Троицкая церковь в селе Троицкое

 

       В архивных документах Курского уезда конца XVII века села Троицкого ещё не существовало, была деревня «на колодезе (ручье) на Сучку».  Деревня носила название по одноимённой речке, и только после строительства церкви, освящённой в честь Святой Троицы, появилось второе название – Троицкое или Троицкое-на-Сучке, так как в Фатежском уезде существовало ещё одно село - Троицкое-на-Прутах. Первое упоминание прихода встречается в переписной книге 1710 г.: «Село Сучок, в нём часовня во имя Живоначальной Троицы, вновь положено с той часовни дани: 25 алтын 3 деньги, с заезда – 3 алтына 2 деньги, с десятильного дохода – 10 алтын, казённых пошлин – 3 алтына 4 деньги, архиерейский доход – 15 алтын, полковым попам – 4 алтына, всего – 1 руб. 28 алтын 1 деньга. При часовне вновь прибылой поп Сергей Фомин, переведён из села Шахова, у него жена Марья и дети – Петр, Анисья, Федора».
       В переписи населения 1719 года уже указывается село Троицкое-на-Сучке и приписанные к Троицкой церкви служители: поп Сергей Фомин, 40 лет; оного попа дети - дьячок Пётр Сергеев, 13 лет, пономарь Осип Сергеев, 10 лет, Адриан, 2-х лет, и Иван, вновь рождённый.
       Согласно 2-й ревизии Усожского стана Курского уезда 1744 года  к церкви приписаны: «Поп Сергей Фомин, 65 лет; у него дети – дьячок Пётр, 37 лет, пономарь Иосиф, 28 лет, Иван, 18 лет, Семён, 16 лет;  у Петра дети:Степан, 13 лет, Прохор, 9 лет, Борис, 3 лет, Иван, вновь рождённый; у Иосифа дети:Иван, 7 лет, Григорий, 3 лет».
        В 1782 году в Троицкой церкви села Сучок Фатежского уезда служат «священник Зиновей Петров сын Яньшин, 52 лет, у него жена Фёкла Владимирова дочь, 53 лет, у них сын Фёдор, 17 лет; дьячок Стефан Петров сын Яньшин, 60 лет; пономарь Семён Сергеев сын Яньшин, 70 лет, и пономарь Тимофей Семёнов сын Яньшин, 31 года». 
       В 1794 году в церкви числятся: священник Иоанн Васильевич Хорошилов, 38 лет, дьячок Фёдор Зиновьев сын Яньшин; заштатные – священник Зиновий Петрович Яньшин, дьячок Стефан Петрович Яньшин, пономари Семён Сергееевич Яньшин и Иван Сергеевич Яньшин.
    К 1816 году из династии Яньшиных остаётся только дьякон Фёдор, а священник (Стефан Григорьев сын Сидоровский) и пономарь (Антон Хмелевцов) уже были присланы из других мест. Да и оставшийся престарелый Фёдор к 1823 году стал заштатным и с женою своей Федосьей Михайловной доживал свой век на пропитании у добросердечного пономаря Изота Попова.
       Многие десятилетия церковь была деревянная, но пожаром она была уничтожена, на старом месте в 1879 году построили каменную, однопрестольную, на колокольне установили пять колоколов. Строили храм в течение пяти лет на пожертвования прихожан. На сельском сходе староста определял, сколько с каждого двора полагалось получить взносов. Для удешевления строительства запустили в действие небольшой кирпичный завод. Храм обнесли кирпичной оградой, а рядом с церковью возвели также кладбищенскую часовню.  Приход был небольшой, только жители села Троицкого, 563 души мужского пола да приблизительно столько же женского, земли имелось 37 десятин. Из реликвий Троицкой церкви сохранилась до настоящего времени икона Казанской Божьей Матери, написанная в 1824 году, хранящаяся в частной коллекции.
        С историей села связано имя Ирины Калугиной, курской юродивой, о которой рассказал краевед Юрий Озеров.
