Глава 10.

Преступления без наказания

     С января по декабрь 1925 года банда Жердова и Корытина в разном составе совершила большое количество преступлений на территории волостей Кромского, Малоархангельского и Дмитровского уездов. Постепенно стягивая кольцо вокруг банды, отряды Угрозыска Орловской губернии к осени 1925 года вытеснили их к границам Курского и Фатежского уездов, на территории которых они продолжали свою преступную деятельность.
       Вот неполный перечень совершенных ими грабежей и убийств.

                                                                                               Январь 1925 г.

       Ограбили лавку Зиновьевского потребобщества, пока вся деревня была в школе на спектакле.
   В деревне Чернодье Тросенской волости убили ночного сторожа Лунёва Ивана Фёдоровича, он оказался свидетелем ограбления гражданина этой деревни Зуева Леонида,  за что  поплатился жизнью.
     В ночь под Рождество Жердов и Корытин в доме братьев Максимовых задушили нищенку, боясь, что она их выдаст. Труп вывезли Максимов и Воронин на заброшенный завод около деревни Дьячье, положив его в печь под фундамент. 
     В доме гражданина Позднякова Егора в деревне Корсаково Тросенской волости выстрелом через окно тяжело ранен гражданин села Малая Тросна Рубцов Павел Филиппович. На ночевку к Позднякову его направил председатель сельского совета Егоркин Иван Яковлевич. Раненый Рубцов упал на пол, а хозяин побежал на улицу, созвал людей. Пришли человек 15 мужиков, перевязали раненного в живот Рубцова, положили на кровать. Он потом переполз на печь. Рана была не смертельная. Егоркин с донесением уехал в милицию. Через полчаса в дом вошли с винтовками два человека, двое стояли на улице. У хозяина спросили: «Где наган Рубцова?» Кто-то из мужиков указал, что он лежит на лавке. Забрали. Один из них приказал мужикам: «Становись все в ряд!» Они приказ исполнили. Жердов полез на печку и приказал осветить лежащего Рубцова. «Рубцов, что ты искал?», - спросил он. Тот только успел ответить: «Извиняюсь…» Бандит в это время выстрелил из винтовки ему в грудь. Мужики упали на пол и лежали лицом вниз, пока бандиты не ушли. Уходя, предупредили: «Скажите, что приходили неизвестные и неизвестно куда ушли».
     За что погиб Рубцов – так и осталось невыясненным. Одни говорили, что он был членом шайки, участвовал в нескольких грабежах и тому есть свидетельские показания, другие утверждали, что он рекомендовал себя тайным агентом милиции, внедренным в банду. Перед тем, как попасть на ночлег к Позднякову, он пришел к отцу председателя сельского совета Егоркину Якову Фёдоровичу и стал требовать с него сорок рублей от имени Жердова и Корытина. Старик задержал его и хотел отправить в Тросенскую милицию. На это Рубцов ответил: «Оттуда я тут же вернусь». Тогда Яков Фёдорович отправил его с сельским исполнителем в Муравльскую милицию. Тем же днем Рубцов пришел обратно, показал бумагу об освобождении и просил дать ему квартиру. Председатель сельского совета устроил его к Позднякову. Рубцов спрашивал у Егоркина, где председатель Муравльского сельского совета Зеленин, для чего он ему нужен – не объяснил. Интересовался также, есть ли в деревне ночные сторожа.
     Из выше изложенных фактов можно предположить следующее: если его Муравльская милиция отпустила на свободу, значит он или тайный агент по борьбе с бандитизмом, или член банды, прикрывающийся именем агента и работающий на банду Жердова. Вот доклад секретного агента следователю Аралову от 29 августа 1924 года: 
   «Задержанный гражданин Рубцов Павел обвиняется в следующем: около месяца тому назад он вместе с гражданином Зелениным по обоюдному соглашению сделал ночной налет на гражданина Тисова в деревне Шепелевой. В ночь с 23 на 24 августа Рубцов в деревне Корсаково требовал у гражданина Невструева Тимофеева 40 рублей от имени Жердова и Корытина. При задержании Рубцов сказал, что он секретный разведчик от ГПУ, кличка его «Петров». Кроме того, он заявил, что он секретный разведчик Малоархангельского политбюро под кличкой «Хитрый». Имеются сведения, что Рубцов является разведчиком Жердова и Корытина, передает им все, что делается со стороны власти. Рубцов – бывший буржуй, имел 120 десятин земли. Сын депутата Государственной думы от Кромского уезда Орловской губернии Филиппа Рубцова».
     Павел Рубцов имел основание ненавидеть советскую власть и мог вести двойную игру, поэтому и назвал себя «Хитрым».

