Мокрыж

 

      Мокрыж – деревня в Железногорском районе Курской области. Высота над уровнем моря:  173 м.

Поблизости:  Снецкое, Погорельцево, Воропаево, Карманово.

Народные названия улиц:  Комарёвка, Смородинка

По сведениям на 2010 г. в д.Мокрыж  проживали постоянно  в 55 дворах 104 человека.

     Деревня Мокрыж возникла в XVI-м веке.  Однодворцы Мокрыжа  имели здесь земли еще по Писцовым Книгам первой трети XVII века.  В "Сводных сведениях о поземельном владении на правах казенных поселян в общих дачах с помещиками по Дмитриевскому уезду за 1837 г." (ф.184, оп.1, е.х.791) записано: "Деревни Мокрыши, состоящей в одной окружной меже со слободкою Снецкою, однодворцев с помещиком Анненковым, однодворцы с помещиком владеют землями чересполосно, по крепостям четвертными дачами. Лес соблюдают и оным пользуются вообще. Мельницею водяною на речке Мокрыше, о двух поставах, владеет помещик Анненков по устроению им оной, без всяких со стороны казенных поселян условий. Рыбными ловлями в реке Свапе и речке Мокрыше пользуются вообще с помещиком. Однодворцы Машкины сверх поместных дач имеют в оной же деревне приобретенную от помещиков Машкиных землю по купчим крепостям 1821 и 1832 годов 24,5 четверти (около 15 га. - авт.). Они же, Машкины, владеют отсутственно  покупкою от однодворцев же в дачах д.Рышковой 126 четвертей и с.Волкова 5 четвертей. Однодворцы владеют землями по Писцовым книгам 7136, 137 и 138 гг. (т.е. 1628, 1629, 1630 гг.)".

       Деревня входила в приход храма священномученицы Параскевы Пятницы в с.Погорельцево.

До 1523 года земли Мокрыжа относились к удельному княжеству Рыльскому, а в 1525-1628 гг. являлись частью Снитской волости Свапского стана Рыльского уезда. Примерно в это же время в Курском крае появляются "боярские дети" Машкины  и получают земельные наделы, чтобы жить здесь оседло, вести хозяйство, вести порубежную разведку,  а при необходимости с оружием в руках дать первый отпор нарушителям границ  Московского государства.

     Не всё так просто с названием. Казалось бы, его происхождение лежит на поверхности: Мокрыж - от названия ручья, а значит - от слова "мокрый". Большинство ученых (А.Ященко, В.Дугинов и др.) склоняются к этой же версии. Но почему-то никто не обратил внимание на то, что в XVII-XIX вв. название речки и деревни писалось как Мокрошь. А ведь это имя славянской языческой богини, покровительницы женщин (Мокошь, Мокрошь).  Как пишет в научной работе "Язычество древних славян" И.С.Зотов, "культ Мокроши(Мокоши) был очень популярным среди женщин многие века после введения христианства... Непосредственным продолжением образа Мокоши после принятия христианства стал образ Параскевы Пятницы, и этот факт отражает устойчивую популярность Мокоши (Мокроши). Если учесть, что храм, построенный рядом с речкой Мокрошь и одноименной деревней, наречен как раз во имя Параскевы Пятницы, эта версия приобретает еще большую убедительность: чтобы вытеснить веру в языческую богиню, надо было заменить её в сознании верующих одной из христианских святых с тем же ореолом защитницы женщин.    

      Как сказано выше, по Писцовым книгам начала XVII века владельцами угодий в Мокроши являлись помещики Машкины и однодворцы Машкины. Они записаны во всех Ревизских сказках от времен Петра Великого до реформ Александра Второго.

   В Переписной книге Усожского стана Курского уезда 1710 г. сказано: "В приходе Пятницкой церкви села Погорельцева деревня Мокрыш, в ней однодворцы рейтарского чина Василий Ефремов сын Машкин, Иван Потапов сын Машкин, Василий Иванов сын Машкин, Мокей Касмин сын Машкин, Ларион Аристов сын Машкин; солдат Федор Мартинов сын Машкин; помещики: Василий Акимович Анненков, за ним 5 дворов крестьянских, в них: Степан Григорьев сын Сазонов, Степан Иванов сын Соколов, Григорий Григорьев сын Сазонов, Парамон Клеменов сын Сазонов, Капитон Исаев сын Кузнецов; Герасим Акимович Анненков, за ним 3 двора крестьянских, в них: Феоктист Матвеев сын Токмаков, Леон Андреев, Селиван Евдокимов сын Соколов; Тимофей Васильевич Анненков, а за ним 2 двора крестьянских, в них: Андрей Фомин сын Колупаев, Митрофан Васильев сын Колупаев; Петр Васильевич Анненкова, за ним 1 двор крестьянский, в нем Степан Максимов сын Черкашенин; поручик Илья Андреевич Колпаков, за ним 3 двора крестьянских, в них: Афанасий Марков сын Акимов, Павел Никитин сын Тулемов, Степан Клеменов сын Тулемов. 

     В 4-ю Ревизию занесены однодворческие многодетные семьи 80-летнего Федора Васильева сына, 50-летнего Исая Матвеева сын и 66-летнего Захара Машкиных.

Вместе с тем, в Мокрыже проживали и владельческие крестьяне помещиков Машкиных: так, в 1813 году губернскому секретарю Василию Саввину сыну Машкину принадлежали 8 крестьян (считались только по муж.полу. - авт.); столько же крестьян принадлежали сержантше Марфе Феоктисовой дочери Машкиной.

       Однако самыми крупными владельцами крестьян и угодий в Мокрыже являлись помещики Анненковы. Еще в середине XVII века Акиму Михайлову сыну Анненкову, выборному дворянину первой статьи, охранявшему Курскую землю от набегов чужеземцев, были пожалованы 140 четвертей (около 75 га) земли за его "великую службу, промыслы и храбрость" и несколько деревень, в числе которых упоминается и д.Мокрыш. После смерти Акима эти владения в 1680-х гг. делятся между 5-ю сыновьями. К середине XVIII века владения Анненковых увеличиваются за счет приобретения земли у более мелких помещиков.

    В результате, на 1 января 1813 года действительному Статскому советнику и кавалеру Петру Ивановичу Анненкову принадлежали 55 мокрыжанских крестьян мужского пола, т.е. в три с половина раза больше, чем помещикам Машкиным, вместе взятым.       

     Однако новые поколения помещиков Анненковых не были такими рачительными хозяевами. Примерно с  середины XIX века в "Курских Губернских ведомостях" (КГВ) начинают появляться объявления о распродаже ими угодий, например: "Продается: Курской губернии Дмитриевского на Свапе уезда в даче деревни Мокроши на сруб лес до полутора десятин. О цене и кондициях могут узнать, адресуясь в г.Дмитриеве на имя Павла Петровича Анненкова" (КГВ от 24 фев.1846 г.).  А через два десятка лет уже сын Павла Петровича, инженер Александр Павлович, страстный игрок в карты, начнет отдавать имение за долги огромными кусками, и купец Михаил Минаев из Михайловки заберет у Анненковых и земли, и леса с лесопилкой,  и конюшни.

