Глава 8.

Кузёнок

      Дородных Кузьма Иванович (кличка «Кузёнок»), 18 лет, родом из деревни Коротеевки Поныровской волости Курского уезда Курской губернии, - один из самых жестоких членов шайки, яро ненавидевший всё советское. Безнаказанность за совершаемые преступления и неудачные попытки органов власти уничтожить банду развили в нём манию величия. Он считал себя вправе казнить и миловать, устанавливать свои порядки. В психике этого вора явно был какой-то сдвиг. Однажды он увидел в лавке потребкооператива портрет Калинина и решил, что это Ленин. Председателю лавки сказал:«Ведь ты знаешь, кто я есть. Я выше всех Богов и власти, ведь я – Кузёнок. Будешь хранить портреты коммунистов – расстреляю».
     В одной хате, увидев на стене нарисованную красную пятиконечную звезду, пришел в неистовство, стал ругаться матом, взял лопату и бил по нарисованной звезде. Искромсав её, разбил лопатой три окна.
Когда бандиты избивали комсомольца Артюхова, Кузёнок прыгнул на грудь лежащего и стал пританцовывать, крича при этом: 
 - Дайте нож, я ему отрежу уши.
   Не получив ножа, укусил Артюхова за ухо и шею.
   Однажды бандиты встретили гуляющую по улице молодежь и стали спрашивать, есть ли в деревне комсомольцы.
- Нет, - ответили они.
- Почему нет? – спросил один вооруженный человек.
- Мы малограмотные, да и некогда в комсомольцы записываться.
      Бандиты предложили молодым людям записаться в комсомол и получить оружие. Те ответили:
- У нас оружие всё равно отберут, но почему бы и не записаться.
    Кузёнок, как только услышал, что молодежь не прочь вступить в  комсомол, принялся избивать парней как попало, приговаривая: «Я вам дам, как в комсомольцы записываться!»
       В банду Жердова Кузёнок попал в конце мая 1925 года и провёл в ней полгода. До этой поры он тоже занимался мелким воровством, был судим. 19 мая 1925 года по пути следования их Золотухинского отделения милиции до Поныровского сбежал от конвоира. Сопровождал его сельский исполнитель Тубольцев Фёдор, который сам был замешан в бандитизме, содействовал побегу Кузёнка, снабдив винтовкой и четырьмя патронами. О скрывавшемся в лесу беглеце узнали находившиеся в тех местах Жердов с Корытиным и условились с ним о встрече в лесу «Курган» для переговоров через мальчика-связного. Кузёнок шел за мальчиком, держа обрез наготове, опасался коварства бандитов. Корытин сказал: «Подходи, братишка, ближе, мы сами из таких». Жердов бросил винтовку в сторону, стали вести переговоры, предложили идти в банду к ним. После согласия Жердов дал ему револьвер, и Кузёнок повел их к своему дяде пить самогон. 
    Кузёнка  ненавидели не только чужие  люди, но и близкие родственники. С сестрой Фёклой он крупно поссорился из-за того, что хотел продать последнюю корову своей матери, а она ему помешала. В гневе озлобленный брат даже пообещал сжечь дом сестры. За такие слова её муж избил Кузёнка, и тот больше не стал к ним ходить, но Фёкла постоянно боялась мести с его стороны.
     Кузёнок был женат, но с уходом в банду жену бросил. Однажды он к ней зашел в гости. Жена тут же начала просить денег на хлеб, так как жила впроголодь. Он ей отказал, хотя в кармане лежали 200 рублей. Теперь он тратил деньги на свою новую пассию, которую привёл себе в банду: Тихойкину Софью. Сестра расстрелянного за бандитизм Тихойкина Ивана, бывшего члена банды Жердова, ушла в шайку по собственной воле, как только там появился Кузёнок и поманил её. Она стала активной участницей вооруженных грабежей. Кузёнок ввел в банду своего односельчанина из деревни Коротеевки Забелина Семёна, а также Китаева Акима.
       Китаев Аким, 33 лет, родом из деревни Тёплое Поныровской волости. Участвовал в грабежах с бандой, укрывал их в своем доме. Биография Китаева тоже небезупречна. В 1924 году он обокрал своего односельчанина Василия Попрядухина, за что отсидел в Фатежском исправдоме 6 месяцев. В 1925 году он опять попался на краже лошади, коровы и там же отбывал наказание около года. Жердова и Корытина знал давно, а их соучастником стал после того, как они начали орудовать в Фатежском и Курском уездах. Они его втянули в шайку, как только он освободился из тюрьмы.
     Все новые члены банды  пришли в неё по своей воле, без принуждения, кроме Подшиваловой Клавдии. Её силой забрал  себе в сожительницы Забелин. В шайке она пробыла всего 13 дней и не принимала активного участия в грабежах. Как человеку образованному, ей всё это было противно, она мечтала при любом удобном случае бежать от них, но планы свои не успела осуществить.

© Сургучев Сергей, 2017

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now