Глава 3.
Отморозки из Морозихи

      Прежде всего, Жердов с Корытиным набрали новых послушных исполнителей, так как старые члены банды были почти все арестованы. Эту задачу они успешно осуществили путём принуждений и запугивания  молодых людей, жителей деревни Морозихи: Алексея Воронкова, Василия Семакова, Василия Кузнецова, Ивана Бышева, Андрея Голенцова, Ивана Утукина.
        С июля по ноябрь 1923 года они совершили следующие преступления.            
                                                                                                   Июль
    В деревне Монастырщина Гостомльской волости ворвались в дом крестьянки Некрасовой Таисии. Хозяйка отсутствовала, дома находилась её шестнадцатилетняя племянница и малолетние дети. У детей узнали, где хранятся ценные вещи. Взломали сундуки, унесли золотые серьги и кольцо, часы карманные серебряные, мужской костюм, гармонь двухрядную. 
    В селе Сомово напали на дом фининспектора Андрея Климова. В доме находились жена и тёща, хозяин отсутствовал. У жены требовали оружие мужа, угрожали револьвером. Не найдя его, забрали суконный френч, брюки, нижнее белье, кожаные сапоги, письменные принадлежности.
     В Верхнем Муханово совершили нападение на дом Михаила Харлашкина. Прикладами избивали его и жену, требовали золото. Супруги вырвались из их рук и с криком выбежали на улицу. Стали собираться соседи. Бандиты скрылись, не успев ничего взять.
     В этом же селе ограбили Ивана Григорьева. Постучавшись, представились милиционерами из отряда. Искали оружие, не нашли.  Унесли пять фунтов соли и серебряные ложки. От него отправились в дом Екатерины Горшковой, вывезли вещи на двух подводах. Скрылись в кустах возле поселка Соковнинка. По их следам шел милицейский отряд. Во время перестрелки бандиты ранили красноармейца Владимира Халаева, вещи бросили в лесу и скрылись.
     В деревне Каменец Муравльской волости ограбили дом Егора Юдина, затем поехали в деревню Екатериновку Ленинской волости, пришли к Дмитрию Гулину. В помещение проникли, выломав окна. Хозяина и его жену, пытавшихся сбежать через двор, поймали, связали, избивали оружием, душили. Гулин отдал 15 рублей золотом. Требовали ещё. Не добившись больше ничего, взяли одеяло, ведро мёда и ушли. Наводку на Гулина сделал член шайки Дёгтев.
      В лесу возле этой же деревни убили члена банды Тимофея Лежепёкова (кличка «Роман»). Лежепёков задумал застрелить Жердова, как только тот заснул. Корытин тоже дремал, но был настороже и помешал Лежепёкову осуществить замыслы, выстрелив ему в голову. Труп бросили в лог и засыпали землёй. Сняли с него одежду, сапоги и отдали члену банды Бышеву, который сапоги носил, а одежду спрятал дома, пригрозив жене  молчать. За что  Лежепёков хотел убить Жердова, неизвестно. Тайным агентом он не был, значит, причиной стали или месть за какую-нибудь  обиду, или желание брать большую часть от награбленного.
    В селе Горчаково напали на дом Стефана Иванцова. Вывезли из амбара рожь, муку. Далее отправились в деревню Каменец. У Антона Романова искали золото, но не нашли и забрали яйца.
       В конце июля подожгли дом Елены Савенковой-Дунаевской, жены агента Угрозыска, в селе Сомово. На поимку бандитов выслали отряд милиционеров, разделившийся на две группы: одна под командованием начальника Угрозыска Матвеева, другая под командованием Селиванова Ивана Ивановича, 24 лет, из граждан Ленинграда, занимавшего должность секретаря Тросенского Волкома, члена РКП(б). (Селиванов и предвик Кононов были в хороших отношениях с бандитами, часто участвовали вместе с ними в попойках, добывали для них самогон и даже избили крестьянина Балашова, отказавшегося дать для банды спиртное. Избивали в волисполкоме, предварительно вызвав его туда.  Во время перестрелок с бандитами убегали и  отсиживались в безопасных местах и информировали их о приближении милицейских отрядов. По этой причине все операции с участием указанных советских работников в ликвидации банды изначально были обречены на провал).  Обе группы соединились в селе Сомово у горевшего дома Савенковой, а затем направились в Соковнинку в дом тестя Жердова. Там нашли тещу, тестя и жену Жердова, которые не признавались, что бандиты находятся у них. Вскоре увидели перебегавших через двор людей. Началась перестрелка и видимость погони. Бандиты успели скрыться в кустах. Не посчастливилось только одному человеку: кромской народный судья Фёдор Крючков, участвовавший в облаве, был смертельно ранен и скончался от полученных ран.  Месяцем ранее он стал жертвой ограбления. Бандиты зашли к нему в дом, забрали никелированный наган с семью патронами и две неисправные винтовки, но на жизнь его и членов семьи не покушались. По существу, убийство чиновника было случайным.