В ревизской сказке 1764 г. упоминаются помещики Алексей и Тимофей Сименковы, однако затем эти фамилии нигде не проявляются.

     Деревня Мокрыж по количеству дворов и населением не являлась большим селением. Так, в 1835 году в ней было всего 10 казенных дворов, где проживали  96  казенных, т.е.государственных крестьян, потомков однодворцев, 15 дворов владельческих со 159 крестьянами обоего пола. Всего 25 дворов и 255 человек.

     Кроме прощавшихся с владениями Анненковых, набиравших силу купцов Минаевых и поручика Машкина, здесь в 1884 году  имели небольшие угодья государственные крестьяне Акуловы, Никитины, Полянские. Например, следующее объявление появилось в 1877 году в Курских Губернских ведомостях: "Вызываются наследники умершего в 1847 году государственного крестьянина Якова Никитовича Машкина для предъявления своих прав к имению, состоящему в даче д.Мокрыжа Дмитриевского уезда, заключающемуся в 20 десятинах разного качества земли".

      В те годы землемером являлся государственный крестьянин из Мокрыжа М. Лактионов.  В Курском госархиве есть документ: "Объявление через Дмитриевское полицейское управление бывшему мерщику из государственных крестьян Дмитриевского уезда Мокрыжанской волости Мелентию Лахтионову о не исключении его из оклада " (1869 г.).

      Деревня  Мокрыж  являлась  центром Мокрыжанской волости 3-го участка Дмитриевского уезда. Это было в 1860-70-е пореформенные годы, когда рядышком находились небольшие, по 3-4 селения, волости: Мокрыжанская, Кармановская, Генеральшинская, Киликинская, Михайловская, Бычковская и др. Позже вновь произошло укрупнение, и деревня Мокрыж  вошла в Генеральшинскую волость Дмитриевского уезда Курской губернии.

       В эти же пореформенные годы появился так называемый Мокрыжанский почтовый тракт: здесь возили газеты, письма и другую корреспонденцию  из  Дмитриева через Мокрыж, Карманово, Рышково, Михайловку, Киликино и Бычки 2 раза в неделю тремя конно-рассыльными почтальонами. 

       В общем, во 2-й половине 19 века небольшая деревушка Мокрыж была одним из центров Дмитриевского уезда, в ней находились волостные учреждения, как-то: волостное правление, суд, почта и др. В 1862 г. В Мокрыже в 29 дворах проживали 304 человека - 142 мужчины и 164 женщины.  Когда деревня стала волостным центром, население стало понемногу увеличиваться.

     Это был начальный период капиталистических отношений в сельской местности. Он характерен увеличением  сделок с землёй. Это отразилось в газете "Курские Губернские ведомости" в 1880-е гг., где появился ряд объявлений:

1882 г. "Мировой судья Дмитриевского округа вызывает наследников умершей крестьянки Надежды Ивановны Арнаутовой для предъявления прав на оставшееся после её смерти недвижимое имение, заключающееся в 50 дес. земли четвертного права в даче д.Мокрыж".

1882 г. "Выставлены на продажу земельные участки, находящиеся в собственности Олимпиады Викторовны Ясинской в дачах слободки Снетской и д. Мокрыж".

1884 г. "Дмитриевский мировой судья вызывает наследников имения умершего государственного крестьянина д.Мокрыж Михаила Сидоровича Машкина, состоящего в 17 десятинах земли четвертного права".

1886 г. "Продается с публичных торгов недвижимое имущество крестьянина Ивана Яковлевича Машкина, заключающееся в 6 дес. земли в даче д.Мокрыжа за долги крестьянину Василию Потаповичу Машкину, оценено в 450 руб.".

1887 г. "В д.Мокрыж 11 сентября выстрелом в окно убит крестьянин Василий Потапович Машкин, 45 лет, вызываются его наследники на имение, заключающееся в 100 десятинах земли, для предъявления прав наследства".

1888 г. "Разыскивается купчая крепость, принадлежащая умершему крестьянину д.Мокрыж Василию Потаповичу Машкину, доставшаяся ему по наследству от матери его Анны Алексеевны Машкиной".

    С 1890-х годов в деревне действовала винная лавка, принадлежавшая крестьянину Федору Ильину сыну Машкину. 

       Мокрыжанские мужчины были готовы взять в руки оружие и уйти сражаться за Отечество. Отнюдь не великое по размером селение в каждую войну поставляло в армию отважных воинов, которые сражались, не щадя своей жизни, как их предки, защищавшие Русскую землю XVI-XVII веках. Так, 8 июля 1877 года в боях за Плевну в ходе русско-турецкой войны 1877-78 гг. пали смертью храбрых воины из деревни Мокрыж Семен Андреевич Духанев и Пимен Ионович Полянский, рядовые солдаты 19-го Костромского полка, и унтер-офицер того же полка Афанасий Абрамович Полянский.

      Воины-мокрыжанцы сражались и в годы Первой мировой войны: Аносов Алексей Иванович, Аносов Тимофей Иванович, Аносов Иван Никифорович, Аносов Фома Яковлевич, Машкин Иван Гаврилович, Машкин Вячеслав Иванович, Машкин Дмитрий Алексеевич, Машкин Илларион Афанасьевич, Сазонов Семен Тимофеевич, Сазонов Андриан Никитич, Сазонов Никита Семенович, Колупаев Филипп Петрович, Колупаев Николай Петрович, Колупаев Моисей Петрович, Себякин Прокофий Игнатьевич, Сибилев Петр Стефанович, Казаркин Егор Петрович.

  

                                                                                 Мокрыж в ХХ веке

     До 1924 г. деревня входила в Генеральшинскую волость Дмитриевского уезда, до 1928 г. в Льговский уезд Курской губернии, затем в Михайловский и Дмитриевский районы ЦЧО, Дмитриевский, Михайловский районы Курской области. По данным на 1920 год в ней насчитывалось 106 дворов. В 1918 г. был образован Мокрыжанский с/совет (в него входила и деревня Снецкое), просуществовал до 1930 г. По документам 1923 г. председателем в нем являлся Дмитрий Митрофанович Колупаев, члены совета – Карп Николаевич Аносов и Терентий Лаврентьевич Сазонов.

      В 1920-е годы крестьяне, наделенные землёй, смогли наконец-то ощутить пользу от своего труда: НЭП, т.е. новая экономическая политика - это несколько лет надежд крестьян, что они могут улучшить жизнь свою и своей семьи трудом на своей же земле. Однако не все желали работать, многие хотели, как и в годы гражданской войны: отнимать и делить. Они организовали колхозы, в которые вошли первыми не только по порядку, но и по положению, и стали сгонять в эти артели тех, кто имел сельскохозяйственную технику, домашних животных, отнимали у них имущество,  чтобы сначала прибавить и сложить, а затем вновь поделить. 

