Пострадавшие за веру православную

       Одна из трагических страниц российской истории ХХ века – борьба советского государства с православием. Сотни тысяч верующих мирян и людей духовного звания пострадали от богоборческой политики за свои религиозные убеждения, единственной виной которых была твёрдая вера в Бога.  Их ложно обвиняли в антисоветской деятельности, заводили явно сфабрикованные уголовные дела и подвергали репрессиям.  Несмотря на невыносимые  испытания и страдания в лагерях ГУЛАГа, пытки в тюремных застенках, физическую расправу, большая часть духовенства осталась непоколебима в вере, не отказалась от Христа и продолжала идти по пути духовного служения.  Раньше о них не принято было говорить, даже опасно. Сегодня нашей святой обязанностью является восстановление исторической справедливости, возвращение множества оклеветанных, незаслуженно вычеркнутых из истории имен, поиск достоверных фактов, которые десятилетиями замалчивались или сознательно искажались.
        В истории Железногорского района (ранее Михайловского) немало «белых пятен» и малоизвестных страниц, связанных с эпохой гонений на духовенство.  До 1929 г. на территории района действовали 25 храмов, после массового закрытия которых все служители культа и их семьи были подвергнуты разного рода репрессиям: от лишения избирательных прав, высылки за пределы области, конфискации имущества, до тюремного заключения, ссылки в исправительно-трудовые лагеря и расстрела. 
        Первыми жертвами «красного террора» стали священники Захарий Амфитеатров из с. Гнань и Яков Бакринев из сл. Михайловки.  В марте 1919 г. они выступили в защиту восставших против продразвёрстки крестьян, протест которых был подавлен отрядом красноармейцев и местной милиции, открывших огонь по безоружным людям.    Ночью священников слободские коммунисты выгнали из домов и после грубых издевательств полуживых затолкали под лёд на реке Свапе.  Свидетелем жестокой расправы над отцом оказалась дочь Амфитеатрова – Любовь Захаровна, пережившая страшное потрясение от представшей её глазам кровавой трагедии. Сыновья казнённых священников Фёдор Амфитеатров и Николай Бакринёв влились в ряды вспыхнувшего вскоре антисоветского восстания, после подавления которого Николая расстреляли, а Фёдор успел уйти от расправы и воевал некоторое время в войсках Деникина.  Во время этих событий был расстрелян возле церкви священник села Андросова Семён Благовещенский за поддержку восставших.
        Советская власть в эпоху послевоенного строительства, НЭПа и коллективизации духовное сословие, наряду с зажиточным крестьянством, стремилась уничтожить как класс, в среде которого оставалось много противников идей социализма.  Первый шаг борьбы - лишение избирательных прав священников и членов их семей, которые в результате этих мер полностью теряли все жизненные перспективы, оставались без средств к существованию, не имели возможности устроиться на работу. С 1921 по 1934 гг. по сельсоветам Михайловского района «лишенцев» из духовенства насчитывалось по неполным данным около 40 человек. Вторым шагом борьбы стало массовое закрытие храмов  в 1929 г., арест и высылка священников из мест проживания. Начавшиеся репрессии для большинства осуждённых впоследствии закончились трагически.
        Священника села Больше-Боброво Николая Ивановича Фролова обвинили в срыве хлебозаготовок и осудили на 8 лет лагерей. Досрочно освободившись, он устроился бухгалтером сельхозартели в Калужской области. По доносу снова арестован и 30 ноября 1937 г. расстрелян. Вместе с ним под судом оказался и сын Лев, приговорённый к 10 годам заключения в Ивдельлаге Свердловской области, одном из самых страшных мест ГУЛАГа, только за то, что был сыном священника.  Подобная участь постигла священника Владимира Семёновича Казанского из с. Макарова: 10 лет ссылки в лагере г. Надеждинска Кемеровской области. Отбывая срок, работая до изнеможения на лесоразработках, Казанский получает новое обвинение – участие в «кадетско-монархической повстанческой организации». «Тройкой» при НКВД Новосибирской области приговорен к расстрелу, 13 января 1938 г. приговор приведён в исполнение.  В 1929 г. арестованы и выселены с территории района священники Николай Орлов (с. Волково), Виктор Саньков (с. Ольшанец), Василий Чехов (с. Расторог), Сергей Шафранов (с. Погорельцево). О дальнейшей их судьбе данных нет.