                                                                                           Февраль 1925 г.

    В д. Нижнее Муханово убили Иванову Марию Антоновну. Она занималась торговлей, имела лавку. В дом проникли, выломав окна. Грабителей было пять человек. Хозяйка и работница Фомичева успели спрятаться во дворе, сестра Анастасия – под печкой. Бандиты стали спрашивать у её пожилой матери, оставшейся в доме, где хозяйка хранит золото. Надели ей на голову ведро, взяли свечу и угрожали поджечь. Потом пошли во двор, застрелили собаку и нашли Марию. Повели в лавку, требовали золото. Ничего не добившись, застрелили женщину, а спрятавшуюся под сараем работницу не нашли. Ночевавший у соседей милиционер Степанов услышал выстрелы и крики, побежал собирать людей. Когда пришли, грабители уже скрылись, а сестра Анастасия в это время вылезла из своего укрытия.
   Совершили нападение на семью баптиста Савостикова Ивана Андреевича, жителя поселка Ивановский Гуторовской волости Орловского уезда. Сорвав дверь, ворвались в дом с криком: «Если хочешь жить – давай деньги!» Он отдал, что было: 14 рублей. Требовали еще, избивали прикладами винтовок и кулаками. При этом говорили: «Нам про вас сказали, что у баптистов много денег». Когда бандиты отвлеклись, хозяин выпрыгнул в окно, но на улице его поймали караульные и вернули в дом. Опять принялись избивать. Он снова ускользнул от них. Прибежал к соседу, тот не впустил его, боясь расправы, направил к одинокой женщине. Та не открыла. Савостиков спрятался в каком-то сарае, лежал в беспамятстве, пока его не увидел хозяин. Бандиты вместо отца принялись избивать 18-летнего сына Федосея и жену хозяина. От них тоже ничего не добились, отдали назад кошелек и 14 рублей. У Федосея спросили: «Заявишь на нас?» Тот смело ответил: «Заявлю, вы украли овчину, которую нам люди принесли на обработку». Бандиты ушли, не наказав Федосея за его смелые слова. Вещи Савостиковых нашли впоследствии у жителя деревни Дьячье Михейкина Николая, соучастника банды. Михейкин оказался в шайке случайно. Он пошел за табаком к односельчанину Левичеву. К нему в это время из Ладыжино приехал на лошади Максимов Андрей и заставил ехать с ним. Михейкин отказывался, но Максимов сказал: «Приказал Жердов взять любого. Если ослушаешься, Жердов убьет тебя или искалечит». Приехали в дом к Максимову, там за столом сидели Жердов и Корытин с женами, напоили самогоном и отправились всей компанией грабить Савостикова. Жердов, Корытин, Максимовы Иван и Андрей, Минаев Андрей и Михейкин. Он стоял на улице пьяный и караулил. Награбленные вещи отдали ему и отпустили домой. Он спрятал их на старой мельнице, в дом не понёс, поэтому родные о похождениях не знали. Участвовал с ними еще в трех ограблениях.
     В д.Захаровке ночью начали грабить лавку Тагинского сельхозкооператива.  Приказчик Симаков Максим Ильич увидел около лавки пятерых людей, взял железные вилы, вышел на улицу и направился к лавке. Один из грабителей его заметил и выстрелил в идущего человека.  Пуля попала в ногу.  Симаков упал и закричал. Прибежали жена и сосед, отвели раненого в хату.  Бандиты испугались шума, ничего не взяли и ушли, успев только сбить замки.

Апрель 1925 г.