     В деревне Мокрыж сельхозартель образовалась в марте 1930 года и нарекли её именем "первого красного офицера" Климента Ефремовича Ворошилова.   

    Льговская окружная газета "Ленинский путь" сообщала 5 февраля 1930 года в заметке "Доверили козлам капусту": "Мокрыжанский сельсовет получило задание на подготовку пеньки. Эту работу поручили комиссии по хлебозаготовкам. В составе комиссии оказалось 8 человек, не входящих в колхоз. Эти "заготовители" ненавидят колхозное строительство, всячески укрывают кулацкие хозяйства, нажимая на колхозников. Имеются случаи, когда колхозники, вовсе не сеявшие коноплю, получили задание сдать не менее 40 пудов пеньки. Всё это сделано для того, чтобы развалить колхоз и запугать крестьян деревни Снецкое, которые до сих пор не организовались в колхоз, "смотрите, мол, какое задание получают колхозники, смотрите и не вступайте в колхоз". Райисполкому необходимо принять самые решительные меры. Кулацкая комиссия должна быть немедленно распущена. Правлению колхоза им.Ворошилова надо проснуться и принять непосредственное участие в доведении до каждого двора плана пенькозаготовок".

       В Погорельцевском сельсовете, куда с 1931 года входила деревня Мокрыж, было около десятка колхозов. Почти сразу после их образования началось раскулачивание зажиточных крестьян и даже середняков. По данным Михайловского райисполкома, в 1933-1934 гг. на территории данного сельсовета количество раскулаченных составило 120 человек - 2-й результат после Михайловки по району. Большинство из репрессированных крестьян, как правило, лучших хозяев деревни, сослали в северные области СССР. В Мокрыже подверглись репрессиям 68 крестьян.

 

                                                            Мокрыж и его окрестности перед войной

      В своей книге "Мокрыж  Погорельцевского прихода" Николай Анисимович Лактионов  так описывает родную деревню по впечатлениям довоенного детства: "Деревню разделяла на две части ныне пересыхающая речушка Смородинка, сохранившаяся только благодаря запрудам. Она была полноводнее. Мне запомнился омут напротив "Маслаковых" с круговоротом воды. Рядом многие десятилетия стояла коряга, возвышаясь над водой метра на 4, она служила молодежи трамплином для ныряния в глубину: глубина там была метра 2-3. По всей речке водилась рыбешка, заметно было течение. Жители у реки устраивали большие стирки белья, ведь семьи были по 5-7 человек.

       Осенью крестьяне в реке и в рядом выкопанных "копонях" замачивали снопы пеньки и замашек на 2-3 недели, что было обязательной процедурой для получения волокна. По реке постоянно плавали большие "семьи" гусей и уток. Так что вода там всегда была мутной.

       Между деревней Мокрыж и рекой Свапой 45-55 лет назад было почти сплошное болото, шириной в некоторых местах около километра, с очагами водяного зеркала. В болоте водилось много вьюнов - неприхотливой, но очень вкусной рыбёшки. Примерно в 80-е годы прошлого столетия во многих местах, в том числе и на этом заболоченном участке, произвели мелиорацию, осушили болота, кустарник был вырублен на дрова жителями прилегающих деревень. Сейчас эта территория представляет собой равнину для выгула скота. Перед "перестройкой" колхозное стадо имело 1200 голов КРС, были овцы, пасека, птицеферма.

     От  озера  Ласки в сторону Погорельцева было место,  служившее ориентиром наших детских походов - "Кирюхин крест": это место гибели молодого активиста коллективизации Кирилла Савинова. Не знаю, были ли найдены убийцы, но у населения бытовало мнение, что он пал от рук зажиточных крестьян.

       До Великой Отечественной войны между деревнями Мокрыж и Погорельцево стояли две ветряные мельницы. Из Мокрыжа в Погорельцево были две дороги, всегда договаривались, какой дорогой идти: мимо родовой усадьбы Савиновых через "ветряки" или мимо Германа и большаком. Обе дороги сходились перед  Погорельцево около глинопесчаного карьера. Этими дорогами мое поколение ходило в Погорельцевскую неполную среднюю школу (5-7 классы), они остались дорогими воспоминаниями о нашем детстве».

 

                                                  Великая Отечественная война в истории Мокрыжа

       Как и в другие селения Железногорья, война в деревню Мокрыж пришла во второй половине октября 1941 года. Вот что вспоминает Н.А.Лактионов: "Мокрыж фактически остался не затронутым боевыми действиями. Немецкие войска прошли "большаком" с Дмитриева через Фатеж на Курск. Пару недель спустя следом за фронтом прошло какое-то тыловое немецкое соединение, оно на пару дней  расквартировалось в Мокрыже по сельским домам. Агрессивности у немцев не чувствовалось, они были уставшие и недовольные войной, завшивленные, с упавшим боевым духом. Пальцами на руках показывали, сколько у них детей и какого возраста. В деревне нашелся один осведомитель - он был родом с Западной Украины и попал к нам в деревню с родителями в 20-е годы как переселенец. Осведомитель донес на моего отца Анисима Егоровича, что тот был членом сельсовета и возглавлял угон колхозного скота в глубокий тыл. Отца тут же забрали и увезли в г.Дмитриев. Там на допросе переводчиком оказался немец, принимавший участие в строительстве Днепрогэса, а отец в тот период работал там каменщиком. Они вспомнили о стройке, обменялись сведениями о знакомых инженерно-руководящих работниках, и переводчик посодействовал освобождению отца. К нашей общей радости отец вернулся на второй день.

     В связи с оккупацией города Дмитриева в Мокрыж вернулись работавшие там односельчане, члены ВКП(б) братья Степан Игнатьевич и Василий Игнатьевич Себякины. По доносу того же осведомителя они были арестованы и этапированы на Курск. Как нам стало позже известно, их по пути использовали на хозработах по уходу за обозными лошадьми. В Фатеже они сбежали. Василий Игнатьевич вступил в Дмитриевский партизанский отряд, а чуть позже забрал туда свою жену  Прасковью Мареевну и трех детей, оставив в деревне только двухлетнюю дочь на попечение тёщи.  Его, бывшего директора птицекомбината, поставили командиром роты в 60 человек.

      Степан Игнатьевич  прятался дома,  но  это дошло  до  полиции.  Группа немцев и полицаев приехала из райцентра на обыск. Степан Игнатьевич, полуодетый, ушел во двор через заднюю дверь и спрятался в снопах конопли. Группа захвата не нашла его и уехала. Беглец вернулся в дом, он сильно простудился и даже обморозился. Полиции это стало известно, и они не стали тревожить умирающего коммуниста. Через пару недель Степан Себякин скончался. Были лютые морозы, в деревне не осталось сильных молодых людей, способных ломами выдолбить могилу. Покойного коммуниста похоронили на Погорельцевском погосте в могиле Федора Никитовича Сазонова, умершего днем раньше.

