Глава 6.

Год 1924

      После более чем двухмесячного затишья Жердов и Корытин снова возникли на обозримом горизонте Кромских просторов. 22 февраля 1924 года в Соковнинках они появились около дома Якова Семёновича Бабанкова, кума Жердова, и попросились на ночёвку.  Настало утро следующего дня.  Хозяин к ним зашёл поговорить, а потом побежал к односельчанину Исаеву Даниилу, имевшему большую ненависть к бандитам и желавшему им отомстить. Тот срочно доехал до соседней деревни и попросил помочь ему своих товарищей Симакова Максима и Федякина Петра.  Приехав в Соковнинку, подошли к дому Бабанкова. Яков указал, где они находятся, и шепнул: «Пойду, посмотрю, если они спят, то я вам дам условный сигнал».  Корытин спал на печи, Жердов – на лавке. Бабанков дал сигнал, и трое мстителей вошли в помещение, думая застать врасплох спящих. Но бандиты, бывшие настороже, тут же встали, заслышав шум. Федякин и Симаков  выстрелили из револьверов, но те, как назло, сделали осечку. Корытин воспользовался этим и с печки ранил неудачливых стрелков. Исаев же схватил Жердова за глотку, свалил на пол и бил по голове наганом. Бабанков в это время выбежал на улицу, а вслед за ним и Исаев, поняв, что один с ними не справится. Добив кинжалами раненых Федикина и Симакова, Жердов с разбитой головой и нимало не пострадавший Корытин спешно скрылись из деревни. Попытка уничтожить главарей банды закончилась полной неудачей.  Об этом мечтали многие, даже были ещё два таких подобных случая, но ничего не получалось.
    Как озлобленный волк, зализав свои раны, Жердов с новой силой принялся за разбой, вначале на пару с Корытиным, а затем, набрав новую шайку. Прежде всего, он эффектно приоделся: кожаный пиджак, чёрные брюки клёш, сапоги или английские ботинки, английская кепка или шапка чёрного цвета с заострённым верхом и пришитой к нему кисточкой: спереди на шапке вышиты цветными нитками буквы «ЖД».  Кроме того, он иногда надевал бурку того же цвета, а через плечо был перекинут подсумок.  Одежда Корытина проще, но тоже вся чёрная: фабричный пиджак, длинные хромовые сапоги, брюки галифе и фуражка. Оба иногда в рубашках из ластика, сшитых по новой моде с отложным воротником. Каждый вооружён винтовкой, револьвером, гранатами, в подсумках патроны.
     С февраля по ноябрь 1924 года были зафиксированы следующие преступления, совершённые Жердовым и Корытиным и их сообщниками Андреем Минаевым, Дмитрием Романовым, Иваном Кузьминым.

Февраль

     Жердов и Корытин совершили вооружённое нападение между сёлами Слобода Малахова и Разновилье на секретаря Слободской ячейки РКП(б) Николая Гостева.  Отобрали винтовку и патроны.

                                                                                                    Март

      Находясь в деревне Ладыжино у Минаева Венедикта, попали в засаду.  Отряд ГПУ получил известие об их местонахождении от агентов Копцова и Максимова и, сопровождаемый членами волисполкома Селивановым и Капрановым (тайными агентами Жердова), застал Жердова и Корытина в указанном месте.  Помещение атаковали, послышались ответные выстрелы.  Пулемётчик Ординарцев был убит в перестрелке.  В темноте произошло временное замешательство в связи с гибелью пулемётчика.  В это время осаждённые прокопали в снегу тоннель со двора около 10 сажен и скрылись через балку. Странно, что отряд милиции с пулемётом упустил двоих преступников. За несколько минут тоннель такой длины не прокопаешь.  Скорее всего, умышленно дали им время  уйти.
        В Морозихинском лесу найден труп Новикова Ивана Тимофеевича. Он приехал к своей тёще Снегиревой Дарье Андреевне. Жердов и Корытин, находившиеся у неё, связали ему руки и задушили, а труп погрузили на повозку, вывезли в лес и закопали в снегу.