     Жердов и Корытин в Морозихе устроили пожар, в результате которого уничтожено 11 дворов, в том числе и дом Тютина Дмитрия, где помещалась школа.
     Совершили разбойное нападение на дом Невструева Кирилла в д. Корсаково. Невструев спрятал жену и детей под лавку, а сам бежал из дома, проделав дыру в крыше. Бегал по деревне, стучал во все дома и просил помощи у людей, но никто не вышел, так как все боялись расправы. Корытин проник в дом через крышу, избил прикладом жену Невструева и невестку и загнал их на печку. Вскрыл сундуки, забрал вещи на сумму 300 рублей.
     В д. Лебедиха на Пасху Жердов и Корытин убили Полосухина Матвея Васильевича. Они встретили его ночью, когда он шел в церковь святить куличи. Убитый Полосухин был ограблен бандой еще в сентябре 1924 г. Жердовым, Корытиным и Рубцовым. Они ему запретили заявлять о грабеже:
- Если скажешь – убьем, даже через год.
       Он кому-то об этом проговорился, и бандиты с ним расправились.
       В Морозихе загорелся дом Черкасова Ивана, где находилась канцелярия сельского совета. Сгорело еще 7 домов и школа. Через полчаса загорелся дом Лоскутова Егора. Лоскутов – противник Жердова и Корытина, поэтому поджог совершили они, зная о том, что председатель сельского совета Тютин Семён, Исаев Даниил и Лоскутов Егор перешли на сторону милиции, получили оружие от Орловского ГПУ и стали преследовать банду. Лоскутов имел ненависть к Жердову за то, что тот его ограбил и 15 минут держал на прицеле. Когда  загорелся дом Лоскутова, он хотел бежать на двор и выпускать скот, в это время через плетень по нему произвели два выстрела. Его 9-летняя дочь побежала спасать скотину, по ней бандиты тоже открыли стрельбу. Лоскутов из винтовки открыл по ним ответный огонь. Бандиты скрылись в лесу и оттуда производили выстрелы в тех, кто тушил пожар. Братья Тютины с винтовками пришли на помощь и стали стрелять в сторону леса, после чего бандиты скрылись. Жену Лоскутова предупреждала мать арестованного бандита Кузьмина: «Машка, скажи своему мужу, чтоб он не лез в помощь отряду, а то вам гореть». Она знала, что сожгут и братьев Тютиных, была в курсе всех воровских дел и оправдывала бандитов.

Май 1925 г.

    В Тагино совершили разбойное нападение на дом Петра Илюхина с убийством его сына Тихона и ограбили Чижикова Константина.
     В Тагино напали на дом Андрея Зверева. Войдя в дом, Жердов и Корытин загнали женщин и детей на печку. Вооруженная бандитка Маруся охраняла их. Андрея обыскали и требовали оружие, у его отца – золото. Когда отец Дмитрий Зверев сказал, что денег нет, Жердов взял его пальцы, просунул в щель между дверью и притолокой и прищемил, поломав три пальца на левой руке. Тогда Дмитрий отдал бандитам 90 рублей золотом старой чеканки. Грабители забрали еще вещи из сундуков, хлеб и мясо.

                                                                                             Июнь 1925 г.

    Совершили вооруженное нападение на дом Кирсанова Ивана в поселке Соложенки. Хозяина дома не было, жену избили, всячески над ней издевались. Она сумела скрыться от них. После этого зашли в дом Костылёва, избили хозяина и хозяйку, но вещи не взяли.
    В поселке Троицком Тросенской волости совершили разбойное нападение на Кулакова А.Е., потом появились в Колычевском поселке, ограбили председателя Высокинского сельского совета Донцова. 
    В селе Молотычи ограбили лавку, затем отправились в дом к приказчику лавки Никанорову, под силой оружия заставили его жену жарить яичницу. После обеда мужу выдали расписку: «Забрал Кузёнок в кооперации пальто и пиджак».

Июль 1925 г.