      С конца 1941 г. и до марта 1943 г. деревня находилась между расположением партизан в колпинских лесах и маленьким немецким гарнизоном в 25-30 человек в Михайловке. Колхозный скот был угнан на восток, техника взята в РККА, в Мокрыже остались старики, женщины и дети. Иногда появлялись выходившие из окружения бойцы Красной Армии. Николай Авраамович Машкин, приехавший с малыми детишками из другого региона (из семьи раскулаченных), отличный мастер-краснодеревщик, гол как сокол, где-то устроился работать на складе в райцентре.  Образовалась община без управления и связи. Кругом  нивы Черноземья, лесные массивы, но нет ни магазина, ни медицины, ни света, ни радио, ни лошадей, ни органов управления. Жители Мокрыжа стихийно выбрали руководителя, старичка Алексея Ивановича, и назвали его "старостой", в охрану деревни пошли Иван Терентьевич, Михаил Вячеславович и Николай Сидорович Сазоновы. Составить список  жителей для подушевого раздела земельных угодий согласился Иван Григорьевич Колупаев. Коровушек-буренушек обучили пахать и возить дрова, иногда в пристяжке к ним были старики и женщины. Так жили люди, покинутые цивилизацией, надеясь на скорый час освобождения. И вот 19 декабря 1942 г. в деревню заехал партизанский десант. Как потом выяснилось, партизаны рассредоточились мелкими группами для действия в определенных домах, акция была спланированной. Одна из групп подошла к дому Терентия Лаврентьевича Сазонова. Услышав сильный стук в дверь, Терентий, хотя и не был замешан в антисоветских делах, спрятался на чердаке. Заплакали маленькие дети, жена не выдержала и открыла дверь. Вошедшие спросили, где её сын и муж. Она ответила: "Старший сын на фронте, второй не знаю где, а муж уехал на мельницу". Но при обыске партизаны обнаружили на чердаке Терентия Лаврентьевича. И в наказание за "неточность" застрелили его жену на глазах у детей. А ведь в этот период её старший сын Василий Терентьевич, 1918 г.р., майор, командовал на фронте батальоном. Меня возмущает до сих пор, как беглый командир взвода РККА, затем партизан, смог выстрелить в упор в пожилую женщину рядом с детьми дошкольного возраста.  И невозможно представить состояние Терентия Лаврентьевича, когда он, зная, что жена застрелена, детишки остались возле неё, а его ведут в лес якобы на допрос... Трудно представить, как чувствовал себя на фронте кавалер двух орденов Боевого Красного Знамени майор Сазонов, получив в марте 1943 года известие о трагедии в его семье. У него хватило мужества и выдержки довоевать до октября 1943 года, пока он сам не получил смертельное ранение от фашистов. Похоронен он в Горенском районе Могилевской области. Кроме Терентия Сазонова, были расстреляны безвинные жертвы: Иван Григорьевич Колупаев, Родион Григорьевич Сазонов, Николай Авраамович Машкин, Илларион Афанасьевич Машкин. Вечная Память безвинно убиенным! Никто из них оружия не применял, насилия к жителям не предпринимал.

      21 февраля 1943 г. по деревне Мокрыж прошли освободители от оккупантов - части Красной Армии. К утру 22.02.1943 года 194-я стрелковая дивизия, совершив марш от г.Ельца, сосредоточилась восточнее г.Дмитриева в районе Ратманово, Воропаево, Погорельцево, Мокрыжа, Снижи и была придана в подчинение 2-й танковой армии. Не ожидая подтягивания артиллерии и тылов, дивизия вступила в бой на рубеже Моршнево-Полозовка-Киликино-Пальцево, однако  предпринятое наступление успеха не имело. В 3 км от Мокрыжа,  под деревней  Моршнево, находящейся на берегу реки Свапы, на несколько дней завязался бой, где наши имели большие потери.

Много погибло в годы войны  жителей деревни Мокрыж, в некоторых семьях по 2-3 человека.

      Первая Курская партизанская бригада была расформирована в начале марта 1943 года, и командир 5-й роты Василий Игнатьевич Себякин вернулся домой. Без одной руки. Являясь инвалидом, он еще работал в райцентре, где умер и похоронен. Его старший сын Анатолий, бывший бойцом в роте отца, получил отсрочку от мобилизации в РККА, но после Победы всё же был призван, воевал на Дальнем Востоке и погиб в 18 лет в сентябре 1945 года.

      Потом деревня была занята  подготовкой к оборонительным боям: её жители, и стар и млад, рыли траншеи, планировали территории под аэродромы. Отсюда части 194-й СД наступали в направлении г.Дмитриева, затем Брянска и пошли к Гомелю. Конечно, каждый километр, а порой и несколько метров давались большими жертвами. В деревне Мокрыж в сентябре 1943 года располагались сразу два госпиталя: 3342-й ЭГ, 5522-й ТППГ».

      Если  в  первые  месяцы  войны,  в  июне-сентябре 1941 года на фронт были призваны 26 сильных, крепких мужчин-мокрыжанцев, то в марте-октябре - 29 человек, но уже всех, кто мог воевать или помогать в обозе, на кухне, в госпитале и т.п.  Например, Федору Степанову было 55 лет, Тимофею Аносову и Ивану Машкину - по 50 лет, а Николаю Машкину и Ивану Себякину - по 17 лет. Многим из "призывников" не суждено было снова увидеть родных. Из 620 жителей Мокрыжа, числившихся в 1941 году, 140 были призваны в РККА, 20 - мобилизованы на производство - всего более 160 человек, из них около 150 мужчин. А всего мужчин в деревне было в 1941 году 318 (в том числе детей и стариков). То есть, в годы Великой Отечественной войны почти каждый второй покинул родную деревню. И каждый второй из ушедших на фронт не вернулся домой - семь десятков сильных, в расцвете жизни мужчин.

    Десятки славных воинов-мокрыжанцев были удостоены государственных наград за мужество и отвагу, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками.  Вот лишь некоторые из них:

Аносов Александр Прокофьевич, сержант, мастер авиавооружения, награжден медалями «За оборону Сталинграда» (1942), «За боевые заслуги» (1945). С июля 1941 г. по июнь 1942 г., находясь в должности авиамастера звена истребителей, обслужил 750 вылетов; с июня 1942 г. обслуживал 6 самолетов ЯК-1, 7, 9, не было случаев отказа в работе вооружения, отремонтировал 25 пушек.

Машкин Алексей Аркадьевич, техник-лейтенант, награжден  медалью «За боевые заслуги» (1943). С 05.07.1943 г. под обстрелом вражеской артиллерии и минометов, бомбежкой авиации эвакуировал 2 подбитых бронемашины с поля боя в районе д.Теплая и Кошара, в течение суток своими силами восстановил  машины, которые были направлены на выполнение боевых заданий; кроме этого, в районе с.Поныри-2 своевременно выполнил приказ командования разведать передний край противника и доставить сведения о расположении огневых позиций врага.

