахованы".

       В истории деревни Моховой до ХХ в. не отмечено ни бунтов, ни восстаний. В царской армии местные крестьяне служили, порой жертвуя жизнь ради Отчизны. Так, в годы Первой мировой войны воевали: Бурыкин Михаил Павлович, Горохов Иван Ефимович, Кочетов Матвей Ананьевич, Кочетов Андрей Константинович, Куликов Иван Николаевич, Куликов Егор Филиппович, Селиванов Иван Андреевич, Тараборкин Гавриил Иванович, Языков Яков Федосеевич, Шохин Павел Нестерович, Шохин Яков Макарович, Шохин Федор Иванович, Шохин Федор Петрович, пропал без вести 5 декабря 1914 г. младший унтер-офицер Павел Балдеев, а 15 марта 1915 г. был убит рядовой Михаил Ананьевич Кочетов.

    Однако революции 1917 года здесь была восприняты "в духе времени": моховские крестьяне разгромили Марьинский хутор, принадлежавший П.П.Шамшеву, расхитили скот, птицу, имущество - убыток составил более 200 тыс. руб.

       В 1918 году от Моховой в Больше-Бобровский волостной совет были избраны депутаты: беспартийные Андрей Яковлевич Котов и Фрол Яковлевич Козыров, а также коммунист Петр Евдокимович Шохин. В 1919 году народными заседателями в волостном суде являлись моховские крестьяне Мина Хрисанфович Редкин и Николай Вуколович Полехин.

      Весной  1919  года,  когда  в  Больше-Боброво  произошел контрреволюционный мятеж, в котором приняли участие десятки человек, прямо или косвенно в нем приняли участие крестьяне Моховой. Однако пофамильно в погромах, в убийствах они не были отмечены.  Зато в сражениях с белогвардейцами на фронтах гражданской войны отличились  уже конкретные, с полными именами и фамилиями моховские крестьяне.

 

                                                                               Чапаевцы  из Мохового

       В газете "Ударный фронт" от 20.03.1987 г. опубликована интересная статья доцента исторического факультета Курского Государственного Университета (тогда - КГПИ) Николая Анатольевича Постникова "Чапаевцы-железногорцы". Вот сокращенное содержание материала: "Весной 1919 г. армия адмирала Колчака начала наступление на Восточном фронте. Партия и правительство приняли меры для организации отпора войскам Колчака. Решающий удар наносила Южная группа Восточного фронта под командованием М.В.Фрунзе. На входившую в состав этой группы 25-ю стрелковую дивизию, начальником которой был Василий Иванович Чапаев, возлагалась ответственная  задача: прорвать вражеский фронт на ближних подступах к Волге. Чапаевцы с честью выполнили её".

       Среди тех, кто сражался вместе с В.И.Чапаевым, были и уроженцы Железногорья.

"Весной 1919 года 14 молодых односельчан из деревни Моховое были призваны в ряды РККА и откомандированы на Восточный фронт. Они принимали участие во многих боях в составе 25-й дивизии Чапаева. Вот их имена и фамилии: Семен Игнатьевич Горохов, Егор Харитонович Евтюнин, Яков Федотович Козлов, Матвей Яковлевич Котов, Иван Ананьевич Кочетов, Филипп Иванович Кутерин, Ефим Дмитриевич Романцов, Иван Андреевич Селиванов, Гавриил Иванович Тараборкин, Николай Ананьевич Шохин, Никита Яковлевич Шохин, Павел Нестерович Шохин, Степан Федорович Царёв. В жестоких боях с белогвардейцами погибли С.И.Горохов и Я.Ф.Козлов.

      Вернувшиеся в родные места после гражданской войны чапаевцы одними из первых в Михайловском районе организовали колхоз, которому было присвоено имя их комдива. Нам известна  пока биография только одного из 14 моховских чапаевцев - Н.Я.Шохина.