     В д. Маслово в перестрелке убили члена милицейского отряда.    
     У председателя Архангельского сельского совета отняли печать и ручные часы.
   В д. Красавке трое вооруженных бандитов встретили на улице гуляющую молодежь, спросили, есть ли у них оружие и имеются ли в деревне комсомольцы или коммунисты. Получив отрицательный ответ, спросили, где дом Мельникова Ефима. Хозяин спал на крыльце. Они разбудили его и потребовали накрыть стол. В доме произвели обыск: искали оружие и деньги. Хозяину связали руки, жену сильно избили.
     В д. Ладыжино ночью во дворе Лисичкиных залаяла собака. Хозяева догадались, что бандиты. Мать вывела дочь Варвару во двор, вырвала доску из забора и проводила её на огород. Варвара вернулась домой только под утро. На требовательный стук Лисичкин Ефим открыл дверь. Его столкнули с крыльца и стали лежащего избивать прикладами до тех пор, пока он не потерял сознание. У хозяйки потребовали деньги, вскрыли сундуки, забрали вещи. Награбленное тут же отдали своим женщинам. Жердов приказал Корытину добить Лисичкина, но Корытин отказался:
- Я и так его хорошо успокоил.
   В д. Ладыжино  ограбили дом Новикова Ивана Яковлевича. Сам Новиков успел сбежать и скрывался на картофельном поле. Бандиты избили его мать, 70-летнюю старуху, забрали из сундуков вещи и отдали своим женщинам.
     В поселке Колычевском у Маклакова Бориса из погреба забрали ведро с яйцами и четыре кувшина с молоком. Сожгли постройки лесного объездчика Гаранина Ивана, члена РКП(б), избили прикладами и железными клещами его глухонемого сына Стефана, требуя наган отца. Глухонемой не понимал, что от него хотят, поэтому его били, пока тот не упал без сознания, вскрыли сундуки, забрали вещи, отдали своим женщинам. Жердов поджег хату и амбар. Глухонемой очнулся и стал выбрасывать вещи из горящей хаты, но бандиты вернулись и принялись бросать вещи обратно в огонь. Хотели добить Стефана, но он убежал от них на улицу. Они выстрелили ему вслед и ранили. Мать нашла Стефана впоследствии в поле и отвезла в больницу. 
   От Гараниных направились в дом Митенковой, стали грабить. На вопрос «За что?» ответили: «Твой сын коммунист, а дочь комсомолка. На тебя нас навели местные ребята, сказали, что ты богатая». На дом Митенковых навел житель села Студенок, написав список на ограбление из пяти дворов зажиточных крестьян. Вещи погрузили на две подводы, взятые у граждан Синякова и Донцовой,  после чего удалились в Фонзоновский лес. Перед уходом хозяевам лошадей сказали: «Бросим ваших лошадей за деревней, они нам не нужны». Потерпевшие обнаружили их через пару дней в пределах деревни Городное Волковской волости Дмитровского уезда.
    Совершили нападение на дом председателя Куначевского сельского совета Бутенина Максима Ефимовича в деревне Кривые Верхи Ленинской волости. Забрали наган с патронами и другое имущество. Жердов и Корытин представились агентами Губрозыска, идущими по следам банды. Бутенин через месяц скончался в больнице от полученных телесных повреждений.
   В селе Молотычи  ограбили дом церковного псаломщика  Габца  Николая Ивановича. По  ходатайству псаломщика уволили священника Гладких Ивана Ивановича, который приходился родственником Кузёнку. Гладких пожаловался на обидчика, и Кузёнок расправился с Габцом.

                                                                                               Август 1925 г.