Машкин Иван Абрамович,  мл.лейтенант, награжден орденом Красной Звезды (1945). При форсировании р.Одер 22.04.45 г. под сильным артогнем обнаружил артиллерийскую батарею прямой наводки, 2 минометные батареи и 4 пулеметных точки противника, которые были уничтожены; благодаря его умелой и точной корректировке, за три дня боев были уничтожены артиллерийская и минометная батареи, подавлен огонь минометной батареи и 6 пулеметных точек, рассеяно до роты немецкой пехоты; 25 апреля вовремя вызвал огонь батареи и управлял им, в результате чего атака врага захлебнулась, наша пехота, сломив сопротивление немцев, стремительно продвинулась вперед.

Просолупов Иван Петрович, рядовой, стрелок, награжден орденом Красной Звезды (1945). В ночь на 06.03.1945 г. в районе д.Шари в Венгрии проявил храбрость и упорство в выполнении боевого задания по захвату «языка»: группа захвата 2 раза подходила к траншеям противника и оба раза вынуждена была возвращаться обратно из-за невозможности подступов к намеченному объекту; когда группа подошла в 3-й раз к объекту со стороны канала, он после броска гранаты в числе первых вскочил в лодку, переправился через канал и ворвался в немецкие траншеи, ударом штыка и приклада уничтожил расчет станкового пулемета, гранатой уничтожил пулемет и вместе с товарищем вытащил из траншеи «языка», доставил его в штаб полка; 30.03.1945 г. при прорыве обороны противника в районе с. Сенге добровольно пошел в разведку, выявил несколько огневых точек врага и минные поля, что дало возможность уничтожить их и при малых потерях прорвать оборону немцев, в этом бою он в числе первых ворвался во вражеские траншеи  и гранатами уничтожил пулемет и 3-х немецких солдат; 02.04.1945 г в числе первых ворвался в немецкие траншеи и взял в плен 5 неприятельских солдат.

Савинов Илья Владимирович, ст.сержант, награжден орденом Красной Звезды (1944) за то, что в боях при форсировании р.Тисса 30.10.44 г. первым из роты переправился на правый берег реки, занял огневой рубеж, отбил 4 контратаки противника, уничтожил из личного оружия 9 фашистских солдат и двух взял в плен.

Сазонов Василий Терентьевич,  майор, награжден двумя орденами Красного Знамени (оба в 1943 г.). Первый орден: в боях с немецкими захватчиками си первых дней войны, воевал под Белой Церковью и Киевом, будучи командиром огнеметной команды; 20.10.1941 г. при обходе обороны легко ранен в спину пулей, в декабре 1941 г. командовал ротой в боях под Москвой и Волоколамском; 22 декабря, ведя роту в атаку на д.Алферьево Московской области, был ранен пулей в руку; после госпиталя и курсов комбатов в марте 1942 г. командовал батальоном в боях за сильно укрепленный узел в 5 км от Сухиничи; 28 марта водил батальон на штурм д.Сосновка и получил тяжелое ранение в голову; по излечении в конце апреля участвовал в боях под Фомино Смоленской области в должности начальника штаба 1311 стрелкового полка (СП); с ноября 1942 г. в частях 290 стрелковой дивизии в должности командира батальона; командуя батальоном 878 СП, провел большую работу по укреплению обороны и боевой подготовке личного состава. Второй орден: майор Сазонов 12-13.08.1943 г. во время наступления батальона на дд.Ближнее Натарово, Новый Путь, Маяк, Слободка умело маневрировал своими подразделениями, были отражены неоднократные контратаки противника, деревни были захвачены, Сазонов все время находился с бойцами, воодушевлял их, неоднократно показывая примеры мужества и отваги.

Себякин Василий Игнатьевич, командир истребительной роты Дмитриевского партизанского отряда с 17.10.1941 г., награжден орденом Красной Звезды (1942). В с.Упорой Дмитровского района активно участвовал в разгроме штаба немецких связистов, где были убиты 4 солдата и офицер, подбито 10 машин с военным грузом и автобус; 02.03.1942 г. участвовал в разгроме карательной группы в лесу Мыловская дача, где лично истребил 2 немецких солдат и офицера; 20.04.1942 г. при разгроме полицейского управления в д.Кузнецовка стойко сражался в бою, где было уничтожено 11 полицейских; 22.05.1942 г. показал себя смелым воином при проведении операции по подрыву военного эшелона на участке Дерюгино-Комаричи, где произведено крушение паровоза с 50 вагонами и платформами, уничтожено 2 самолета, 32 орудия, 50 гитлеровцев, из них 5 офицеров и один подполковник; 18.06.1942 г. в д.Полозовка была разгромлена полиция, убито 4 полицейских; 30.07.42 г. под его руководством была разгромлена Пальцевская полиция, где уничтожено 11 полицаев и 6 ранено; с 31.08. по 03.09.1942 г. при нападении на партизанский отряд немецкой дивизии и полицаев из 5 районов в лесу Воскресная Дача лично уничтожил 3-х фашистов из разведгруппы.

Себякин Михаил Данилович, ефрейтор, наводчик орудия, награжден орденом Славы 3 ст.(1945). При преследовании противника в бою 15.01.45 г. был помят автомашиной, после оказания медпомощи отказался идти в госпиталь и в тяжелом состоянии остался в расчете выполнять боевую задачу; 20 января в районе г.Зольдау при налете вражеской авиации его орудие первым открыло огонь по самолетам,  в результате чего они были лишены прицельного бомбометания, бомбы разорвались в беспорядке, на причинив ущерба нашим войскам.

 

                                                                           Восстановление колхозной жизни

      Возрождение колхоза им. Ворошилова началось не быстро. Надо было обезвредить землю от "подарков" войны в виде неразорвавшихся снарядов, во многих местах поднимать два года не паханные участки, что требовало или техники, или крепких лошадей и мужских рук, а ничего этого  в 1943 г. в колхозе не имелось. К тому же большинство жителей были мобилизованы работать на оборонительных сооружениях. И только осенью 1943-го, когда Красная Армия окончательно изгнала фашистов с Курской земли, колхозы стали зримо возрождаться.  Наконец-то были посеяны озимые.  Семена колхозники приносили в мешках из г.Дмитриева и весной, под яровые, тоже. Картофель сажали очистками, кое-какие семена в небольшом количестве получали из семенных фондов области. Пахали на коровах, даже волы были в редкость, не говоря уже о лошадях и тракторах. Но с каждым годом становилась крепче МТС, тракторные заводы перестали выпускать только танки и наладили конвейеры с сельхозтехникой. Правда, были еще испытания голодом, холодом, безжалостными налогами на всё, что имелось в домашнем хозяйстве, но главное - ушла война.

      Колхоз им. Ворошилова и его труженики в этом отношении мало чем отличались от других в Михайловском районе. В это время особенно жестко велась борьба с хищениями, с растратой; за несколько колосков, прихваченных с поля в карманах фуфайки, можно было получить немалый срок.