      Окончательный удар был направлен на уничтожение последних трёх, ещё действовавших, храмов района. Чтобы их закрыть, требовалось расправиться с духовенством. В 1933 г. работники НКВД завели дело о якобы действовавшей подпольной организации под названием «Группа освобождения церкви».  Были арестованы и привлечены к суду не только священнослужители, но и простые верующие, выступавшие против закрытия храмов. Их обвинили в антисоветской деятельности и кулацкой агитации. Священник Михаил Васильевич Пятницкий, настоятель Никольской церкви слободы Михайловки, арестован как руководитель одного из отделений этой организации. После жестоких допросов под давлением следователя он признал себя виновным, пять лет отбывал срок в нечеловеческих условиях мордовского Темлага. Освободившись, вернулся в Курскую область, сначала работал в гражданских учреждениях, а затем снова встал на путь духовного служения. Священствовал в храмах Льговского и Конышевского районов, преодолевая постоянные преследования и клевету. В 1956 г. возведён в сан протоиерея. Вызывает восхищение стойкость и смелость таких людей, как священник Пятницкий, нашедших в себе силы в самые мрачные годы гонений жить так, как велела им христианская совесть. И таких «рыцарей духа» было немало, подтверждением чего служит арест в Михайловке по тому же делу игумена Серафима (в миру Яков Вакхович Дементьев), приговорённого к трём годам заключения (условно). Серафим жил в слободе под постоянным надзором сотрудников внутренних дел, тем не менее, вместе с верующими продолжал бороться за возобновление служб в Никольской церкви, отданной под зерносклад. Спустя два года, в мае 1936 г., постановлением ВЦИК храм всё-таки был передан религиозному обществу, возглавляемому Серафимом. Ни местная, ни областная власть  не собирались мириться с существованием последнего  очага православия в Михайловском районе, поэтому настоятеля снова предали суду «за дискредитацию руководителей партии и Советского правительства» и 4 декабря 1937 г. расстреляли. 
        По делу «Группы освобождения церкви» подвергнуты репрессиям монахини Соболева Татьяна Егоровна из с. Гнань и Локтионова Агафья Андреевна из с. Погорельцева, а также псаломщик Богословской церкви сл. Михайловки Афанасий Иванович Курдюмов, умерший вскоре после ареста в Льговской тюрьме. 
Несколько лет, с 1926 по 1932 гг., священник Василий Григорьевич Булгаков, уроженец Орловской области, служил сначала в Михайловке, затем в Погорельцево,  исполнял обязанности Благочинного. После возвращения в Орловскую епархию служение продолжил в храмах Болховского района, где в 1938 г. был осуждён на 10 лет ИТЛ, работал грузчиком на лесоразработках, освободился досрочно в 1946 г. 
        Свой путь в церквях сёл Шатохино и Линец в должности псаломщика начинал причисленный в 2002 г. к лику святых новомученик Афанасий Васильевич Докукин. В 1925 г. он был  возведён в сан священника и перемещён в с. Кочетно Льговского уезда, в 1933 г. осуждён за неуплату налогов к 3 годам лагерей. Освободившись, Докукин продолжил священническую деятельность в храмах Московской области. В сентябре 1937 г. снова арестован по доносу за «распространение антисоветской агитации и слухов о войне». Следователю НКВД на допросах  он уверенно отвечал, что ничего подобного никогда не произносил. Оправдания не были услышаны: Докукин расстрелян и погребён в общей могиле в Бутово под Москвой. На «Бутовском полигоне» покоятся расстрелянные монахиня Александра (Бородина), родившаяся в семье крестьянина из села Макарова, и Анна Ефремова, уроженка деревни Гнездилово.