     Никита  Яковлевич  родился  12  октября  1898 г.  в д.Моховое Б-Бобровской волости Дмитровского уезда Орловской губернии. С 13 лет начал работать на местного помещика. Весной 1919 года вместе с 13-ю односельчанами был призван на действительную службу и направлен под город Бузулук. В составе пешей разведки 219-го Домашкинского стрелкового полка 25-й стрелковой дивизии принимал участие в освобождении городов Бугульмы, Бугуруслана, Уфы, Уральска. Дважды встречался с Чапаевым. В боях за город Уральск Н.Я.Шохин был ранен в руку, шесть месяцев пролежал в Сызранском лазарете. После лечения с 1920 по 1923 год служил ездовым, а затем командиром в окружном продовольственно-транспортном отделе г.Орла. Демобилизовавшись, работал бригадиром, завхозом в колхозе им.Чапаева, участвовал в Великой Отечественной войне, после неё был заместителем председателя родного колхоза, бригадиром, кладовщиком, молокосборщиком. За участие в защите Отечества Н.Я.Шохин был награжден медалями и почетными грамотами.

 

                                                                       В колхозе имени Василия Ивановича

      Моховое до 1924 года имело собственный сельский совет, возглавлял его Иван Матвеевич Котов, количество жителей в сельсовете на 1923 год составляло 436 человек обоего пола,  имелись пункт по ликвидации безграмотности (ликпункт), красный уголок. С 1924 года деревня вошла в состав Гремяченского сельсовета, в котором и находилась до конца своего существования.

    Отношение к коллективизации здесь было неоднозначным. Сельхозартель имени В.И.Чапаева в деревне Моховой организовалась раньше других в Михайловском районе - в 1929 году. Правда, нельзя сказать, что дела в ней шли, как в 25-й дивизии: мирные проблемы оказались не такими уж простыми, чтобы шашки наголо - и вперёд. В протоколе Михайловского райкома ВКП(б) от 9 апреля 1930 г. о настроениях населения записаны слова Ветрова: "В д.Моховое население требует открытия церкви, возвращения кулаков в деревню; пастухи говорят о коммунистах: "Мы хорошо жили без вас, зачем вы здесь, кто вам платит деньги?" Однако такие настроения и разговоры жёстко подавлялись Советской властью. В годы коллективизации Козыров Иван Николаевич, 1893 г.р., и его жена Козырова Евдокия, 1895 г.р.,  были лишены избирательных прав как кулаки.

     В духе 1930-х годов колхоз имени Чапаева критиковали жёстко, особенно ответственных лиц. "Кладовщик  Балдеев срывает хлебопоставки государству, не обеспечивая обозы тарой", - писала  15 августа 1936 г. районная газета "Вперёд". И дальше: "Председатель колхоза им.Чапаева Лавров хлеб убрал, солому заскирдовал, но колоски по его распоряжению колхозники растащили по дворам" (от 20.08.1936 г.); "Колхоз им.Чапаева (пред.Лавров) плохо готовится к весне. Инвентарь разбросан, красный уголок закрыт"(от 13.01.1937 г.); "В колхозе им.Чапаева в бригаде №1 (бриг. Козырев) корм для скота не бережется, Козырев продал 15 пудов сена директору школы Толкачеву" (от 28.02.1937 г.).

     Но не только в газетах критиковали ответственных советских работников, жалобы рядовых граждан на их произвол поступали и в Михайловский райисполком. Вот одна из них, написанная гражданином д.Моховое Гремяченского с/с Августом Ивановичем Ламбергом 14.02.1930 г. «Ко мне в помещение пришел тов.Щербаков, уполномоченный от Михайловского района. У меня, как защитника советской власти, в помещении висело двуствольное ружье 16-го калибра. Щербаков позволил себе самовольно забрать это ружье, на что не имел права. Он для того его забрал, что оно ему понравилось. Я, Ламберг, происхождением из крестьян, латыш, добровольно служил в Красной Армии и приветствую советскую власть, но тов.Щербаков  не прав, позволив себе такие действия. Прошу разобраться по существу».