    Ограбили Тагинское потребобщество. Часть товара забрали, часть испортили.
    В Тагино ограбили дом Редькина Захара Васильевича. Требовали лошадь, но она была на пастбище. Взяли у хозяйки ключи от сундуков, вскрыли, забрали содержимое. Один бандит танцевал на сундуке и припевал: «Я Кузёнок, я Кузёнок!»
      В Тагино в тот же день ограбили Докадина Фрола. Корытин угрожал его дочери Прасковье расстрелом, если она не пойдет с ними, но Прасковья категорически отказалась, и бандиты ушли ни с чем.
    В Тагинском совхозе ограбили сторожа Муравского Михаила. Забрали 6 золотых колец, браслет, ридикюль, портсигар, чулки, платья, деньги серебром. Кузёнок изнасиловал его жену.
    В Тагино ограбили заведующего совхозом Федоринчика Максима, требовали совхозные деньги, но он как раз перед ограблением  отослал их по почте. Досматривали его документы, искали партбилет. Федоринчик не признался, что коммунист. Кузёнок предложил его расстрелять, как кандидата в партию. Убивать не стали, но сильно избили и ограбили. Приказали уезжать из этих мест. Он написал прошение о переводе его в другое место, так как банда Жердова угрожает ему смертью. Директор сельхозтреста Викторов направил в Орел служебную записку, в которой выразил обеспокоенность «серьезным положением в совхозе Тагино, который вследствие нападений на него бандитов будет скоро брошен всеми служащими и рабочими».
  Ограбили белым днем лавку Семенковского потребобщества Гуторовской волости Орловского уезда. Награбленное вывозили на двух подводах. При ограблении Жердов представился работнице лавки Семендяевой Прасковье. Прасковья сказала ему прямо в глаза, не боясь, что он забирает народные вещи, а ей придется за это отвечать, и предложила пожалеть народ. Жердов на это ей ответил: «Вы за это отвечать не будете. Нас народ не жалеет, и мы его жалеть не будем». Когда стали грузить награбленное на подводы, граждане села с малыми детьми в большом количестве собрались возле лавки и просто наблюдали, как увозят всякое  добро из кооператива, а детишки подбирали с земли конфеты, разбрасываемые для них Жердовым. По дороге лошадь распряглась, они остановили встречную подводу и выгрузили мешки на неё, оставили только коровье масло, так как жена Жердова Маруся не захотела его брать, потому что оно пыльное. Извозчик Мартынов масло вернул в лавку. Бандиты далее направились в поселок Мартыновский к мельнику Григорию Савостикову, ограбили его, избили жену. Потом поехали в Дьячье, у Михейкина Ивана забрали лошадь, изнасиловали жену.
     В Верхнем Муханово ночью бандиты из табуна забрали четырёх лошадей, поехали в Зиновьево и ограбили лавку.  Мальчик-пастух сообщил о краже лошадей хозяевам, те доложили волостному милиционеру Рязанцеву.  Он собрал десять человек и пошёл по следам шайки.  Грабителей настигли около Червяковского леса Гуторовской волости.  На поле было много людей, убиравших хлеб.  Бандиты смешались с крестьянами, поэтому оружие члены отряда применить не смогли. Отобрав у крестьян лошадей, Жердов с шайкой скрылся в лесу, бросив повозки с добром и загнанных лошадей.
    Гражданин деревни Красный Клин Самойлов Николай Яковлевич поехал в деревню Городное к леснику Кузенкову, чтобы отдать задаток за купленного вола. В лесной сторожке его встретил бандит Кузёнок, отобрал деньги и приказал забрать вола. Жердов и Корытин в это время ломали соты на лесной пасеке, затем явились в сторожку. От хозяйки потребовали открыть сундуки и, получив отказ, стали бить её нагайкой. Женщины наравне с мужчинами производили грабеж. Забрав три женских зипуна и свитку сукна, уехали. Мать Кузенкова плакала, что они бедные и у них больше нет одежды. На эти жалобы бандиты ответили: «Когда-нибудь вам одежду вашу вернем». Лесного десятника Сотникова Якова, находившегося во время ограбления в сторожке, предупредили: «До утра не выходить и в милицию не заявлять!» При этом один бандит спросил у него, слышал ли он про Жердова и Корытина.
- Да, слышал, но не видел.
Он сказал:
- Мы и есть Жердов и Корытин.
       В селе Сомово Жердов и Корытин, Кузёнок, Забелин и две женщины пришли к председателю сельского совета Зеленину Якову Акимовичу. Жердов ударил его по голове револьвером, отобрал наган, винтовку, печать и штамп сельского совета. Повели под дулом пистолета по деревне, захватив еще секретаря сельского совета, к дому комсомольца Артюхова Ивана, у которого имелось оружие. Увидев толпу, Артюхов вышел на крыльцо, подумав, что это отряд милиции. К нему подбежал Кузёнок, выбил винтовку из рук. Артюхов хотел достать наган и выстрелить в бандита, но тот снова выбил из рук оружие. Его вывели на улицу и при всем народе стали толпой избивать, накрыв голову пиджаком. Закричавшую мать Ивана тоже жестоко избили. Расправу закончили, когда Артюхов перестал двигаться. После тяжелых побоев Артюхов долго лежал в больнице, но выжил. Корытин сказал Кузёнку: «Кузёнок, побей теперь председателя и секретаря». Тот нанес им по несколько ударов, после чего бандиты ушли. Перед уходом Жердов пригрозил: «Чтобы завтра не было ни председателя, ни секретаря. На днях придут 25 человек, и ваше село расчистим чище хрусталя».
    В Долбенкинской волости Дмитровского уезда вступили в перестрелку с отрядом уездной милиции под руководством начальника отдела Угрозыска Маслова. Отряд настиг их ранним утром в лесу около деревни Рясник. Во время перестрелки бандитами был смертельно ранен инспектор Уголовного розыска по борьбе с бандитизмом Мошкин Василий Александрович, командированный в Дмитровск из Орла. Во время обнаружения в лесу бандитов член Волковского волисполкома, несмотря на строгие запреты Маслова, стал стрелять в их сторону. Скорее всего он, таким образом, предупреждал их о засаде. Смерть Мошкина тоже могла наступить не от бандитской пули,  попавшей ему прямо в горло, а от выстрела с близкого расстояния. До схватки никто точно не знал, что это банда Жердова. Мошкин предполагал, что это местные бандиты Минаков и Платонов. После перестрелки Волковский милиционер Семёнов сказал, что это банда Жердова и Корытина, и он их видел еще раньше. Правда, при каких обстоятельствах с ними встречался – не уточнил. Также выяснилось в разговорах с местными гражданами, что бандиты рекомендовались: Жердов, Корытин, Кузёнок и Рубль (кличка Забелина).