       Газета "Вперед" в феврале 1947 г. извещала: "Ранее утвержденный член избирательной комиссии Снецкого ИУ по выборам в Верховный Совет РСФСР Анастасия Александровна Сазонова, колхозница к-за им.Ворошилова, выведена из состава комиссии в связи с тем, что 24 января 1947 г.  осуждена Михайловским нарсудом за хищение колхозной собственности. Вместо Сазоновой А.А. общим собранием колхозников СХА им.Ворошилова Погорельцевского сельсовета выдвинута Варвара Карповна Себякина, 1920 г.р.".

       Знаменательно, что в эти послевоенные годы одним из председателей колхоза им.Ворошилова была женщина по фамилии Колупаева.

     В 1950 году произошло слияние колхозов им.Куйбышева в Снецком и им.Ворошилова в Мокрыже, единая сельхозартель переместилась в деревню Снецкое. И с тех пор в колхозе им.Куйбышева трудились бок о бок и мокрыжанские, и снецкие крестьяне.

       Фамилии некоторых мокрыжанских трудяг известны были на всю округу:  кавалер ордена Трудового Красного Знамени механизатор Иван Михайлович Савинов; пчеловоды Стефан Семенович Сазонов и Максим Николаевич Аносов; лучшим из кузнецов во всей округе являлся Петр Дмитриевич Сазонов; ни одно строительство не обходилось без плотника Егора Федоровича Данилова. Знатным механизатором Михайловской МТС являлся М.В.Савинов.

       Максим Николаевич Аносов  более полувека занимался пчеловодством. Его семья одной из первых вступила в колхоз им.Ворошилова. Перед войной у них с супругой Фелоной Никаноровной родились трое сыновей: Дмитрий, Александр, Сергей, после войны - дочь Галина. Максим Николаевич являлся одним из лучших пчеловодов Михайловского района. Уже в 1940 году на его пасеке было 90 пчелосемей. В годы Великой Отечественной войны Максим Аносов воевал, был четырежды ранен, награжден за отвагу и мужество орденом Красной Звезды.    Вернувшись домой, восстановил пасеку. К 1970 г. она состояла из 100 семей. Только за 5 лет, с 1965 по 1970 г., Максим Аносов принес колхозу им.Куйбышева доход в 40 тыс. рублей. Был награжден медалью ВДНХ. На его пасеке, признанной показательной, проводились областные семинары. Кроме того, Максим Николаевич самолично с детьми посадил  на косогоре лес - 3 гектара, носил на себе ели, тополя, 70 яблонь. 

 

                                                          Социальная жизнь в деревне Мокрыж

     За почти 400-летнюю историю в старинном селении Мокрыж (Мокрошь) всегда были какие-то социальные учреждения или люди, исполнявшие определенные социальные обязанности или оказывающие услуги. Из учреждений в деревне были: 1860-е гг. - волостное правление и почтовый пункт Мокрыжанского тракта, земская школа, винная лавка; в 1920-е гг.: сельсовет, школа 1-й ступени, изба-читальня, магазин; в 1930-60-е гг. - начальная школа, магазин; в 1970-1990-е гг. - магазин. В начале XXI-го века не осталось ничего, но остались в памяти жителей продавец Мокрыжанского сельмага Е.М.Аносова, участник Великой Отечественной войны Иван Егорович Кудинов.

     По причине отсутствия в деревне швейной мастерской, клуба, медпункта и других социальных учреждений здесь пользовались уважением настоящие мастера: скорняк Павел Дмитриевич Степанов, занимавшийся выделкой овчин кустарным способом - все полушубки Мокрыжа прошли через его руки; столяр-краснодеревщик, изготовитель музыкальных инструментов Николай Комаров; печник Анисим Егорович Лактионов; садовод Андрей Данилович Степанов; гармонисты, баянисты Иван Игнатьевич и Михаил Игнатьевич Просолуповы (Михаил Игнатьевич даже преподавал музыку в училище) и их отец Игнат; балалаечник Михаил Николаевич Комаров. Уважали в деревне и жителей соседних селений, которые часто приходили сюда с помощью: фельдшеров Погорельцевского ФАПа Захара Яковлевича Цыганова,  Полину Яковлевну Кичигину, участницу войны, плотника из Погорельцево Ефрема Егоровича Локтионова, построившего немало изб и сараев в Мокрыже, участкового милиционера Л.Ф.Пестехина, почтальонку Марию Николаевну Русанову, которая более 20 лет обслуживала жителей и Снецкого, и Мокрыжа.

    В  старинной  деревне  всегда проживали в подавляющем большинстве люди добрые, трудолюбивые. На хорошем счету были и те односельчане, кто трудились и имели вес в других селениях и в районе:

 -  Иван Григорьевич Просолупов, по образованию учитель начальных классов, участник Великой Отечественной войны с 1941 по 1945 г., старшина 227-й танковой бригады, счетовод, а затем секретарь Погорельцевского сельсовета, выдержанный, всегда подтянутый;

 -  директор Снецкой начальной школы Аносов (в 1947г.);

 - Николай Иванович Данилов , 1949 г.р., работал в Дмитриевской киносети, в 1970-е гг. являлся председателем Добровольного спортобщества "Урожай" Железногорского района;

 -  Народный Мастер России, самобытная  художница и поэтесса Ольга Стефановна Локтионова, участница Всероссийских и Международных выставок;

 - Николай Иванович Сумин, 1952 г.р.,  агроном Злобинского ПУ, парторг колхоза им.21-го партсъезда (1973-1987 гг.), агроном агрофирмы "Горняк" (1992-2000), директор ЗАО "Мир", Глава МО "Кармановский сельсовет" (2009-2014);

-  заместитель директора МУП "Железногорские транспортные линии" Вячеслав Михайлович Себякин.

    Многие жители Железногорья знают и уважают Михаила Васильевича Просолупова, любителя природы, искусства. Выпускник Железногорского художественного училища, он нашел своё дело в создании сказочного городка для детей, который так и называется "Сказка". В гости к "дяде Мише" с удовольствием ходят каждый день многие дети и взрослые Железногорья.

      В  Мокрыже  после  развала  колхоза  хозяином  обработкой земли занималось сельхозпредприятие  ООО "Дружба" во главе с  генеральным директором  Иваном Васильевичем Полетаевым, некоторое время занимавшим пост председателя  Железногорской районной Думы. Его жена, Валентина Алексеевна Полетаева, глава МО "Снецкой сельсовет", многое делала для обеспечения  мокрыжанцев нормальными условиями для проживания.

 

                                                                                       Мокрыжанская школа

      Мокрыжанское начальное земское училище существовало в начале 1870-х гг., об этом говорят данные журналов заседаний Дмитриевского уездного земства за 1873 г., где указано, что наставник Мокрыжанского училища из средств земства получает жалованье 120 руб. в год. Через несколько лет материальное положение учителя улучшилось. Так, в 1877 г. учителю Петрову  земство выплачивало 200 руб. и дополнительно сельское общество – 30 руб. Земство выделяло также деньги на содержание сторожа при школе.