 

                                                          Моховое в годы Великой Отечественной войны

       Первая потеря среди солдат из Мохового в 1940-е годы произошла еще в советско-финляндскую войну: в бою 26 января 1940 г. пал смертью храбрых 25-летний  красноармеец Андрей Захарович Кочетов.

В июне, когда началась Великая Отечественная война, были отобраны Михайловским военкоматом на войну всего четыре мужчины: Григорий Христофорович Горохов (1908 г.р.), Пантелей Харитонович Евтюнин (1910), Афанасий Владимирович Романцов (1909) и Андрей Григорьевич Тараборкин (1912).

       В октябре 1941 года в Моховую вошли фашисты. Здесь почти на полтора года воцарился страх. Немцы не часто наведывались в деревню, зато бесчинствовали полицаи. Большей частью это были приезжие предатели из соседних деревень: Остаповой, Зориной, Курбакиной.

   Полицаи грабили население, забирали подозрительных лиц в полицию, угоняли в Германию. Так, в "Похозяйственных  книгах" по Моховому за 1943-46 гг. есть такие сведения: Шохин Федор Ананьевич, в Германии с 1 января 1943 года; Козлова Нина Григорьевна (1902), в немецкой тюрьме, прибыла в сентябре 1944 г.; Шохин Николай Яковлевич (1898), в немецкой тюрьме с 1943 года, прибыл в 1945 г.

   Один из Шохиных, Николай Андреевич, с 1 декабря 1942 года стал рядовым бойцом Михайловского партизанского отряда.

    Освобождение пришло в конце февраля 1943 года. К исходу 25 февраля 354-я стрелковая дивизия под командованием полковника Д.Ф.Алексеева сосредоточилась в районе деревень Моховое, Тишимля и села Макарово, одновременно подтягивая артиллерию, боеприпасы и службы тыла, а с утра 26 февраля  перешла в наступление на Курбакино, Разветье и далее - в направлении Ажово.

       А в марте 1943 г. начался новый призыв в РККА. На этот раз "под ружьё" за 2 месяца призвали 20 человек. Самому возрастному, Захару Митрофановичу Балдееву, исполнилось 56 лет, на два года моложе  был Николай Иванович Романцов. Всего же 50-летних набралось пятеро. И семеро 17-летних: Михаил Горохов, Иван Козырев, Дмитрий Кочетов, Иван Полехин, Семен Полехин, Михаил Шохин и Иван Шохин. Можно сказать, ушли на войну все, кто мог держать оружие или работать в обозе. Около 30 жителей Моховой не вернулись с войны.  

         Многие из воевавших с фашистами моховских солдат за ратные подвиги были удостоены орденов и медалей.

Козлов Иван Григорьевич, ст.сержант, электромеханик узла связи, награжден медалью «За боевые заслуги» (1945). Во время ожесточенных налетов вражеских самолетов на аэродромы 1-я и 2-я Ваенга и г.Мурманск выходили из строя провода оперативной связи, Козлов под обстрелом обеспечивал доставку на аэродромы материалов и телефонистов-линейщиков, которые быстро восстанавливали линию связи; на автомашине только за июль-сентябрь 41 г. навел около 500 км полевых телефонных линий связи между частями ВВС и взаимодействующими войсками Красной Армии; также занимался ремонтом  боевой техники, капитально отремонтировал 5 автомашин ГАЗ и двигателей внутреннего сгорания, подготовил 5 специалистов электромехаников для работы на радиостанциях в частях ВВС Северного флота по обеспечению летных частей.

Козырев Алексей Алексеевич, сержант, награжден орденом Славы 3-й ст. (1945). В боях за г.Будапешт 15 января во время выполнения задания по захвату городского квартала огнем станкового пулемета уничтожил 2 огневых точки противника, затем подполз к третьей точке и забросал её гранатами, уничтожив 4-х фашистов, чем обеспечил продвижение взвода вперед.