Известная курская юродивая Ирина Калугина, жившая в XVIII веке, родилась в селе Троицкое-на-Сучке, происходила из однодворцев Асеевых. Первый муж умер через пять лет совместной жизни, оставив ей на воспитание двух дочерей. Ирина вышла замуж за однодворца Калугина и вскоре овдовела во второй раз. Похоронив мужа, она отправилась пешком на поклонение к святыням Соловецкого монастыря. Преодолев тяготы долгого и изнурительного пути, Ирина, достигнув пределов Соловецкой земли, попросила кузнеца выковать ей железные вериги, костыль да колпак. Тот выполнил просьбу женщины и помог  ей облачиться в изготовленные для неё изделия: ноги заковал в железные цепи, на груди прикрепил медную икону с изображением трёх Святителей, а на плечах установил небольшой крест. С тех пор она так и ходила в железных одеяниях: оковах, колпаке, крестом на плечах, опираясь на тяжёлый металлический костыль. В 1767 году юродивая из Соловецкого монастыря отправилась на свою родину. По прошествии долгого времени она снова оказалась на курской земле, но домой не вернулась, а направилась в Курск и  остановилась у Ямского моста возле речки Тускарь, где заночевала в придорожной яме. Место ей настолько прилюбилось, что блаженная для жития своего начала рыть железным посохом пещеру. Рыла два дня и слышала глас небесный: «Копай, трудись, не бойся ничего!». Всё это время она питалась лишь землёй и водой. Отшельническая жизнь продолжалась недолго. Летом 1768 года на праздновании дня Святой Троицы куряне вышли за город. Там кто-то из гулявших заметил на пригорке пещеру. В ней обнаружили женщину, молившуюся на коленях. Её вывели на белый свет из полумрака, и перед толпой предстала высокая старуха в чёрном одеянии с остроконечным колпаком на голове. Назвав своё имя, отшельница опять скрылась в пещере. С того дня к ней ежедневно приходили люди, приносили хлеб, рыбу, деньги. На деньги старица покупала серебряные крестики и отдавала в курские монастыри. Число посетителей с каждым днём становилось всё больше и больше. Всем хотелось посмотреть на богоугодную старуху, приезжали из других городов, приходили даже священнослужители. Люди продолжали ей приносить различные подарки, однажды принесли нож и топор. Юродивая с их помощью продолжала углублять пещеру. Слухи о блаженной Ирине Калугиной дошли до епархиального начальства, которому не понравилась такая популярность. Старицу вызвали на допрос, после чего отпустили, запретив жить в пещере, носить вериги, колпак и ходить с посохом. Досталось и духовенству, вовремя не сообщившему о появившейся в окрестностях города блаженной.
                                                                                         О священниках
       Настоятелем  церкви в 1830-40-е годы состоял Иаков Соколов. С 1850 по 1868 годы священником был Григорий Гулевицкий, исполнявший несколько лет обязанности Благочинного 2-го духовного округа Фатежского уезда, впоследствии, согласно прошению, определённый к Архангельской церкви слободы Михайловки. До 1893 года, вплоть до самой смерти, приход возглавлял Иаков Кузьмич Хорошилов (в 1891 г. назначен Благочинным 2-го округа Фатежского уезда); временно проводили службы священники из соседних приходов, Роман Брянцев и Иоанн Величковский, пока не назначили Василия Полянского, перемещённого из с.Хомутовки Дмитриевского уезда.  На его место пришёл священник Тихомиров Тихон Сергеевич, а в 1913 г. из с. Рыжкова Дмитриевского уезда – Антоний Ильич Бакринёв. Бакринёв 2 января 1917 года перемещён в село Долгое Курского уезда, а затем поочерёдно в город Льгов к Знаменской Соборной церкви и село Жигаево Дмитриевского уезда, где умер в 1922 году. После революции в приход снова вернулся Василий Полянский, но по старости скоро стал заштатным и свои обязанности передал Сергию Шафранову. В 1930 г. церковь закрыли, а Шафранова арестовали  и отправили в ссылку.

