Жизнь и судьба семьи Сучелёвых  

      Почти в каждом населенном пункте нашего района кто-то пострадал в период репрессий 1920-30-х годов, имена их занесены в «Книгу памяти жертв политических репрессий Курской области», однако сведения эти далеко не полные, и десяткам, а то и сотням невинных людей до сих пор не возвращено честное имя. Ни одной фамилии из Андреевки в этих списках нет, а в подобной Книге памяти Орловщины - всего одна фамилия. И только совсем недавно выяснилось, что в годы коллективизации была раскулачена семья Сучелевых. Об этом рассказал проживающий в Риге потомок той семьи - Владимир Александрович Сучелев-Лиепинс. Долго пришлось ему разыскивать свою историческую родину, о которой почти ничего не знал, несуществующий давно Михайловский район и исчезнувшую с топографических карт деревню Андреевку, чтобы подробнее узнать о местности, где некогда проживали его предки, больше никогда не вернувшиеся назад, связать разорванные нити настоящего с прошлым. Жизнь разбросала их по разным уголкам страны, но прежняя родина навсегда осталась в памяти.
         В семье его деда Семена Прохоровича Сучелева и бабушки Евдокии Егоровны было шестеро детей (4 дочери и 2 сына), что по тому времени считалось делом обычным. Вели они большое крепкое хозяйство, имели зернообрабатывающую машину,  благодаря своему труду жили зажиточно, работали на земле от зари до зари всей семьей.  Во время коллективизации их причислили к кулакам и по решению схода бедноты отобрали все: инвентарь, домашний скот, зерно, землю, пропитание. В общем, лишили элементарного куска хлеба, не на что было существовать, голодали. Так и осталось тайной, как погибли Семен Прохорович с сыновьями Иваном и Дмитрием: умерли от голода или пали при раскулачивании от рук сельских коммунистов. Бабушка не хотела рассказывать внукам о той трагедии, только плакала, когда заходила речь о тех событиях. В семье Сучелевых выжили одни женщины. Спасли их от грозившей высылки на спецпоселение в северные края братья Евдокии Егоровны – Владимир и Василий Савины, жившие в Луганской области, тоже уроженцы Андреевки. Они вывезли тайно сестру с маленькими детьми, все происходило в большой спешке, медлить было нельзя ни минуты, так что не успели захватить даже документы. До железнодорожной станции в Дмитриеве шли пешком всю ночь, а оттуда добрались  до поселка Семейкино, находившегося в 3 км от Краснодона. Каждый из братьев выделил сестре по участку земли, и Евдокия Егоровна с четырьмя дочерьми стала обустраиваться на новом месте. Речи о возвращении быть не могло. Уже после войны семья купила хороший дом в поселке Еленовка под Донецком и переехала туда.
       Главной помощницей матери стала старшая дочь Мария, которая помогала не только по хозяйству и ухаживала за младшими сестрами, но и устроилась работать на железнодорожную станцию. Тяжелые испытания ей пришлось пережить во время войны: муж ушел на фронт, она осталась с маленьким сыном, ходила на работу. На станции Семейкино в период оккупации активно проводили диверсии партизаны и члены легендарной подпольной организации «Молодая гвардия», а после изгнания врага станция подвергалась частым бомбардировкам немецкой авиации, так как по ней проходили эшелоны с военной техникой, боеприпасами, цистернами с горючим. Ещё до немецкой оккупации во время одного из налетов Мария Семеновна находилась на рабочем месте и получила тяжелую контузию и многочисленные повреждения. Прийдя в сознание, вся израненная, в крови, кое-как добралась до дома матери, которой потребовалось немало сил и времени, чтобы выходить Марию. У неё ещё хватило сил не только перебороть недуги физические, но и пережить известие о смерти единственного сына, в той бомбежке бомба попала в их дом, потом пришла «похоронка» на мужа.
