Деятельность сельского духовенства в годы Первой мировой войны

       В истории России Православная Церковь никогда не оставалась в стороне от страданий великого русского народа, терзаемого бесконечными большими и малыми войнами. С древних времён вера и Отечество, церковь и народ были неразделимы. Ещё во времена Киевской Руси духовные пастыри направляли все силы на умиротворение княжеских усобиц. В период великой Смуты, нашествия Наполеона, в Турецкую и Крымскую кампании, Русско-Японскую войну православное духовенство благословляло на подвиг защитников родного народа и Отечества, показывая на деле примеры патриотизма и миротворчества.
    И в годы Первой мировой войны Русская Православная Церковь немало сделала для поддержания патриотического настроения в российском обществе. Император Николай II, обращаясь в манифесте к народу, уповал не только на силу оружия, но и на веру православную: «Да благословит Господь  Вседержитель наше оружие, и да поднимется вся Россия на ратный подвиг с железом в руках, с крестом в сердце».
          Важным оружием Церкви было слово. В устных проповедях и в печати говорилось о необходимости единения народа, помощи друг другу, передавались новости с арены сражений, совершались богослужения о даровании победы над жестоким врагом. Проповеди согревали души, умягчали сердца ратников от ожесточения и ненависти. 
        В губернских и уездных городах руководство епархий, монастыри, духовные учебные заведения устраивали лазареты для раненых, благотворительные концерты, организовывали сбор пожертвований на нужды фронта. Их деятельность постоянно освещалась в прессе. Работа проводилась большая, однако всегда мало внимания уделялось  роли сельских приходов и причтов, церковно-приходских школ, внесших посильный вклад в общее дело и всегда остававшихся в тени. Кому-то эта помощь может показаться незначительной, сейчас кажутся смешными суммы в 8, 20, 40 рублей, а в то время это были немалые деньги, особенно для нищего русского крестьянства и сельских церковнослужителей, многодетные семьи которых жили впроголодь. Для солдата же, сидевшего в окопе, каждая пара варежек, каждый кисет, присланный из небольшой российской деревушки, пахнущий теплом родного дома, – это был бесценный подарок, говорящий о том, что о них помнят. Как большая река начинается с малых ручейков, так и общее благое дело начинается с малой толики. Если перефразировать пословицу, православный народ следовал принципу: с миру по нитке – воину рубашка. 
        В чём заключалась деятельность сельского духовенства, рассмотрим на примере селений Железногорского района Курской области, в описываемое время находившихся в двух разных епархиях: Курской и Орловской.
      Прежде всего, во многих приходах с самого начала войны были учреждены Попечительские Советы для помощи семьям, чьи кормильцы мобилизованы в армию. Так, Попечительские Советы при Архангельской, Богословской, Никольской церквях сл.Михайловки, Пятницкой в с.Погорельцево и Преображенской в с.Рышково на нужды фронта собрали немалую сумму: 768 р. 78 коп. В церковно-приходской школе села Гнань священник Захарий Амфитеатров для присмотра за солдатскими детьми в летнюю страду устроил ясли. Два месяца дети находились с нянькой, на содержание девяти человек израсходовано 15 руб. Помимо этого каждому ребёнку выделено на перешив одежды по 10 руб. Подобный временный приют организовал для двух учеников Андросовской и Зоринской школ в приходе села Андросова священник Семён Благовещенский.  Детям также собрано на одежду и обувь по 8 руб. 
          В 1915-16 гг. семьи беженцев из Польши и Белоруссии получили приют на территориях Курской и Орловской губерний. Дети их обучались в церковно-приходских школах. Так, в селе Больше-Боброво учился мальчик-поляк, ему выдали денежное пособие и одежду от школьного попечительства.  Например, только в течение 1915 г. от церквей сёл Макарово, Трояново, Лужки, Андросово, Ажово, Волково, Разветье, Гнань, Б.Боброво поступили денежные пожертвования беженцам в сумме – 252 р.