                                                                                             Сентябрь 1925 г. 

   В селе Богородском Ленинской волости Малоархангельского уезда ночью раздались колокольный звон и выстрелы. Член пожарной охраны Натальин Михаил Акимович вышел на шум. Кто-то из темноты выстрелил в него, прострелив обе руки. Впоследствии выяснилось, что это были члены шайки Жердова.
    В том же  селе восемь  человек  совершили  нападение  на  дом  Полынникова Дмитрия Спиридоновича. Постучались в дом, представились работниками милиции. После того, как им открыли, стали грабить. Забрали двух лошадей и на подводах уехали. По дороге пели песни. Женщины были одеты в мужскую одежду.
      Совершили нападение на дом Торубаровой Пелагеи в хуторе Моховом Ленинской волости. Кузёнок выбил окно и впустил остальных. Грабителей было восемь человек, из них три женщины. Хозяйка узнала Кузёнка. Они искали её мужа и его оружие, но ничего не нашли. Потом взяли у неё с рук ребенка и совершили насилие над хозяйкой. Вещи не взяли, только грозились убить мужа.
      В  деревне  Новосёлки  Нижне-Реутовской  волости  Фатежского  уезда совершили нападение на дом Кретова Якова Трофимовича. Требовали 300 рублей денег. Он сказал, что таких денег нет, есть несколько золотых «николаевских» монет, забрали их и снова стали требовать 300 рублей. Избивали прикладами, потом связали руки и свечой жгли бороду и лицо. Корытин обухом топора стал бить хозяина по плечу, хотел ударить лезвием, но Кузёнок остановил. Бандиты изнасиловали невестку хозяина. Женщины активно участвовали в грабеже, угрожая револьверами потерпевшим. После этого грабители пошли в Свапские Дворики Тросенской волости к Жуковым, у которых впоследствии нашли вещи Кретовых. Жуковы были известными ворами и в свое время со священником Крестовской церкви украли у Кретова сапоги и брюки. Кретов вещи у них отобрал, воров избил. За это они ему отомстили, натравив на них банду.
    Совершили жестокое убийство мельника Солнцева Василия Петровича на хуторе Шейка Ленинской волости. Старику было 75 лет, семьи не было,  в доме жил ещё работник. Жердов и Корытин пытали Солнцева, требовали 100 рублей золотом. Кололи вилками и ножами руки, ноги, сожгли на голове Евангелие. Он просил не мучить его, так как денег нет. Бандиты забрали вещи, 300 рублей денег и скрылись. Солнцев умер через 15 минут после их ухода.
  В селе Никольском Муравльской волости ограбили магазин, убили Нарышкина Фёдора, председатель Никольского сельского совета спасся бегством. В этот же день ограбили лавку в деревне Берёзовке. К ограблению были привлечены местные жители, около 200 человек. Бандиты собрали людей и гнали по деревне толпу к лавке, выстрелами сзади подгоняя их. Люди в страхе кричали. Бандитов было шестеро: четверо мужчин и две женщины, лесник Зубков активно помогал им. Жердов и Корытин открыли лавку и сказали им: «Грабьте!» Те выносили все, что было в лавке, подбирали брошенное бандитами.
    В деревне Самодуровке Поныровской волости убили Болотову Елену Максимовну. Отрубили левую руку, потом выстрелили в грудь из винтовки, через три дня она умерла. Покушение совершили за то, что она не отпускала с ними дочь Екатерину. С дочерью они тоже расправились, сделав ей три выстрела в сердце.
    В поселке Соковнинке напали на дом Исаева Даниила, подожгли двор. Хозяин побежал выпускать скотину, по нему начали стрелять. Он вернулся в дом и из ружья стал отстреливаться. Во время перестрелки ранили его жену. Бандиты, получив отпор, тут же скрылись.
     Ограбили лавку в деревне Жизлово, убили гражданина Осякина. В этот же день ограбили дом Хромова Алексея в деревне Монастырщина.
    В Лебедихе ограбили дом Сидорова Фёдора. Четверо грабителей были в кожаных куртках, двое в милицейской форме.
    В деревне Горохово Куракинской волости Малоархангельского уезда Борисова Стефана, поехавшего на сенокос, за околицей встретили вооруженные люди на подводе. Лошадь у Борисова отобрали, переложили на его подводу  мешки, винтовки, а свою лошадь оставили ему. Двое были одеты в милицейскую форму. Приехавшие следом милиционеры сказали, что это были бандиты, один из которых Кузёнок.
    В Тагино ограбили Теплякова Сидора Тихоновича, 52 лет. Требовали 700 рублей. Отдал, что было – 10 рублей золотом. Не поверили, завязали руки полотенцем. Избивали палкой, кололи пятки шилом, лили на голову кислоту. Потом зажали пальцы правой руки в дверной проем и захлопнули. Кости хрустнули, потекла кровь. Кузёнок взял пальцы и вывернул их вверх: «Ты до каких пор, старик, будешь сопротивляться?» Не добившись ничего, ушли. Пытки происходили на глазах у жены и сына. Один бандит сказал: «Ничего, заживет. Мы не виноваты, навели на вас ваши односельчане, сказали, что у вас 700 рублей есть». Тепляков после пыток стал инвалидом:  долго лежал в больнице с сердечным приступом, рука не работала.