                                                                                                     Апрель

      Жердов и Корытин в деревне Ладыжино напали на Алексея Копцева и Матвея Максимова, членов отряда по борьбе с бандитизмом.  Отобрали винтовку, наган, патроны. С Копцева сняли костюм, бекешу, часы. 
        Напали на дом приказчика Козловского потребкооператива Василия Кулакова.  Под угрозой оружия заставили идти в лавку и открыть её. Забрали 8 аршин сатина, 11 аршин белой бязи, 15 фунтов баранок, мыло, рафинад, спички, 18 листов курительной бумаги, 5 фунтов подсолнухов. Кулакову в подтверждение факта ограбления оставили лист белой бумаги с подписью «И. Жердов» и заставили самому заполнить перечень забранного товара.
    В Морозихе ночью напали на дом Лоскутовых. У Ивана Лоскутова, командира взвода стрелкового полка, находившегося в месячном отпуске, забрали наган с патронами, кобуру, шинель.

                                                                                                         Май

     В Морозихе в десять вечера с криком «Руки вверх!» напали на красноармейца Николая Козлова, шедшего к дому председателя сельского совета Семёна Тютина, где он остановился на ночевку. У Козлова отобрали  вещи и оружие, принадлежавшие малоархангельскому военкому тов. Заратину.
        В поселке Соковнинка подожгли дом и хозпостройки Бабанкова Семёна за то, что его сын Яков зимой доложил о нахождении в их доме бандитов.
       Около семи часов вечера в деревне Ладыжино Тросенской волости Жердов и Корытин убили граждан Копцова Алексея Павловича и Максимова Матвея Ивановича, членов Ладыженского сельского совета. Бандиты вошли в хату Копцова, где находился в это время и Максимов, и заставили их драться меж собой. Причем заявили, что победивший должен жить на 30 минут дольше побежденного. Копцов и Максимов начали драться, Максимов победил. Копцов стал умолять о помиловании, но Корытин выстрелил в него из нагана и попал в брюшную полость, тот упал и тут же скончался. Жердов произвел выстрел в Максимова, пуля тоже попала в брюшную полость, но раненый жил еще около получаса и кричал от боли. Бандиты взяли золы и насыпали ему в рот и глаза. После жутких мучений он умер. За всем этим ужасом наблюдали члены семьи. Им было приказано до утра не выходить из дома и в милицию не заявлять. Копцов и Максимов вначале были сообщниками бандитов, но потом под нажимом работников милиции перешли на сторону власти и стали участвовать в поимке шайки. За это они поплатились жизнью.

                                                                                                     Июль

       Ограбили лавку в селе Тагино. Вынесли мануфактуру на сумму 223 рубля. После этого поехали в Воронец, там тоже ограбили лавку.
        В деревне Жизлово подожгли дом милиционера Федюнина Александра и Амелиной Натальи. 
Около леса в районе д. Зиновьево встретили идущую женщину, жену члена Мухановского сельсовета Александру Куверкину.  Отобрали у неё узелок, который она несла сестре на крестины.  В узелке было варёное мясо и лепёшки.

                                                                                                     Август

     Совершили нападение на дома Кирпичёва и Фомина, жителей деревни Морозихи. Требовали денег. Фомина сильно избили.
     Ограбили Наталью Снегирёву, отец которой, Снегирёв Павел, погиб от рук банды.  При ограблении Наталья стала плакать, и Корытин возвратил ей ботинки, а остальное добро забрал с собой.
       В Морозихе убили женщину 32 лет, Солдатенкову Ульяну Семёновну. Она пришла к подруге Лепёхиной Ольге, которая пригласила её к себе в гости накануне. Как только Солдатенкова вошла в калитку, на неё набросились Жердов с Корытиным и нанесли несколько ножевых ран в область груди и шеи, от которых она тут же скончалась. Ольга, видевшая расправу, спряталась в амбаре, где сидела её мать с детьми, и до утра оттуда не выходила. Хозяин дома Лепёхин Никифор пришел домой поздно. Увидев около дома труп, не удивился и не пошел заявлять в милицию, а оттащил его в сторону, прикрыл соломой и пошел спать. С рассветом отправился к родителям убитой и сказал, что труп их дочери лежит около его дома. После убийства Ольга уехала в спешном порядке к сестре в Крым и осталась там жить. Она отрицала факт соучастия в убийстве своей подруги. На самом деле, она вызвала Солдатенкову к себе по требованию Жердова и знала с какой целью. Бандиты угрожали Солдатенковой и предупреждали её, чтобы она не ходила в милицию и не доносила о них сведения. Солдатенкова, несмотря на их угрозы, продолжала сотрудничать с милицией. Тогда они спланировали её убийство. Отец Лепёхиной был в курсе всех этих дел, так как был соучастником шайки, дом его являлся для них притоном.
      После убийства Солдатенковой Жердов с Корытиным отправились в Морозиху к Василию Колганову, у которого на квартире проживала пострадавшая от пожара Новикова Агафья.  У неё потребовали деньги, полученные за сгоревшие постройки, но она смогла убежать от них.
     Один скользкий тип оговорил жителей деревни Лебедихи Шестерёнкова, Кузина и Михайлова в укрывательстве Жердова, хотя ничего подобного не было. Звали его Семён Агафонов. Оговорил по той причине, что у самого рыльце оказалось в пушку. С бандитами он имел связи ещё с 1922 года и даже убил своего родного брата, когда тот хотел его выдать властям. В Губрозыске по этому поводу Агафонов был на крючке, поэтому пошел на сотрудничество с милицией, когда его прижали к стенке. Как-то к нему пришли Жердов и Корытин и условились с ним, что он снабдит их документами, для отъезда  с сожительницами на Украину. Агафонов на другой день отправился в Губрозыск и привёл трёх агентов. Они скрывались в его доме на чердаке две ночи и день. Не дождавшись никого  - уехали. Как только милиционеры скрылись за поворотом, бандиты тут же появились в деревне и хотели расправиться с предателем. Неожиданно нагрянул отряд в 10 человек и банду спугнул. Агафонов быстро продал своё имущество и уехал с семьёй на Украину.