         Церковь не оставляла без помощи больных и раненых в лазаретах, облегчая участь страждущих воинов.  В 1914 г. все законоучителя (в основном эти должности занимали священники) Дмитровского уезда отчисляли ежемесячно из своего жалованья 8% дохода на содержание 2-х коек в епархиальном госпитале при Орловском духовном училище. В этом же году в сельце Гремячем Волковской волости земством была построена больница для крестьянского населения, туда поступали на лечение и раненые солдаты. Местный помещик и глава земского участка Пётр Николаевич Шамшев, активно участвовавший в строительстве больницы, предоставил безвозмездно в распоряжение земства для перевозки раненых в госпитали губернии несколько своих личных рессорных экипажей и повозок.
         Приходские советы для фронта собирали тёплые вещи, деньги, продукты питания, предметы личной гигиены. Люди приносили, что могли. В 1914 г. от причта и прихожан села Больше-Боброва поступило: 24 полотенца, 12 платков, 12 пар чулок, одна рубашка. Ученики церковно-приходской школы этого села собрали деньги, купили материал и сшили рубашки и тёплые жилеты для солдат, а учительница Елена Славская от себя лично пожертвовала 7 р. 50 к., 8 сорочек, 13 пар кальсон, 2 пары варежек, 8 пар носков, 9 полотенец, 2 ситцевых платка. Гнанская приходская школа выслала на передовые позиции 20 тёплых рубашек, 7 пар чулок, 7 пар варежек, 7 полотенец, полфунта табака, писчую бумагу. Священник Георгий Косминский с причтом из села Волкова передал на нужды воинов 6 руб., 40 кисетов, 6 фунтов табака, курительную бумагу, 40 конвертов и столько же листов почтовой бумаги. АЗоринская школа – 8 пар перчаток, но даже такая малая лепта была важна и востребована.
      В 1916 г. от прихода Архангельской церкви сл. Михайловки Дмитриевского уезда и священника Николая Арбузова поступили пожертвования: 7 полотенец, 4 носовых платка, 2 рубашки, 4 фунта мыла, 16 фунтов табака, 15 пачек чая, 2 фунта сала, 6 фунтов сахара, 42 р. 35 к. денег. Хорошо пожертвовал причт Богословской церкви слободы Михайловки во главе с настоятелем о. Венедиктом Ершовым и с учениками приходской школы. Они не остались в стороне от общей беды, проявили высокую активность и на нужды войны собрали:  26 р. 47 к. денег, 4 фунта чая, 12 фунтов сахара, 10 фунтов табака, 12 фунтов белых сухарей, 4 фунта колбасы, 45 пар чулок, 35 кисетов, 5 пачек спичек.  Священник Гавриил Кремпольский из с. Радубеж Фатежского уезда с причтом и учениками церковной школы отправил солдатам 27 пар белья, 27 пар перчаток, 16 пар чулок, 900 аршин холста, 25 полотенец, 30 платков и 7 р. 60 к. денег. 
       Церковно-приходская школа д. Пасерковой внесла свой небольшой вклад – дюжину белья, но интересен другой факт: священник Михаил Горохов организовал приПасерковской школе занятия для девушек и женщин-солдаток, изъявивших желание научиться грамоте, чтобы писать письма на фронт своим близким. Занятия вели учителя Александра и Мария Лошкарёвы с ноября 1915 по март 1916 года. Обучение проводилось по будням с 16 до 18 часов. Приходили 7 девиц и 9 женщин-солдаток, которые к концу обучения умели читать и писать.
       Не только молитвами, возносимыми к Богу, но и личным участием в действующей армии, на передовых позициях, в госпиталях священники, члены их семей, учителя церковно-приходских школ помогали русским ратникам. Сын священника Венедикта Ершова из слободы Михайловки не вернулся с войны. Учитель приходской школы села Расторог Дмитриевского уезда Фёдор Юдин в 1916 г. добровольно ушёл на войну. О его чудесном спасении написали «Курские епархиальные ведомости»: «…во время атаки в одном из боёв в Карпатах Юдин был ранен. Пуля попала в щеку, выбила 5 зубов и прошла в открытый рот, не причинив ему больше никаких повреждений. Учителя после непродолжительного лечения вернули домой, где он снова стал заниматься обучением детей». 