Козырев Иван Васильевич, рядовой, награжден медалью «За боевые заслуги» (1945) за храброе поведение в бою в составе орудийного расчета при отражении налета авиации противника во время переправы через р.Одер.

Кочетов Петр Матвеевич, рядовой, телефонист, награжден медалью «За боевые заслуги» (1944) за то, что в наступательных боях под сильным обстрелом противника своевременно доставлял телефонный кабель на линию, лично устранил 7 порывов проводов.

Куликов Федор Иванович, рядовой, ездовой, награжден медалями «За боевые заслуги» (1944) и «За отвагу» (1945). Медаль «За боевые заслуги» за то, что в боях за с.Вата 12-13.11.1944 г.  вывел весь конский состав в безопасное место из зоны артобстрела противника. Медаль «За отвагу» за своевременную доставку орудия на новые огневые рубежи в боях за с.Сечь-Сегед, благодаря чему расчетом было уничтожено 2 пулеметных точки и подбит бронетранспортер противника.

Палехин Иван Андреевич, ефрейтор, награжден медалью «За отвагу» (1945) за то, что 23.12.1944 г. в районе Калвас, отбивая атаку противника, огнем своего орудия разрушил блиндаж и истребил до 10 немецких солдат.

Селиванов Иван Иванович, сержант, награжден медалью «За отвагу» (1944). Отделение станковых пулеметов, которым он командовал, поддерживало роту пехоты, в результате чего рота успешно форсировала реку Великая; противник 3 раза предпринимал атаки, но они были отбиты огнем из пулеметов; 15 марта его отделение блокировало вражеские ДЗОТы и полностью их уничтожило, с двумя бойцами Селиванов взял 8 немцев в плен, в это время получил тяжелое проникающее ранение в грудную клетку.

Царев Алексей Прокофьевич, ефрейтор, разведчик, награжден медалью «За отвагу» (1943) и орденом Славы 3-й ст. (1945). Медаль: в бою за с.Дмитриевка 17.07.1943 г. при прорыве обороны противника глубокой разведкой обнаружил 2 вражеские батареи, ДЗОТ и несколько окопов, которые по его целеуказанию были уничтожены огнем нашей артиллерии. Орден:  в боях по уничтожению окруженной Земландской группировки войск противника в районе Гросс-Хайдекруг 14.04.1945 г. выдвинулся впереди нашей пехоты и под сильным ружейно-пулеметным огнем разведал место расположения двух пулеметов и одного орудия, огонь которых мешал продвижению нашей пехоты, по его разведданным они были уничтожены огнем дивизиона; в бою 16 апреля при преследовании противника встретил упорно сопротивлявшуюся группу немцев, скрытно зашел к ним в тыл, огнем автомата и гранатами уничтожил 8 немцев и 5 взял в плен.

 

                                                                       Возрождение и гибель деревни Моховой

    В первые годы после оккупации колхоз имени героя гражданской войны возрождался тяжело. В "Похозяйственных книгах" 1943-46 гг. по Моховой названы несколько человек, тянувших бремя восстановления хозяйства: председатель колхоза Иван Данилович Шилов, 77-летний председатель ревизионной комиссии Алексей Денисович Козырев, кладовщик Пантелей Харитонович Евтюнин, мельник Захар Митрофанович Балдеев, бригадир Софья Петровна Рябцева, тракторист Николай Андреевич Шохин,  плотники Андрей Иванович Романцов и Захар Иванович Романцов, конюх Иван Фомич Горохов и другие. Молодежи  было мало: кто еще находился в армии, кто был мобилизован на производство - восстанавливать разрушенное войной хозяйство в других регионах. На лесоразработках в Брянских лесах трудились Дмитрий Стефанович Царев, Евдокия Нестеровна Шохина, на стройках работали Евдокия Ивановна Куликова, Стефан Федорович Царёв, Григорий Кириллович Козлов,  Пелагея Шохина, Козырев Сергей Константинович.