                                                                                            Октябрь 1925 г.    
        В д. Малиновке Фатежского уезда у Денисова Константина отобрали три охотничьих ружья, лошадь с упряжью и 15 рублей денег.
     Ограбили жителей д. Берёзовка Муравльской волости Мельниковых Гавриила и Ивана Васильевичей. Под силой оружия привели к дому Мельниковых бедняка Тюрина Василия и заставили стучаться. Хозяева не открыли, догадавшись, что пришли бандиты. Гавриил спрятался в подпол, брат его Иван остался в комнате. Грабители выбили окна, заставили Тюрина влезть в дом и открыть им дверь. Кузёнок и Корытин потребовали деньги за проданную лошадь. Иван отдал 110 рублей. Бандиты взяли деньги и вещи из сундуков и скрылись.
        В Молотычах бандой ограблены Подшиваловы Михаил и Евгений, Шагин Федор и Кретов Даниил.
    В деревне Подолянь Малоархангельского уезда вырезали семью: пятеро убиты, четверо тяжело ранены и искалечены. Отцу Григорию Шишенкову, 32 лет, связали руки, требовали у него обрез, которого не было. Били, чем попало: топором, дубовым валиком от плуга, деревянной каталкой. Головы хозяина и беременной хозяйки были разбиты, убиты дети: Павел (13-и лет) и Николай (3-х лет), а также брат хозяина Михаил (22 лет). Изуродованы и тяжело ранены братья хозяина Иван (17-и лет), и Василий (6-и лет), а также дочери Дарья (6-и лет) и Мария (9-и лет). Такую жестокую расправу с семьёй жердовцы учинили за слова отца Григория Шишенкова, что он доложит о них в милицию. 
    В деревне Сергеевка Нижне – Реутовской волости Фатежского уезда в доме Шавырина Андрея остановился скупщик яиц из села Томаровки Белгородского уезда Гудименко. В дом тут же пришли бандиты, отобрали у гостя все деньги, выданные ему трестом «Хлебопродукт» авансом для закупки продукции. Ему пришлось потом возвращать их из своего кармана, хотя милиция выдала справку об ограблении.