                                                                                                      Сентябрь

      В двенадцать часов ночи постучали в дом Афанасия Фатеева, жителя деревни Горчаково. Хозяин узнал их, и дверь пришлось открыть. Они требовали 70 рублей денег. Жердов сказал, что сын Фатеева служит во власти, значит, имеет наган и деньги. Ни того, ни другого не оказалось. Корытин пригрозил сжечь хату, зажег спичку, но тут в сенях увидел сундуки с добром. Сбив замки, забрали ценные вещи, отрезы материи. Жердов взял один из сундучков и собирался выйти с ним. Жена Фатеева, Пелагея, закричала «Разбой! Грабёж!» и стала отстаивать сундучок. Жердов приказал ей молчать, иначе застрелят, а Корытин ударил её по лицу. Пелагея сказала, что здесь стоит отряд и за ними сейчас придут. Бандиты вырвали у самоотверженной женщины сундук и убежали, но крышка так и осталась в её крепких руках. Сын, Петр Фатеев, 23 лет, сразу же по приходу грабителей сбежал через окно во двор и прятался до утра, так как бандиты пригрозили убить его, если найдут.
    Ограбили жителя деревни Лебедиха Полосухина Матвея Васильевича. Пришли вчетвером, среди них была женщина. Потребовали отдать оружие, сапоги, открыть сундуки. Оружие не нашли, забрали много вещей. Перед уходом хозяев закрыли в амбаре.
    Трое вооруженных людей постучали в дом Блинова Стефана из деревни Монастырщина. Им открыли. Все семейство согнали в угол, стали требовать бекешу с серым воротником. Забрали женскую шубу, атласную юбку, ситец, шали, холсты. Вещи выбрасывали в окно. Племянник Алексей принес требуемую бекешу, просил не забирать вещи: «Делай, что тебе велено, - был ему ответ. – Если кому скажете - сожжем, а хозяину голову отрубим». Блинов подозревал в наводке своего соседа. Между ними была вражда из-за земли. Сосед ему угрожал: «К тебе придут за твоим золотом». Блинов в  свое время тоже донес на соседа властям, что у того хранится револьвер. По доносу револьвер отобрали.
     Ограбили лавку Сомовского потребкооператива. Перед тем сын священника Владимир Покровский вызвал на улицу гражданина Ивана Тимохина. Как только он открыл дверь, его скрутили шестеро человек и приказали идти с ними. Одного он знал – Корытина, учился с ним в школе. Тимохина повели к сторожу лавки и заставили стучать. Ему, как знакомому, открыли. У сторожа Кулакова Михаила потребовали ключи от лавки. Он сказал, что сын, приказчик лавки, уехал на базар и увез их с собой. Стали бить бабку револьвером по голове, потом внука Ивана, угрожая их застрелить. Тогда дед сказал Ивану, чтобы тот принёс запасные ключи. Забрав ключи, гармошку и внука, грабители направились к лавке. Дед последовал за ними. Трое остались на улице, трое вошли в помещение. Ивана заставили играть на гармошке, а сами танцевали,  кричали и били все, что попадалось под руку. Дед в это время побежал к председателю сельского совета Зеленину. Вернулся с ним, но бандиты уже уехали.
   Около д.Сомово обстреляли агента финотдела Тросенской  волости Герберга. По нему произвели три винтовочных выстрела.  Герберг, имея хорошую лошадь, успел ускакать.
      В Ладыжино ограбили Новикова Григория.  Членов семьи заставили плясать под гармошку, на которой играл Жердов.  Такое безобразие продолжалось до вечера, потом бандиты ушли.