       Люди в колхозе испытывали много лишений: не доставало мужской силы, не было техники, не хватало семян.    И, вместо того чтобы поддержать моральный дух колхозников, партийная пресса критиковала их: "В колхозе им.Чапаева председатель Шилов бездействует, гуляет белым днем в пьяном виде. Из 173 га вспахано лишь 27 га: трактором - 16, на коровах - 7, вручную вскопано - 4 га. Из 80 коров не все хорошо пашут"  (газ. "Вперед" от 25 июля 1944 г.).

     В 1950 году произошло укрупнение колхозов Гремяченского сельсовета, и теперь артельщики из Мохового составляли только производственную бригаду да иные из них занимали какие-то должности.  Так, например, избой-читальней заведовал М.Козырев.

     Были среди колхозников из Мохового и передовики: на сенокосе отлично трудилась Е.С.Шохина, передовой свинаркой колхоза являлась Евдокия Никитична Шохина. Вообще, из всех колхозных направлений именно в Моховой развивалось свиноводство. По показателям в 1950-е годы Моховская СТФ считалась одной из лучших в районе. Однако уже к середине 1960-х годов она стала одной из захудалых.

       Из-за отсутствия перспектив развития деревня Моховая с каждым годом скудела на людей. Но в конце 1950-х - начале 1960-х гг. здесь еще жили десятки людей, и молокосборщик Н.Я.Шохин каждый месяц собирал по 6-7 центнеров молока. Однако жители предпочитали, как их предки, уходить в отхожие промыслы, которые в советское время стали называться "шабашкой". Газета "Вперед" еще в мае 1961 года писала, что в Моховом много шабашников-строителей: Григорий Тараборкин, Григорий Горохов, Николай Козыров, Федор Горохов и др. Но ничего уже поделать с этим было нельзя: неподалеку строился горняцкий поселок Железногорск, плотники были востребованы, особенно в частном секторе.

      И вот из Мохового стали приходить вести одна печальнее другой. Видно из газетных заметок, как умирала деревня.

      "На Моховской СТФ в колхозе им.Чапаева дохнут поросята. Здесь 257 свиней. Грязи по колено, холодно, корма плохие. Недавно был пожар во время дежурства сторожа И.Д.Шилова. "Всё сгорело, даже полотенца, - сказала свинарка Тоня Евтюнина. - Хорошо, свиньи уцелели. А бытовка - вся!" - газ. "Вперед" от 27.01.1962 г.   

      В 1965 г. газета "Ударный фронт" от 22 июня писала: "На Моховской ферме некому работать, и 150 свиней остались без присмотра. Р.Азарова, А.Евтюнина, Т.Кочеткова, А.Бондарева взялись было, 20 дней поработали и ушли - нет нормальных условий труда. Бригадир М.Козырев начислял им по одному трудодню - сущая малость при больших объемах работы".

      А в последующие годы всё реже моховских фамилий встречаются среди "гвардейцев" посевных и уборочных, исчезают они из показателей животноводства. Еще в 1960-е годы на слуху имена комбайнеров Александра Михайловича Балдеева, Виктора Фроловича Козырева, однако уже нет в Моховой ни ферм, ни тракторной бригады. Каждый год социальное обслуживание становилось всё хуже. Одними из последних проживали в Моховой Раиса Аверьяновна и Василий Федорович Козловы.  Раиса Аверьяновна здесь же и родилась в 1923 году, окончила Чапаевскую начальную школу и 7 классов Гремяченской школы, затем семья переехала в г.Сталино, где Раиса завершила образование в 9-м классе. Во время войны вернулась на родину. Несколько лет находилась на советской работе: с 1943 по 1947 г. являлась секретарем Рышковского сельсовета, с 1957 по 1965 г. - секретарем Гремяченского сельсовета, а в 1956-57 гг. возглавляла Гремяченское отделение связи. Женщина активная, грамотная Раиса Аверьяновна до самых последних лет существования родной деревни добивалась улучшения условий жизни оставшихся здесь людей.