                                                                                           Псаломщики
    В 1860-80-е годы известны имена Павла Попова, Павла Амелина, Алексея Павловича Амелина, Иосифа Колмакова. В 1892 г. после семинарии приходит Владимир Карпинский, в этом же году уволенный от должности, далее Григорий Дмитриевич Тихомиров из с.Шляхова Белгородского уезда. С 1897 по 1914 год добросовестно исполнял свои обязанности приехавший в село бывший ученик семинарии Михаил Капитонович Ключарёв, не раз отмеченный за труды по народному образованию и преподаванию Закона Божьего  епархией и награждённый серебряной медалью на Александровской ленте для ношения на груди с надписью «За усердие».  В 1915 году короткое время псаломщиком был Антоний Аушев, перемещённый в с. Троицкое Тимского уезда, в этом же году назначили Мартина Яковлевича Квятковского.
     Церковные старосты: в 1882 г., 1888 г. избирался крестьянин Василий Авдеев; в 1891 г. - крестьянин Алексей Авдеев,  в начале 20 в. -Дмитрий Евстафьевич Касьянов. 
Из крестьян выбирали и представителей для проверки церковных сумм, в 1891 году ими стали Тихон Горбунов и Фёдор Касьянов.
       В 1920 г. церковному обществу Троицкой церкви передано в пользование имущество храма, которому сделана подробная опись.  «Икона Спасителя – 5 шт., икона Божьей Матери – 15 шт., икона Воскресения Христова, иконы-святцы на каждый месяц – 12 шт. В алтаре один престол, на нём: ковчег серебряный вызолоченный; крест, сделанный из мелкого стекла; флакон стеклянный с миром для крещения; дарохранительница серебряная, шелковый антиминс, парчевая желтая одежда для престола; два креста серебряных вызолоченных, два креста металлические; два Евангелия больших бархатных. В алтаре один жертвенник, на нём: шерстяной платок жёлтого цвета, чаша серебряная, две лжицы серебряные,  два копия,  два дискоса серебряных, два паникадила металлических, три тарелочки металлические, медный таз для умывания рук, семисвечник за престолом, стул и стол деревянные. В среднем храме небольшой деревянный иконостас, в нем: иконы Спасителя и Божьей Матери, Св. Троицы, Иоанна Предтечи, Святителя Николая, Пророка Ильи; пред иконами 4 малых и 10 больших подсвечников; иконы св. Митрофания Воронежского, Тихона Задонского, Захария и Елизаветы, мученика Леонида; общая икона святых Осии, Андрея Критского, Архангела Михаила, Преподобной Ксении, Марии Магдалины, Александра Невского, Святителя Николая, княгини Ольги и Георгия Победоносца; общая икона святых Марии Магдалины, Тихона Задонского, Сергия Радонежского; большие иконы архиепископа Феодосия, Дмитрия Ростовского, Серафима Саровского, Рождества Богородицы, Усекновения главы Иоанна Предтечи; серебряная икона Покрова Богородицы; пять простых икон на деревянных досках – Георгия Победоносца, св. Власия, Гурия, Архангела Михаила, Флора и Лавра. Две плащаницы: новая пожертвована Касьяновым, другая ветхая - обе расшиты серебром по бархату. Две хоругви: одна новая металлическая, другая старая деревянная. Шесть риз парчёвых, стихарь парчевый, три ризы напрестольные – белая, голубая и жёлтая. 18 шитых парчевых и бархатных воздухов, 10 старых ковров для алтаря, 3 завески шёлковые у царских врат, 3 больших креста – запрестольный металлический и два ветхих деревянных, 2 люстры никелированные, 5 аналойных столов с одеждами для икон, 2 деревянных шкафа для книг и риз, 3 висячих паникадила в алтаре, 20 лампад пред иконами, кандея металлическая для освящения воды, кувшин медный для воды, 2 чашки металлические для воды, 2 деревянных сундука для свечей, 2 деревянные лестницы для зажигания свечей, деревянная конторка для продажи свечей и хранения денег, 2 венца венчальных, деревянные носилки для покойников, денег 10 тысяч руб. Четыре колокола: один весом 49 пудов 29 фунтов, второй – 7 пудов 30 фунтов, третий – 2 пуда, четвёртый – 1 пуд». 
       Сын церковного звонаря Александра Ивановича Анпилогова житель села Виктор Александрович рассказывал о судьбе Троицкой церкви. «В конце 1930-х годов на нужды колхоза с церкви сняли железо, в 1935 г. сделали там зернохранилище, затем омшаник для хранения пчелиных ульев. Немцы во время войны никакого вреда зданию не причинили, но пришедшие советские воины в марте 1943 года превратили церковь в ремонтную мастерскую, куда загоняли военную технику, а перед уходом в мае месяце они взорвали её. Причём, с первого раза взорвать не удалось, во второй раз заложили более мощный заряд, после которого обрушились стены. Далее солдаты разбивали кладку вручную, а кирпич возили на дорогу, ведущую в сторону деревни Нижнее Жданово».

      В Курском госархиве хранятся метрические книги Троицкой церкви села Троицкого за 1880-1884, 1886-1889, 1892-1895, 1897, 1903, 1904, 1907-1909, 1911, 1912, 1914, 1915 годы.
 

© Сургучев Сергей, 2017

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now