                                                                                                   Октябрь

     Ночью совершили разбойное нападение на дом Миряшина Николая Егоровича в хуторе Винный около села Воронец. Забрали вещи. Корытин совершил насилие над одной из дочерей. Уходя, сказали, что барышень в скором времени заберут с собой в банду. Дочери, испугавшись, покинули дом: одна уехала в Орел к родственникам, другая – к сестре в деревню Горчаково.
     В деревне Верхнее Муханово совершили нападение на дом бедняка Моргаева. Дома была жена, муж спал в амбаре. Бандиты спросили, где нищенка, которая осталась у них ночевать. Хозяйка ответила, что куда-то ушла. Нищенка в это время пряталась на чердаке. Они стали искать корзину той старушки, так как кто-то им сказал, будто у неё там лежит золото. Корзину не нашли и взяли кое-какие хозяйские вещи.
      Жердов, Корытин, Минаев, Михейкин и Романов совершили разбойное нападение на граждан Рядновых с их убийством в селе Дьячье Гуторовской волости Орловского уезда. Труп мужа лежал на полу, голова была разбита так, что потеряла свою форму и представляла множество лоскутов кожи. Труп жены – на сундуке, тоже с множеством ран и ссадин от побоев. Все стены забрызганы кровью и частичками мозга. На полу и во дворе обнаружены осколки черепа, на столбе висел кусок кожи с волосами. Свидетелями зверской расправы стали дети Ряднова – Егор(16 лет) и Тихон(12 лет). Егор рассказывал:«Мы легли спать. Я услышал шум около дома. Пятеро вооруженных людей стучали в дверь, кричали: «Вася, открой, мы тебя не тронем». Не услышав ответа, стали бить стекла. Оказавшись в доме, потребовали с отца золото. Он ответил: «Я продал телку и лошадь, берите все эти деньги, только не бейте». Его стали избивать прикладом. Отец побежал к окну, раздался выстрел, крик затих. Когда убили отца, мачеху вывели во двор босиком и спрашивали, где золото и оружие. Я с братом в это время сидел на потолке, когда они вошли в дом, прокопал в крыше щель и убежал. Тихон остался на чердаке, когда все стихло, убежал к соседу». По деревне ходили двое сторожей, но ничего не слышали. По их словам, во время убийства Рядновых у них сломалась колотушка, которую они пошли делать на другой конец деревни, поэтому ни шума, ни выстрелов, якобы не слышали. Сосед Силаев слышал шум, вышел на улицу, но стоявший у него на крыльце вооруженный человек приказал сидеть молча дома. Мать Силаева была родной сестрой убитого Ряднова. Когда убивали брата, она слышала, но боялась выйти на улицу, чтобы не навлечь расправу на свою семью. После того, как к Силаевым прибежал мальчик Тихон и сообщил о смерти отца, Антон Силаев сообщил об этом в сельский совет. Впоследствии ему даже предъявили обвинение в соучастии в убийстве, так как он знал Жердова еще с детства и жил недалеко от них. Обвинение с Силаева сняли за недоказанностью вины.

