По следам банды Жердова

                                                                   

      Агент уголовного розыска Петр Семенович Краснощеков был родом из города Дмитровска Орловской губернии. После армейской службы, в мае 1923 года, вернулся в свой родной уезд и устроился на службу в уездную милицию. Через какое-то время ему доверили ответственную должность – начальника милиции Волковской волости.
     Весной 1925 года с особым заданием от руководства уездной милиции приехал к нему  агент уголовного розыска Василий Александрович Мошкин. Впервые они встретились и познакомились еще год назад на оперативном совещании в Дмитровске. До перевода в Дмитровск Мошкин работал в Орловском губернском военном комиссариате, потом в Орловском ЧК. Приехал Василий Александрович к Краснощекову по следующему поводу: помочь разработать мероприятия, позволявшие получать своевременную информацию в случае появления на территории волости банды Жердова. Эта банда действовала в Кромском уезде, граничившем с Волковской волостью. Работники Орловского угрозыска, действовавшие совместно с местными сотрудниками милиции, старались ликвидировать бандгруппу, но безуспешно. Им удалось только выяснить большинство их связей среди населения и места укрытия. Поэтому была возможность перемещения банды из Кромского уезда в Дмитровский в поисках надежных мест укрытия и связей с нужными людьми. 
   Мероприятия они разработали, составили план их выполнения. Работу завершили поздно вечером. Петр Семенович пригласил Мошкина переночевать у себя. Остаток вечера прошел в беседе. Василий Александрович рассказал, как помогал милиционерам Круглинской волости выявить и задержать несколько грабительских и воровских шаек. Из этого рассказа сложилось мнение о его характере и личности. Был он волевым и энергичным человеком, любившим милицейскую профессию, честно и смело боровшимся с преступным миром. На трудности работы не жаловался, и если допускал ошибки, то не скрывал их. Таких милиционеров, каким был он, немного.
      Предупреждения Василия Александровича о возможности появления на территории Волковской волости банды Жердова и Корытина были своевременными. Ранним летним утром 1925 года на квартиру Краснощекова прибыл лесник Силаков из Долбенкинской волости. Несколько часов назад к нему в лесную сторожку пришли неизвестные мужчины и женщины в количестве 6 человек, вооруженные винтовками, которые потребовали накормить их. Выходя из дома, один человек предупредил его, чтобы он никому не говорил об их появлении, в противном случае его с семьей уничтожат. Второй захватил со стола ковригу хлеба и с лавки пустое ведро. У лесника возникли подозрения, что это члены какой-то банды, и он решил об этом сообщить в милицию. В знак благодарности Краснощеков обнял добровольного помощника, бывшего моряка, сражавшегося за советскую власть, и рассказал ему, как вести себя в случае повторного посещения бандитами его сторожки. Не было сомнений, что вооруженные люди являются членами банды Жердова. После ухода лесника Краснощеков немедленно по телефону сделал донесение о полученном сообщении в Дмитровск. Начальник уездной милиции Маслов, получив, кроме этого, ещё и донесение Долбенкинского начальника милиции об ограблении тем же вечером гражданина Курносикова, организовал оперативную группу, которую сам и возглавил. В нее вошли Мошкин В.А., агент угрозыска Заикин, начальник Долбенкинской милиции Новоселецкий, председатель Волковского волисполкома Минаков, член волисполкома Пыжиков, начальник Волковской милиции Краснощеков и его помощник Семенов М.А. 
Маслов назначил место сбора, посёлок Дубовый, где произошла встреча около 3 часов ночи 14 августа, проинструктировал участников группы. После инструктажа вооруженные винтовками и наганами люди выехали на подводах в направлении лесных массивов. На пути следования остановились часов в пять утра в деревне Рясник, где жители сообщили, что недалеко за деревней двое неизвестных мужчин забрали из стада поросёнка, зарезали его тут же и скрылись в лесу. С большой степенью уверенности можно было сказать, что это те же люди, о которых предупреждал лесник, т.е. члены банды Жердова. Все предположили, что бандиты будут готовить себе еду и далеко не успеют уйти. В целях их розыска и ликвидации группа пешком направилась к лесу, где паслось деревенское стадо. За деревней с правой стороны от проезжей дороги по оврагу начинался лес. Войдя в него, члены группы поднялись на вершину оврага. Маслов приказал зарядить винтовки и поставить боёк курка на предохранительный взвод. Продвигаясь опушкой леса, оперативники шли друг за другом на ближнем расстоянии во главе с Масловым. Страха не было, была полная готовность к решительной схватке с бандитами.
    Параллельно этому лесу, примыкавшему к широкому полю, также тянулся лес. Кто-то заметил дым из обозначившейся лощины, проходившей поперек поля.До того места, откуда шел дым, по прямой было не более двухсот метров. Маслов высказал предположение, что в лощине могут находиться бандиты и надо принять действия по их захвату. Но тут по невыдержанности одного из членов Волковского волисполкома произошел выстрел. Маслов приказывал ему не стрелять, тащил его силой обратно от опушки, но тот упорно не слушал. Бандиты, следившие за окружающей местностью, услышав выстрел, сразу обнаружили местонахождение группы с помощью полевого бинокля и открыли стрельбу. Маслов приказал быстро рассыпаться по опушке леса, залечь и ответить огнем. Позиции выбрали наспех, многие лежали на открытой местности. Перестрелка длилась недолго. Бандиты видели наше численное превосходство милиции и лощиной ушли в противоположный лес. Командир принял правильное решение: беглецов не преследовать. При преследовании нужно было преодолеть открытое пространство, а бандиты могли залечь на опушке леса, подпустить наступающих на близкое расстояние и полностью уничтожить. Если бы не случайный выстрел, ситуация могла сложиться иначе: отряд, скрываясь, вышел бы к началу лощины, где прятались бандиты, и внезапным огнем уничтожил большую часть банды.
      Кто-то заметил, что рядом нет Мошкина. Вскоре выяснилось, что в перестрелке с бандитами он был убит. Все были подавлены горем от потери товарища, который погиб по небрежности одного невыдержанного челоека. К тому же не осуществили поставленную задачу: уничтожить бандитскую группу.
       Гроб с телом Василия Александровича Мошкина для прощания установили в фойе театра Парижской Коммуны города Дмитровска. В последний путь его провожали работники милиции, многие горожане. После траурного митинга прах его был захоронен у стен бывшей усадьбы Дмитрия Кантемира.Через несколько дней после трагической гибели Мошкина жена его  родила ребенка. Оставшись с двумя детьми, она уехала из Дмитровска и купила дом в поселке Кромы, где прожила остатки своих дней и умерла вскоре после окончания Великой Отечественной войны.
   Краснощеков же на протяжении всей жизнь, где бы ни работал (начальником волостного отделения, в Орловском областном управлении милиции или советником миссии в Польской республике), хранил память о своем соратнике Мошкине, боровшемся с преступниками и погибшем на боевом посту, и рассказывал о нем потомкам.
        Ну, а бандиты Жердов и Корытин поплатились сполна: в одной из операций были ликвидированы.

Мошкин Василий Александрович, агент Орловского уголовного розыска. Фото 1923 г.
Мошкин Василий Александрович, агент Орловского уголовного розыска. Фото 1923 г.