        Вторую дочь Евдокии Егоровны, Надежду Семеновну, гитлеровцы угнали на работы в Германию. Всю войну от неё не было вестей, вернулась она домой уже незадолго до Победы в крайне изможденном состоянии. Из её рассказа выяснилось, что загоняли их на работы глубоко под землей, было невыносимо тяжело, с группой людей участвовала в побеге, но неудачно, а потом – концлагерь, в котором выжила чудом. Рассказывать об этом не любила, слишком много пришлось пережить ей за колючей проволокой и насмотреться невыносимых ужасов.  
     Третья дочь Сучелевых, Татьяна Семеновна, смогла избежать угона в Германию, отправившись работать в шахту. Труд был рабский, без единой минуты для отдыха, за плохую работу могли просто расстрелять. Несмотря ни на какие трудности, сумела выжить и в мрачный период фашистской оккупации. После войны Татьяна вышла замуж, с семьей жила в Донецке, работала на текстильной фабрике. Когда умер муж, уехала к сыну Николаю Андреевичу Малофееву в Москву. Николай с детства был одаренным мальчиком, учился хорошо, писал стихи,  прекрасно рисовал. Последнее увлечение сильно пригодилось ему в жизни и творческой деятельности. Отслужив в армии, по направлению поехал в Москву и поступил в МГИМО, где учился с 1969 по 1974 гг. на факультете журналистики. Карьеры международного журналиста, по определенным причинам, у него не получилось, зато он успешно работал ответственным секретарем, спецкором, заместителем редактора, главным редактором в издательствах нескольких московских газет: «На боевом посту», «Хозяин», «Частная жизнь», «Антенна», «Наша жизнь». Как карикатурист сотрудничал с журналами  «Крокодил», «Смена», «Огонек», с газетами «Труд», «Правда», «Литературная газета», «Известия», «Московский комсомолец». Творческий псевдоним – Николай Малов. В последние годы был зам. главного редактора, редактором газеты «Московский Север», член комитета графиков Москвы и Союза журналистов СССР.
        Младшая дочь Сучелевых, Анна Семеновна, во время оккупации чуть не лишилась жизни, когда вышла во двор с повязанным на шее красным платочком. Платочек этот заметил фашистский автоматчик и, рассвирепев, в припадке бешенства выпустил по ней автоматную очередь.  Правда, она успела упасть на землю, пули просвистели мимо, а немец не стал добивать маленькую девочку. После окончания техникума Анна заведовала лабораторией на элеваторе. По направлению поехала в Ригу, также работала в зернохранилище. Там судьба свела её с человеком, который тоже был из репрессированных. Всю семью Александра Александровича Лиепинса выслали в Амурскую область на 10 лет, а он с двоюродной сестрой успел сбежать к дальним родственникам, у которых прожил несколько лет, постоянно опасаясь попасть в поле зрения спецорганов. Анна и Александр, поженившись, уехали в Еленовку, где прожили несколько лет, а когда из ссылки вернулась его семья,  то и  супруги с сыном Владимиром переехали в Ригу. В 1990-е годы Александр Лиепинс с сыном денационализировали землю, принадлежавшую 200 лет их роду, в настоящее время Владимир Александрович занимается семейным предпринимательством. Прах его родителей покоится на частном церковном кладбище в нескольких десятках километров от Риги, как раз рядом с родовым поместьем.
      Вот так сложилась судьба потомков крестьянской семьи Сучелевых, чьи корни глубоко уходят в историю русской деревни Андреевки.

Сучелева Анна Семеновна с мужем Александром Лиепинс. Рига, 1954 г.
Сучелева (Савина) Евдокия Егоровна

 Сучелева Анна Семеновна с мужем Александром Лиепинс. Рига, 1954 г.

 Сучелева Анна Семеновна с мужем Александром Лиепинс. Рига, 1954 г.

Сучелева (Савина)Евдокия Егоровна

Сучелева Анна Семеновна (слева) и Савина Анна Владимировна

Сучелева Анна Семеновна (слева) и  Савина Анна Владимировна  

© Сургучев Сергей, 2017

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now
 Сучелева Анна Семеновна с мужем Александром Лиепинс. Рига, 1954 г.