                                                                                                       Ноябрь

   В деревне Ладыжино в доме Новикова члены банды Дмитрий Романов и Минаев Андрей убили Сергея Щербакова, их соучастника.  Щербаков был, по некоторым данным, тайным агентом, внедренным в банду. Он  зашёл в дом Новикова, через 5 минут явились Минаев и Романов. Минаев с порога выстрелил, Щербаков упал. Стали бить по голове обрезом.  Новикову Григорию приказали добить: он схватил заострённый железный прут и ударил несколько раз в грудь и живот. Труп зарыли в навозную кучу. Через три дня Новиков перенес его на огород. Ему и жене пригрозили молчать под страхом смерти. Новиков писал в объяснительной записке: «Я оказался между двух огней: бандит убьет, а власть посадит. Помощи ждать неоткуда, поэтому не сопротивлялся Жердову. Везде у него свои доносители. Если кто выражает словами малейшее неудовольствие, тотчас доносят и жестоко расправляются. А если кто сообщает властям, то власти тут же сообщают Жердову о доносителе».
    В д. Павловке убили Полякова. Его встретили по дороге в Ладыжино Жердов, Корытин и Минаев Андрей. Жердов приказал Минаеву застрелить его за то, что Поляков, член банды, не выполнил его распоряжение. Труп бросили в прорубь на речке Ракитне около деревни Дьячье.
   В этом же, 1924 году, в банде появляются две женщины. Как попали они туда, что заставило их стать сообщницами кровавых разбойников и участницами многих преступлений?
       В доме Снегирёвой Дарьи снимали угол её племянницы, сёстры Баринова Александра и Ольга. С нею жила ещё её дочь Снегирёва Мария Григорьевна, вдова, с полугодовалым ребёнком на руках. Девушкам было лет 19 – 20. Сёстры Бариновы родителей не имели, с детства остались сиротами, из близких родственников имели только брата Петра, который ещё в детстве ушёл на заработки и сестёр с тех пор не видел. Вернулся в родные места только в 1925 году, когда Ольга уже находилась в банде. Защитить их было некому, как и Марию, поэтому Жердов и Корытин наведывались к ним в гости и принуждали к сожительству. Правда, пытался стать на их защиту зять Дарьи, Новиков Иван, да поплатился своей жизнью от рук бандитов. После его убийства Ольгу и Марию арестовали как соучастниц преступления, хотя они никакого участия в нем не принимали, и стали производить допросы. Дело вел начальник милиции Муравльской волости Курочкин. Курочкин позволил себе отношения с одной из них, после чего девушки получили свободу. Его вскоре освободили от должности за допущенные злоупотребления, но обвинения ему предъявлены не были, так как он человек женатый, и, по его утверждению, сношения с арестованной имел, «дабы получить сведения о бандитах». Как только Ольга и Маруся оказались на свободе,  Жердов и Корытин забрали их с собой в шайку весной  1924 года.
     Желания заниматься разбоями у них не было, но им ничего не оставалось, как подчиниться воле главарей. Вместе с ними ходили «на дело», переодевшись в мужскую одежду, научились обращаться с оружием (особенно Маруська считалась метким стрелком) и постепенно втянулись в воровскую жизнь. Впоследствии даже ревновали своих сожителей и старались проявлять инициативу в грабежах.
     В конце лета они вдвоем уехали к Марусиной сестре, Подлужневой Елене, жившей в селе Весёлая Победа Батайского района Донского округа. Пожив у неё две недели, оценив обстановку и присмотревшись к тамошней жизни, отправились к себе домой. Через несколько недель вернулись обратно, но уже со своими мужьями. Муж Маруси назвался Ворониным Иваном, а муж Ольги – Новиковым Герасимом. На руках у Ольги была девочка месячного возраста. Скорее всего, они уехали из Орловской губернии для того, чтобы о них на какое-то время забыли и для того, чтобы освоить новые территории для грабежа. К тому же, Ольге с ребенком хотелось спокойной жизни. У сестры жили около месяца, ездили в город Ростов, в село Спасское на базар. Жили на деньги, которые привезли с собой. «Мужьям», видно, не понравилась местность, так как все время говорили: «Надо ехать домой, жизнь здесь дорогая». Во время их пребывания в селе Весёлая Победа неизвестными ограблен дом гражданина Вербенко. Он заподозрил чужих людей и заявил в милицию. Милиционеры пришли в дом Подлужневой и проверили у приезжих документы, изъяли у них личные книжки для регистрации и предложили на следующий день явиться в Самарское за документами. О цели приезда чужаки сказали: «Приехали в гости, ищем работу».
       Милиционеры ушли, а гости в течение трех дней были сильно встревожены и все переговаривались: «А если нас посадят?» 10 декабря они пошли с женами рано утром будто бы на базар, сказали, что придут, но так и не вернулись. Оставили сумки с какими-то вещами и младенца хозяйке. Через два дня пришли милиционеры, вещи изъяли для отправки в Орловский Губрозыск и объявили Подлужневой, что в её доме целый месяц жили опасные преступники Жердов и Корытин.
    При выяснении оказалось, что документы фиктивные, как и фамилии, записанные в них. После побега от батайских милиционеров четверо авантюристов вернулись в Муравльскую волость и снова принялись за старое. Ребёнок так и остался на воспитании у тётки в селе Весёлая Победа.

 

© Сургучев Сергей, 2017

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now