     Ученики получали образование бесплатно, срок обучения длился 3 года. Число учеников было незначительным, без параллельных классов, с одним учителем, поэтому училище называлось однокомплектным. Согласно статистике, в 1877 г. учились 39 мальчиков и 5 девочек,  в 1881 г. – 36 учеников обоего пола, 1897 г. – 31 ученик (м. – 23, д. – 8), 1906 г. – 38 учеников (м. – 24, д. – 14). 

     Не все крестьянские дети заканчивали полный курс, для большинства из них, по мнению  родителей, достаточно было одного класса. Но и проучившиеся 3 года не всегда получали свидетельства об окончании школы: не выдерживали итоговых испытаний. Например, в 1881 г. свидетельства получили 6 человек, в 1897 г. – только 4 мальчика. Экзамены проводил штатный смотритель Дмитриевского уездного училища А.Н.Попов.

     Был среди выпускников Мокрыжанского начального училища единственный мальчик из бедной крестьянской семьи, мечтавший продолжить обучение и получить хорошее образование. Получилось ли у него осуществить свою заветную мечту – неизвестно, осталось только документальное свидетельство о его робкой попытке сделать первый шаг к своей цели. В Дмитриевском уездном земском собрании 05.10.1898 г. рассматривалось его прошение: «Крестьянский мальчик д.Мокрыж Владимир Савельев, окончивший курс местной сельской школы, обратился в Управу с прошением о пособии для продолжения образования в уездном училище. С целью дать понятие о своих способностях, Савельев к прошению приложил свои письменные школьные работы, которые для окончившего сельскую школу являются очень хорошими. Родители к содержанию его в уездном училище никаких средств не имеют».

       К слову сказать, почти все подобные прошения от земства приходил отрицательный ответ.

    Проверяющие в Мокрыжанском училище всегда находили какие-то недостатки, и только один раз отмечены успехи учеников по чистописанию. На качество обучения влияли и бытовые условия, в которых получали знания дети.  Из года в год училище упоминалось в числе худших среди школ уезда по причине неудовлетворительного состояния школьного помещения: теснота в классной комнате, недостаток в отоплении, ветхость всего строения.      Несмотря на ежегодные замечания, ситуация никак не менялась: у крестьян денег нет, а у земства всегда находились другие первоочередные объекты.

   На некоторое время занятия в училище прекращались, но после небольшого ремонта в 1890 г. снова возобновились. В 1894 г. уездный училищный Совет, наконец, обратил внимание на совершенную ветхость здания Мокрыжанского училища, и предложил крестьянам выстроить новое помещение. В помощь им из сумм государственного казначейства было отпущено 50 руб., от земства – 110 руб. субсидии, из казенных дач сельскому обществу разрешено купить десятину леса по уменьшенной цене. Зимой крестьяне приступили к постройке нового здания, и к концу 1896 г. строительство нового здания было закончено. Однако его хватило ненадолго: к 1910 г. оно пришло в совершенную негодность, и училище из собственного здания перешло в частный дом.

     Попечителями училища являлись крестьяне Герасим Себякин, Иван Дмитриевич Аносов, Андрей Петрович Шатохин. Но большими богатствами они не обладали, поэтому и решить вечную проблему с училищным зданием не могли, в отличие от попечителей других уездных школ, в числе которых были состоятельные землевладельцы, купцы, влиятельные земские служащие. Хотя и они не спешили на эти дела выкладывать свои деньги.

       Закон Божий вели священники села Погорельцева: Тимофей Карпинский, Федор Михайлович Солодовников (1898-1906), Иоанн Андреевич Борзаковский (1907-1910), Евгений Иванович Иванов (с 1912 г.), временно исполняла обязанности учительница Римма Андреевна Баскакова.

      В  дореволюционный период работали учителя: Михайлова (из мещан), Анна Васильевна Рябыкина (дочь купца, работала до того в Осоцком, Старо-Белицком, Пальцевском, Сальненском, Волковском, Меловском, Коробкинском училищах; в  характеристике отмечено: плохая и нераспорядительная учительница);  Г.А.Богачев (1904/5 г.); Римма Андреевна Баскакова (из мещан, в должности с 15.10.1905 г.; отчислена 29.09.1913 г. по причине замужества); Мария Иосифовна Перклер (из мещан, окончила 8 классов Путивльской женской гимназии, в должности с 19.11.1913 г., по болезни отчислена 21.08.1915 г.); Анна Петровна Маторина (окончила 8 классов Дмитриевской женской гимназии, переведена из Осоцкого училища 01.09.1915 г.).

       После установления советской власти Мокрыжанское земское училище преобразовано в Мокрыжанскую школу 1-й ступени двухкомплектную с 4-х-летним курсом обучения. В 1920 г. для решения хозяйственных вопросов создан училищный совет при Мокрыжанской школе, председателем которого стал гражданин Карп Павлович Просолупов.

      В 1923 г. обучались  47 человек, а в последующие годы заметен значительный рост численности ученического контингента: в 1924 г. – 63, в 1930 г. – 110 (м. – 62, д. – 48).

     И при новой, советской власти, извечная проблема Мокрыжанской начальной школы никуда не делась: в 1930 г.  в райисполкоме рассматривался вопрос о ветхости здания. На строительство из районного бюджета была выделена значительная сумма – 17.152 руб. Занятия проводились в двух зданиях.

   В 1920-е гг. детей учили: Елена Георгиевна Шевякова, Анна Петровна Маторина,  Анастасия Михайловна Головина. Школу сторожил Илларион Афанасьевич Машкин.

В 1930-е гг. преподавали Антон Сидорович Локтионов

      После изгнания немецких оккупантов школа возобновила работу. В течение двух послевоенных десятилетия в школе трудились: заведующие – Анна Федоровна Анапреева, Таисия Михайловна Василевская, Александр Прокофьевич Аносов (участник ВОВ), Лидия Ивановна Бабкова, Екатерина Николаевна Колупаева (переведена из Кармановской шк. в 1957 г.); учителя – Дмитрий Никитич Сазонов, Василий Емельянович Миначенков (переведен из Светло-Дунайской шк. в 1945 г.), А.П.Токмакова, Татьяна Митрофановна Аносова, Надежда Александровна Польская, Анна Михайловна Беседина, Лидия Григорьевна Беседина (переведена из Рышковской СШ в 1954 г., а в 1957 г. перешла в Воропаевскую шк.).

       К концу 1960-х гг. учеников в Мокрыже почти не осталось, и школа была закрыта.