       Нельзя не упомянуть имена подвергшихся репрессиям священников, живших вдали от своей  малой родины. Широко известен уроженец села Андросова, замечательный подвижник Георгий Коссов, служивший в Болховском уезде Орловской губернии. После революции большевики два раза помещали пожилого священника в уездную тюрьму, подвергали допросам, заставляли выполнять тяжёлые физические работы, отчего здоровье его окончательно было подорвано. Скончался Георгий Коссов в 1928 г., Архиерейским Собором в 2000 г. причислен к лику святых Русской Православной Церкви. Братья его, Фёдор и Константин, тоже стали священниками, в 1930-е гг. отправлены в ссылку, один из них - Фёдор Алексеевич - расстрелян в 1937 г. Сгинул безвестно в лагерях и ещё один андросовец - священник Иван Павлович Воргольский. Та же судьба постигла родившегося в с. Гнань  о. Николая Ивлева, арестованного в с. Муравль Орловской области. Из Гнани и протоиерей Смоленской церкви г. Орла Николай Никольский, в 1937 г. он расстрелян «как член контрреволюционной организации». Подобная формулировка указана в «расстрельном» приговоре ещё двух наших земляков: св. Николая Лосева (род. в с. Жидеевка, место служения – г. Томск) и  протоиерея Василия Долгополова (род. в сл. Михайловке, место служения – г. Киев). Большие лагерные сроки получили уроженец с. Больше-Боброво св. Николай Троепольский, 8 лет на лесоразработках в Коми; церковный староста Петр Лосев, родился в с. Жидеевка, 10 лет исправительно-трудовых работ, умер в лагере, не пробыв там и одного года; 66-летний Фёдор Архипенков, выходец из крестьян сл. Михайловки, прошедший путь от псаломщика до священника, участвовавший в осаде Порт-Артура и переживший японский плен, получил 6 лет лишения свободы по 58-й статье. Иеродиакон Иван Юшков родился в с. Рышково, инок Петропавловского монастыря г. Мценска, в 1930 г. заключён в Брянскую тюрьму как один из руководителей «монархической организации, возглавляемой игуменом Площанского монастыря Никодимом».  И это сведения о «злодейски убиенных и невинно замученных» только по одному Железногорскому району, а сколько их было в масштабах области и страны?!
       К концу 1930-х гг. духовенство РПЦ было практически полностью уничтожено, но немногие выжившие духовно оказались не сломлены. Вера православная, спасенная подвигом новомучеников российских, победившая воинствующее безбожие, постепенно возрождается в русском народе. Нам надо чаще оглядываться в прошлое, чтобы не повторялись подобные трагедии, ведь незнание своей истории приводит к изменению национального самосознания, заимствованию не самых лучших образцов западной культуры, несущих зачастую агрессию, ожесточение, подмену истины ложными идеалами. Только возвращение к православным традициям поможет нашему народу объединиться и с гордостью говорить о своей стране. Как нельзя актуально и современно звучат слова епископа Орловского Макария, сказанные им мирянам в далёком 1872 году в одном их сельских приходов: «Не обольщайтесь, православные, не меняйте веру Христову на прибыль и богатство, чтобы не сделаться вторыми Иудами-предателями; не ходите за слепыми поводырями, чтобы не упасть вместе с ними в ров погибели; не выходите из ковчега, в котором рождены, чтобы не погрязнуть в мутных потопных водах».

Игумен Серафим (Яков Вакхович Дементьев)

 Игумен Серафим (Яков Вакхович Дементьев)

Анна Ефремова, преподобномученица, д.Гнездилово

Анна Ефремова, преподобномученица, д.Гнездилово 

Священник Афанасий Докукин, тюрьма НКВД 1937

 Священник Афанасий Докукин,  тюрьма НКВД, 1937 г.

 Священник Афанасий Докукин,  тюрьма НКВД, 1937 г.

Бородина Александра, монахиня, родилась в с.Макарово

Бородина Александра, монахиня, родилась в с.Макарово

© Сургучев Сергей, 2017

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now