                                                                                                  Август
        В поселке Соковнинка сожгли дом и хозяйственные постройки Филиппа Исаева за сотрудничество с властями. В пожаре сгорел весь скот.
     В деревне Каменец ограбили жителей села Богородского Орловского уезда Михаила Мишакина и Василия Волчкова, приехавших купить корову и остановившихся в доме крестьянина Ивана Слатина. Забрали у них шесть миллиардов рублей. Не оставили в покое и хозяйку, продавшую им корову, Елизавету Карпикову, отобрав у неё 1,5 миллиардов рублей.

                                                                                                  Сентябрь

 

      Напали на усадьбу мельника Василия Солнцева. Задержали в саду сторожей, повели к дому и приказали стучать в дверь. На стук им не открыли, заподозрив неладное.  Тогда бандиты пошли громить пасеку.
В Муханово во второй раз напали на дом Харлашкина. Прокопав дыру в крыше, проникли внутрь помещения. Мужа и жену избивали, надели Харлашкину на шею петлю и угрожали повесить. Снова требовали золото. В итоге унесли 10-рублёвую золотую монету, холсты и рубашки. В ту же ночь напали на дом Ивана Федякина. Яков Лоскутов убил его из револьвера, когда тот открыл ему дверь. По словам жены Марфы, бандиты приходили к ним ранее и угрожали мужу отомстить, если он сообщит в милицию об их визите.
      В деревне Морозихе напали на дом Тихона Лоскутова, проникли в дом, выломав оконные рамы. Тихон успел спрятаться на чердаке, боясь убийства. Начали ломать печь и сундуки, искали спрятанное золото. Забрали золотые серьги, серебряные монеты, холсты, платки. Бандит Яков Лоскутов пытался изнасиловать дочь хозяина, но мать воспрепятствовала. В ту же ночь напали на Сергея Живенкова, спавшего во дворе на повозке. Требовали ключ от амбара. Он пошел в дом за ключом и через сени убежал на огород, стал кричать «Разбой!». После этого спрятался в коноплянике. К дому подбежали ночные сторожа, и бандиты быстро скрылись.
     В поселке Красная Поляна Ленинской волости на почве мести к Ивану Паршутину, помощнику прокурора, активно боровшемуся с бандитизмом, совершили вооруженное нападение на дом его отца Василия Паршутина. Иван Васильевич принял самые решительные меры к ликвидации банды, в результате чего был убит бандит Скотников и арестованы многие соучастники банды. Дом обстреляли, убили жену Василия, тяжело ранили молодую невестку. Аким Паршутин, сын Василия, успел под пулями выскочить в окно и скрыться, оставшись невредимым.
       В Муравльской волости в лесу около Елагина Лога ночью встретили ехавших домой жителей деревни Масловка Дериглазова, Жмурина и Безокладного. Похитили все деньги, еду, сняли сапоги и выдали «волчьи квитанции» потерпевшим с надписью: «От партии Цап-Царап. Жердов».