 

                                                                                    ПЕРСОНАЛИИ

                                                           Сердцем связанный с родной деревней

      Мало найдется таких патриотов малой родины, каким являлся Николай Анисимович Лактионов. Его книги о Мокрыже и его людях написаны любовно, живо, ярко, со многими деталями, которые выдают в авторе художника.        И его жизнь под стать его книгам. Он родился в 1926 году в семье крестьян Анисима Егоровича (1889 г.р.) и Варвары Романовны (1889) Лактионовых третьим из пятерых сыновей. Четверо братьев ушли воевать и все возвратились домой - израненные, контуженные, но - живые. Николай Анисимович принял боевое крещение в г.Нежине в составе 7-го гвардейского Нежинско-Кузбасского ордена Суворова механизированного корпуса, прошел с ним боевой путь в Белоруссии, Прибалтике, Восточной Пруссии и был тяжело ранен 10 февраля недалеко от Сандомира. День Победы старший сержант Н.А.Лактионов встретил в госпитале, а по выздоровлении еще 5 лет оставался в Германии, строил там молодое государство ГДР, находясь в Советской Военной Администрации. Затем  жил в Москве, 25 лет работал во ВНИИГАЗе. Затем много лет являлся бессменным секретарем Совета ветеранов 7-го гвардейского Нежинско-Кузбасского ордена Суворова мехкорпуса.  Автор нескольких документальных книг: "Помни свой корень" (2003), "Мокрыж - Погорельцевского прихода" (2004), "Наедине с памятью" (2004), "За честь, победу, память..." (2006), "Бутурлино - село древнее" (2007), "Встречи. Воспоминания. Размышления" (2009), "Преемственность поколений" (2011), "Дорогами памяти" (2012) и др. Награжден орденом Отечественной войны 1 ст., медалями "За боевые заслуги", "За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-45 гг." и др. 

                                                                         Из рода дворян Машкиных

    Российский  учёный  Михаил Николаевич Машкин  вот  уже  несколько десятилетий разыскивает во всевозможных источник всё, что касается его рода. Он нашел материалы о боярине Мачко (Машко), с которого и пошел род, о расселении боярских детей Машкиных в Рыльском и Курском уездах в XVI-XVII вв. Сам учёный родился в 1948 г. в деревне Моршнево, неподалеку от Мокрыжа, но родовые его корни находятся именно в Мокрыже, и предки Михаила Николаевича ходили молиться в Погорельцево, в храм св.Параскевы Пятницы, и хоронили их там же, на погосте. Поэтому он одним из первых пожертвовал деньги (месячную зарплату) на ремонт храма еще в 2001 году. Историческая родина всегда притягивала внимание Михаила Николаевича.

      Семья Машкиных жила трудно. Отец на волах по разнарядке возил лес от Разветья и Черняковой. В 1957 г. Машкины перебрались в деревню Богословка, из которой в ясную погоду был виден купол Погорельцевского храма. Михаил окончил начальную школу, Кошкинскую "семилетку", Березовскую среднюю школу. Затем - Курский Политехнический институт, где М.Н.Машкина оставили работать на кафедре вычислительной техники, завод ГПЗ-20, где он был инженером, и кожевенный завод, где он возглавлял отдел АСУ. За время работы в Курске Михаил Николаевич дважды избирался депутатом Курского Горсовета.

     А в 1981 г. его пригласили в Новосибирск - на должность заместителя директора кожевенного объединения "Обь", начальником отраслевого отдела АСУ Роскожобувьпрома. Но уже в 1982 г. он в Москве: окончил аспирантуру Всесоюзного заочного института текстильной и лёгкой промышленности (ВЗИТЛП), защитил кандидатскую диссертацию "Технология кожевенных и меховых изделий", являлся старшим научным сотрудником ВНИИ меховой промышленности.

     Михаил Николаевич Машкин - доцент кафедры Московского авиационного института (МАИ), автор около 100 научных работ и книг. И Железногорье может гордиться тем, что исторические, родовые корни этого замечательного учёного находятся в старинной деревушке Мокрыж.  

 

                                                            Председатель колхоза Лидия Колупаева

    Одной из самых деятельных женщин в истории Железногорья является Лидия Егоровна Колупаева. Её биография представляет собой несколько стадий в колхозной и советской работе, и в каждой строке трудовой книжки читается история 1960-80-х годов, когда люди еще верили в социализм.

     Лидия Егоровна Колупаева родилась в 1942 г. в пос. Красная Яруга Белгородской области. В годы военного лихолетья осталась вдвоем с матерью, которая являлась передовой свекловичницей, звеньевой, чуть было не попавшей 25 июня 1941 г. в числе передовиков на приём к И.В.Сталину (но помешала война). Лидия помогала матери, как только чуть окрепла физически. После окончания средней школы поступила в Кучеровский сельскохозяйственный техникум Курской области и окончила его по специальности "зоотехник". В 1965-1970-е гг. училась заочно в Курском СХИ. По направлению в 1962 г. приехала в колхоз им.Куйбышева, поселилась в Мокрыже. В течение 15 лет она трудилась в сельхозартели зоотехником. Это было не так уж просто: приходилось отвечать за падёж чуть ли не каждого цыпленка, представать  перед прокурором, оплачивать из своего кармана убытки, в которых была виновата не она, а неспособность колхоза выстроить отапливаемые фермы.

      В 1977 году Лидия Ивановна, человек прямой, честный, справедливый,  была избрана коммунистами колхоза парторгом, а через три года возглавила хозяйство. Женщина-председатель колхоза - это было единичным явлением в районе и редким в области - трудилась в этой хлопотной должности более 8 лет, что было не под силу многим мужчинам. После этого Лидия Егоровна еще 3 года возглавляла исполком Снецкого сельсовета, затем заведовала сельской библиотекой. 

       

Машкин Иван Аврамович, мл. лейтенант, участник ВОВ (фото https://pamyat-naroda.ru)
Машкин Иван Аврамович,
мл. лейтенант, участник ВОВ
(фото https://pamyat-naroda.ru)
Савинов Илья Владимирович, ст. лейтенант, участник ВОВ (фото https://pamyat-naroda.ru)
Савинов Илья Владимирович,
ст. лейтенант, участник ВОВ
(фото https://pamyat-naroda.ru)
Комаров Михаил Николаевич, инженер-лейтенант, участник ВОВ (фото https://pamyat-naroda.ru)
Комаров Михаил Николаевич, инженер-лейтенант, участник ВОВ
(фото https://pamyat-naroda.ru)
Сазонов Георгий Стефанович, уроженец д.Мокрыж, пропал без вести в годы ВОВ
(фото https://www.moypolk.ru/zheleznogorsk)
Лактионов Николай Анисимович(слева), ветеран ВОВ, автор книг о д.Мокрыж. Фото - июль 1945 г. (Источник:https://iremember.ru/memoirs/drugie-voyska)
Лактионов Николай Анисимович(слева), ветеран ВОВ, автор книг о д.Мокрыж. Фото - июль 1945 г. (Источник:https://iremember.ru/memoirs/drugie-voyska)
Сазонов Дмитрий Никитич и Василевская Таисия Михайловна,
учителя Мокрыжанской школы. Фото 1950-х гг.
Колупаева Лидия Егоровна, председатель колхоза им.Куйбышева
Машкин Михаил Николаевич,
ученый, доцент кафедры
Московского авиационного института

© Сургучев Сергей, 2017

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now