    Священник села Больше-Боброва Дмитровского уезда о. Вениамин Богданов, человек отзывчивый и неравнодушный к бедам и несчастьям своей паствы, заботился о семейном благополучии  прихожан.В 1915 г., в самый разгар войны, когда резко увеличилось количество пьющих крестьян, он создал в приходе общество трезвости, следившее за моральными устоями сельских жителей. Как истинный патриот своей страны, о. Вениамин в ноябре 1916 г. добровольно ушёл на войну и служил священником в тыловом военно-санитарном поезде № 39, помогая словом и делом раненым солдатам. Следуя патриотическому порыву, священник пишет воззвание к согражданам, призывая их всеми силами и способами помогать русской армии. Текст был напечатан в «Орловских епархиальных ведомостях»: «Все отдыхают в эти дни от обыденных трудов, разделяя трапезу с родными и знакомыми, бывая в театрах, концертах и увеселительных заведениях. А наши доблестные воины, оторванные от милых и дорогих сердцу родных, в эти дни вдали от нас, в сырых окопах, проливают драгоценную кровь и слагают свои кости среди неописанных ужасов небывалой войны. Наши герои доблестно исполняют свой высокий долг перед Царем и Отечеством.
           Не долг ли нам поддержать веру в солдате? Мы, соотечественники, живущие в сравнительном благополучии и покое, обязаны храбрым нашим защитникам. Самозабвение наших воинов ради победы и завоевания мира обязывает и нас забыть, хотя бы на время о себе и помнить: лишь в единении сила, всё для победы, всё для наших славных воинов!».
       За труды в условиях военного времени епархиальным начальством Вениамин Богданов награждён камилавкой.
Не было населённого пункта, откуда бы ни ушёл ратник, семьи лишились своих кормильцев. Многие не вернулись домой, некоторые стали инвалидами. Согласно приблизительным статистическим  данным, только в 1914-1915 гг. по сёлам и деревнямВолковской, Веретенинской, Больше-Бобровской, Кармановской и Михайловской волостей (ныне территория Железногорского района) числилось 18 человек убитых, 67 раненых, 58 пропавших без вести.
       Курская и Орловская епархии не были в зоне военных действий, но старались помочь раненым и больным воинам, воодушевляли мирных граждан, пострадавших от бедствий военного времени. Не оставляли без помощи и служителей своего ведомства. За мобилизованными на войну псаломщиками (Михаил Воинов из с. Погорельцева, Павел Бобнев из с. Жидеевки, Михаил Яновский из сл. Михайловки) оставляли места, не выставляя их на вакансии, а причитающиеся доходы отдавали членам семей призванных причётников. 
         Тем не менее, если в первый год войны религиозный подъём населения заметно возрос, то к 1916 г. был виден упадок веры в народе, негативное отношение к церковнослужителям, резко стали проявляться атеистические настроения в солдатской среде в связи с недовольством затянувшейся войной, недоверием к власти и влиянием революционной агитации. Эти  же солдаты, которым Церковь помогала по мере сил и возможностей, вернувшись с фронтов после революции, стали во главе местных Советов, активно проводили политику по уничтожению русского православия, отличались необоснованной жестокостью по отношению к духовенству. Жертвами подобной политики стали священники слободы Михайловки и села Гнань Яков Бакринёв и Захарий Амфитеатров, выступившие против ограбления крестьян продразвёрстками. Руководители Михайловского волостного совета вместе с милицией устроили над ними расправу и утопили в реке Свапе, пустив их живыми под лёд. В это же время возле храма был расстрелян священник села Андросова Семён Благовещенский. 
        Несмотря ни на какие гонения, войны, великие потрясения, Русская Православная Церковь всегда выступала с миротворческой миссией, призывала народ к общерусскому единству и защите российского государства.

© Сургучев Сергей, 2017

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now