    Известная железногорская поэтесса Галина Кочетова, родственники мужа которой проживали в деревне Моховой, застала как раз печальный исход старинного русского селения, когда дома стали пустеть, огороды зарастать и пришла та "мерзость запустения", которая бывает накануне гибели. "Без слёз нельзя было глядеть, как умирает эта красивейшая деревня, как грустят старики, прощаясь со своей родиной", - вспоминает Галина Федоровна. А в 1970-е годы жизнь деревни Моховой окончательно замерла.

 

                             Из рассказа Александры Петровны Шохиной, уроженки д.Моховой

      Наша деревня лежала между Гремячим и Макарово по речке Песочне, была "в кучечке", шла одной стороной. Она состояла из трёх сторон, или, как их называют нынче, улиц. Первой от Гремячей шла Вишнёвка, от неё вела дорога на Городное, там стоял ветряк, потом была Лянивка, там шла дорога на Боброво, а ближе к Макаровой, рядом с плотиной, находилась Хверябовка - всё это нынче залито "красным" морем.  

      У нас был колхоз имени Чапаева, детишки учились в Чапаевской начальной школе, которая была на посёлке Агрономическом, рядом с Моховой, по другую сторону речки. Я в войну была совсем маленькой, лет пяти, но немцев помню, как они ходили по дворам, забирали кур и яйца. После войны многие мужчины не вернулись домой, и не только те, кто погиб - уезжали и другие, устраивались в городах. Помнится, что Иван Иванович Котов уехал по службе куда-то в Киргизию, зачем-то сменил фамилию на Полуэктова. Вернулся через несколько лет.

     Моховая стала расселяться в шестидесятые годы. Мы с мужем переехали в Железногорск в 1962-м, ему дали квартиру по работе. А я была свекловичницей в колхозе. Пока свою пайку бураков не убрала, из артели не отпускали. Потом люди каждый год стали уезжать из деревни десятками. Так деревня и сгинула".

 

                                                         Из рассказа Галины Федоровны Кочетовой

      "Когда мы познакомились с моим будущим мужем, Анатолием Ивановичем Кочетовым, он пригласил меня к себе в деревню Моховое, чтобы показать родне. А познакомились мы в поезде, он говорил, что скоро его деревню затопят, а я, выросшая на Оке, не верила, чтобы какая-то маленькая речушка, которой он и названия не помнил, поглотит целую деревню, да еще расположенную на буграх.

       Дом свекрови располагался на взгорье. И вот через некоторое время после встречи она попросила меня сходить в колодец за водой. Показала, где вёдра и коромысло. Дело мне знакомое. Набрала я воды, поднимаюсь по тропинке к дому. И тут навстречу дружок мужа. Толкнул вёдра и расплескал воду, вроде бы шутя. Не понесу же я домой неполные! Пришлось снова идти к колодцу. Только поднялась - и вот он снова, дружок, нарисовался - опять воду расплескал. И вдруг я замечаю, что за этой картиной наблюдают и мой будущий муж, и его мать. Наконец-то я донесла полные вёдра и спросила: "Почему вы спокойно наблюдали, как надо мной издевались?" А мне в ответ: мол, так у нас в Моховой проверяют невесту. Если бы я накричала на дружка, замахнулась на него коромыслом - значит, невеста скандальная, грубая, не подойдет. А раз я отнеслась к этим "шуткам" с разлитой водой терпимо, то пришлась ко  "двору".

     С мужем мы живём уже больше сорока лет. Он хороший человек, настоящий труженик. Тридцать семь лет проработал в Управлении железнодорожного транспорта (УЖДТ) Михайловского ГОКа, трудился энергетиком в спортлагере "Олимпиец". 

       

Кочетов Анатолий Иванович,  энергетик сп
Кочетов Анатолий Иванович,  
энергетик спорткомплекса Олимпиец,
во время службы в Советской Армии
Кочетова Галина Федоровна, поэтесса, чле
Кочетова Галина Федоровна, поэтесса,
член Курского Союза литераторов

© Сургучев Сергей, 2017

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now