Ноябрь 1925 г. 

     Банда в количестве пяти человек ограбила лавку в с. Анненково Фатежского уезда. Забрали папиросы, мыло, сахар и другие продукты на сумму около 250 рублей. Затем ограбили мельника Пшеничникова, забрали лошадь, деньги, домашние вещи. Взяли у гражданина Черкасова того же села лошадь, заставили прохожего быть провожатым и доехали до лавки с. Глебово, в которой произвели ограбление на сумму 350 рублей. Там же ограбили заведующего лавкой Лукьянчикова, а также гражданина Тонких Тихона. В этот же вечер отправились в с. Богоявленское. Там ограбили гражданина Сомина, потом зашли к Бредихину, забрали у него два тулупа и заставили запрячь лошадь и везти их до села Хмелевого, где с награбленным скрылись. Бандиты провожатому по дороге рассказывали, как ведут борьбу с милицией и с теми, кто сообщает об их местонахождении. Также говорили, что по Курскому шоссе доходили до деревни Курица.
    В с. Богоявленском ограбили Сасина Павла. Забрали золото, деньги, женские шубы, разную мануфактуру и прочее. Награбленное сложили в 4 мешка и ушли. В этот же вечер в с. Хмелевом ограбили  три двора: жителей Тонких Стефана, Тонких Тихона и Тонких Алексея. После этого зашли к учительницам Зинаиде Головиной и Надежде Фёдоровой. Требовали денег, перерыли все вещи, но ничего не нашли. Забрали только женские часики. Спрашивали, коммунистки они или нет. После их ухода вошли две женщины и поинтересовались, не насиловали ли их бандиты. Услышав, что нет, удалились.
     Пятеро  мужчин  и три  женщины  из  банды  Жердова  в  селе Гнилец Муравльской волости ограбили дом Почечуева Александра. Искали наган. Не найдя, забрали вышитые полотенца, зеркало, медные ложки, женские кофты. После этого зашли в дом Почечуева Митрофана. Пролезли в хату через окно, когда семья из 11 душ сидела за ужином. Искали оружие. Избили старика Емельяна. Одна из бандиток, Софья, проявила сочувствие к хозяйке, сказав ей, что они землячки, так как сама родом из Лебедихи, и просила добровольно отдать ключи от сундуков, чтобы замки не ломали. Хозяйке пришлось на это согласиться. Бандиты вещи забрали и скрылись.
      Банда  из  семи  человек  ограбила  жителей  с. Бобрик  Муравльской  волости  Борисова  Семёна,  Борисова Никифора и Потехина Евдокима. Искали оружие – не нашли, забрали вещи. При ограблении Борисова Никифора один бандит сказал: «Вот я есть Жердов». Потом добавил: «Наверно, тебе жаль, что мы у тебя забираем?» Тот ответил, что жаль. Жердов сказал: 
 - Это дело наживное, жизнь дороже.  
       В  деревне Средний Любаж ночью напали на дом Щетинина Егора Михайловича. Требовали самогон и деньги, 150 рублей за проданную лошадь. Сын Иван ответил, что деньги израсходованы. Его приставили к стене и угрожали убить. Тогда отца повели к амбару и по дороге избивали. Он закричал «Разбой!» В него выстрелили и нанесли несколько ножевых ранений, затем ушли. По дороге встретили Докукина Михаила и Дьяконова Якова, сняли с них новые сапоги, свои старые оставили им.
       В Сеньково ограбили лавку.
     В деревне Молотычи напали на милиционера Лунёва Максима, жившего в доме Иванова Григория. Забрали оружие и вещи. Семье хозяина приказали молчать, иначе будет, как в Подоляне, где «мы порубили 9 человек».

                                                                                                Декабрь 1925 г.

       В деревне Жердевой Нижне – Реутовской волости ограбили дом Локтионова Михаила.
      В доме Докадина Кузьмы бандит Кузёнок задушил веревкою Теплякова Фёдора, 22 лет, предварительно связав ему руки за спиной. Парня убили за то, что он высказывался против бандитов. Труп заставили вывезти в лес Докадина, на глазах у которого произошло убийство.

 

© Сургучев Сергей, 2017

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now