Глава 1.
Спрут

       В течение трёх лет банда Жердова и Корытина терроризировала население на довольно обширной территории: Малоархангельский, Орловский, Дмитровский и Фатежский уезды. Население было до такой степени запугано, что с наступлением темноты люди запирались в своих  домах, гасили свет и благодарили Бога, если удавалось спокойно пережить ночь. Но не спасали крепкие засовы.  Хорошо вооружённые бандиты выбивали окна, двери и проникали в жилища безоружных людей. Цинизм и наглость бандитов со временем перешли все границы, и свои тёмные делишки они творили  уже не только по ночам, но и белым днём на глазах у соседей; не скрываясь и не боясь, разгуливали по улицам деревень с оружием в руках.
      Крестьяне, запуганные шайкой, боялись заявлять в милицию о грабежах, а если заявляли или пытались оказать хотя бы малейшее сопротивление, наказывались с особой жестокостью. Даже покупка-продажа сельхозпродукции или скота стала проблематичной.  Не успел крестьянин совершить какую-нибудь торговую операцию, как к нему в дом тут же ночью являлись незваные гости и требовали деньги, стараясь выбить не только то, что получено при продаже, но и то, что могло быть спрятано на чёрный день. Только за 1923 год бандой совершено 43 разбойных нападения и более десятка убийств, согласно заявлениям граждан, но это только малая толика в море преступлений, оставшихся неизвестными и нерасследованными по причине отсутствия заявлений от потерпевших. Только самые отчаянные или искренне верившие в советскую милицию люди обращались за помощью к власти. В списках потерпевших от банды и написавших заявления всего 120 человек, а по неофициальным данным одних только погибших от их рук около 200 человек, не говоря уже о грабежах и разбойных нападениях.
   Бытует мнение, что разбойничья шайка Жердова и Корытина вела борьбу с советской властью. Ничего подобного. В основной своей массе члены банды были выходцами из бедных крестьянских семей и новую власть всецело приветствовали. С представителями сельских советов и органов милиции имели очень тесные связи и мстили только тем советским работникам, кто не захотел с ними сотрудничать. От их рук погибли всего три милиционера, и то в перестрелке. Обычно они нападали на милиционеров, отбирали оружие и, припугнув и сделав внушение, отпускали живыми и здоровыми. Между ними был заключён негласный договор – мы не трогаем вас, а вы нас. Убивали беззащитных жителей, никоим образом не связанных с властью, не обращая внимания на возраст и пол. Их жертвами становились зажиточные и бедняки, дети и женщины, беспартийные и коммунисты.
Для них не существовало объектов уважения и преклонения.  Портреты Ленина и Маркса рубили саблями, иконы и Евангелие топтали ногами.
     Для них не существовало никаких моральных принципов и понятий, слов «жалость», «стыд», «совесть» они не знали.
     Единственное божество, которому они поклонялись, – Золотой Телец. Единственные ценности для них  - золото, серебро, оружие, и, как необходимое приложение, - еда.
   Жердов делал отдельные высказывания против существующего режима, но они произносились больше с позиции анархиста, для которого любая власть, мешающая грабить, – зло. Пропитанные лицемерием слова адресовывались обычно полуживым от страха или пыток жертвам. Он не оправдывался перед ними, он не старался выглядеть благородным разбойником. Малограмотный малый упивался властью над беззащитными людьми и, подобно Раскольникову, мнил себя «не тварью дрожащей», а имеющим право казнить или миловать, отбирать или награждать и, приставив револьвер к чьему-либо виску, с цинизмом философствовать. Политика  вору была не нужна, несмотря на попытки некоторых подпольных антисоветчиков перетянуть его на свою сторону. Они его убеждали, что нужно население не только грабить, но и настраивать против советской власти. Для этих целей доставляли ему оружие и патроны. От этой помощи Жердов не отказывался и продолжал заниматься вооруженными разбоями, для вида произнося иногда политические речи.
      Банда была хорошо организована, имела надежную разветвленную агентурную сеть среди местного населения, а также информаторов в органах власти и милиции. Какая знакомая картина! Коррупции все времена покорны.
Щупальца этого спрута проникли везде и всюду, поэтому банда была неуловимой. Она всегда быстро ускользала из расставленных ловушек. И не мудрено. Следова дыжино сорок дворов, и только из четырех дворов никто не участвовал в разбоях и не состоял в шайке Жердова». А таких деревень в округе было немало.
Наводки бандитам обычно давали соседи, находившиеся в ссоре, завистники-односельчане, враждующие родственники, случайные люди, встреченные вооруженными бандитами на улице.
    Избежать нападения или оказать отпор грабителям было практически невозможно. Население оружия не имело, а члены шайки вооружены наганами, винтовками, гранатами, к тому же действия их внезапны и заранее спланированы.
     Жердов и ему подобные начинали в одиночку: таскали из погребов и амбаров продукты питания. Таких мелких воришек и до революции хватало в каждом селе, но никогда дотоле преступники не создавали столь организованную банду.
   Расцвету бандитизма способствовало еще и то, что после войны на руках у людей осталось много оружия, привезённого дезертирами  с фронта и оставшегося от белых.    
     Пребывание деникинцев и антисоветские восстания также способствовали появлению преступных группировок. После изгнания белогвардейцев и подавления восстаний многие противники советской власти уходили в подполье, скрывались в лесах от политических преследований и продолжали свою борьбу. Со временем эта деятельность перерастала в элементарную уголовщину.
   По неточным данным, Жердов сотрудничал с деникинцами, выгребавшими у крестьян продукты питания, а после их ухода зарабатывать себе пропитание честным и тяжелым крестьянским трудом не собирался. Ему в голову пришла идея объединить под своим началом любителей чужого добра. Уже в середине 1922 года вооруженная группа в своем составе насчитывала более 15 человек и действовала на территории Тросенской* волости. 

Члены шайки: 
Покровский Григорий Иванович, 
Кузнецов Тихон Дмитриевич,
Братья Кузьма и Федор Кондаковы,
Братья Ефим и Афанасий Тихоновы,
Братья Николай и Дмитрий Терёхины,
Братья Василий и Андрей Зевакины,
Архипов Стефан Павлович,
Лоскутов Яков,
Утукин Иван, 
Скотников Дмитрий
и Гришка (без фамилии), сын Машки-глухой. 

    Состав банды на протяжении трех лет постоянно менялся. Одних членов шайки арестовывали и подвергали тюремному заключению, другие погибали в перестрелках с отрядами по борьбе с бандитизмом или от рук самих же членов банды, но бессменными и неуловимыми оставались двое главарей банды: Жердов и Корытин.

*После 1928 года Тросенская волость была преобразована в район. Видоизменилось написание и произношение слова: вместо Тросенский установилась форма – Троснянский, существующая до настоящего времени.
 

© Сургучев Сергей, 2017

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now