                                                                                                   Октябрь

      В деревне Морозихе у Снегирёвых похитили лошадь, которую использовали для перевозки награбленных вещей в Курск.
       В деревне Обыденке Муравльской волости ограбили дом Лисичкина Стефана. Хозяина связали и избивали. Под угрозой оружия добыли у его зятя Василия Чаплыгина информацию об имуществе тестя и заставили участвовать в ограблении. Он, правда, в дом не входил, стоял на улице. Тесть пришёл на другой день к зятю, рассказал о случившемся. Зять «соболезновал» ему в  горе, но не признался, что сам был причастен к грабежу, хоть и не по своей воле. Добро увозили на трех подводах. Все переправили в Курск, где заставили Чаплыгина и Максима Приземина награбленное продавать на рынке. Там их задержали курские милиционеры и под конвоем повезли в Кромы. Арестованные признались, что продавали награбленное по приказу бандитов. По дороге Чаплыгин сбежал из-под стражи, но вскоре добровольно явился в прокуратуру. Свой побег мотивировал тем, что боялся побоев при допросах. Ещё говорил, что Жердов угрожал ему оружием, поэтому он вынужден был пойти на сотрудничество с ним, согласился сбыть награбленное в Курске.
       В деревне Игинке той же ночью напали на милиционера Тросенской волости Рязанцева, остановившегося на ночлег у Алексея Савкина. Отобрали наган и винтовку. Рязанцева не били. Жердов только толкнул его наганом в плечо и с иронией стал спрашивать о расследовании убийства Федякина. Лоскутов с гордостью ударил себя в грудь и с издёвкой произнёс: «Я убил. Арестуй меня!» Затем ушли, предупредив, что будет расстрелян тот, кто посмеет выйти наружу. Той же ночью совершили нападение на дом Екатерины Горшковой со зверским убийством её и членов семьи.
     В Морозихе напали на дом Герасима Хвостишкова, связали руки, вывели на улицу, требовали золото. У Герасима золота не оказалось, тогда они повели его к жившему рядом отцу и стали стучать. Отец не открыл и денег им не дал. Герасим решил сбежать, ему выстрелили в спину. Жена убитого Акулина в страхе забилась в хату и только утром подошла к трупу мужа и затащила его домой. В той же Морозихе напали на дом Павла Снегирева. Не получив от него денег, застрелили.
    В деревне Павлово напали на ехавшего по дороге председателя Гостомльского Волисполкома Андрея Никаноркина, взяли наган, серебряные часы, плащ, сапоги, облигации, документы и печать, а также 4.500 рублей казенных денег. Жердов сказал: «Расстрелять бы тебя здесь». Никаноркин ответил: «Воля ваша». Жердов, рассматривая его партбилет, процедил: «Враг старый. С 18-го года». Лоскутов вставил: «Ты в Морозихе в 20-м году работал, значит, сейчас тебя расстреляю». Жердов ему ответил: «Мы его отпустим, если он отпустит наши семейства, которые сидят в тюрьме. Вы, коммунисты, враги наши. И мы убиваем вас, но зачем вы трогаете те безоружные семейства, где мы под силою нашего оружия добываем себе продукты питания. Вы должны бороться со мной, а не с моим семейством. Вот тебе пример: мы тебя сейчас расстреляем, но причём здесь моё семейство, которое ни о чём не знает? Мою семью арестовали, а я семейство Паршутина расстрелял. Все ваши семейства в ваших руках. Отпускаем тебя, но смотри, если будешь преследовать нас, то расстреляем тебя и всё твоё семейство.  Поезжай».
     В хуторе  Спасском Нижне-Реутовской волости Фатежского уезда напали на дом Ивана Головина. Искали оружие – не нашли. Взяли золотое кольцо, порох, духи, игральные карты. Им помешал сбежавшийся к дому народ, созванный Филиппом Головиным и Егором Кофановым с криками: «Лови воров, держи бандитов!» Грабители стреляли с крыльца в людей, но смелые односельчане не собирались разбегаться, падали на землю, поднимались, снова кричали «Лови воров!» Грабителям ничего не оставалось, как отступить перед дружным отпором жителей деревни и скрыться.
     В Верхнем Муханово ограбили дом Никиты Костикова. Хозяин успел убежать и спрятаться,  в доме осталась одна жена. Ей угрожали убийством, а затем забрали золото, серебро и одежду.
       В Сомово подожгли дом Михаила Артюхова. Сгорели 30 пудов хлеба, колоды пчёл и другое имущество.
       В деревне Ладыжино Тросенской волости совершили вооруженное нападение на совхоз. Зажгли хозяйственные постройки за то, что в деревне останавливался милицейский отряд. Сгорели двухэтажный флигель, конюшня, амбар, бывшая людская, около 500 пудов сена, зерно. Из населения тушить пожар никто не явился. Стояли и издалека смотрели, боясь подходить. Жердов им сказал: «Кто будет тушить – пристрелю!» Вышли, когда всё сгорело, и банда уехала.
      От их рук погиб житель Муханово Зевакин Иван за секретные доносы власти об их местонахождении, а также муж и жена, случайно проезжавшие по территории Тросенской волости.
Все нападения грабители совершали в основном ночью, были всегда хорошо вооружены. Людей избивали, унижали, пытали. Особую жестокость проявляли к богатым. Пользовались сведениями наводчиков о спрятанных якобы у них драгоценностях и старались с помощью физического насилия и психического давления выбить из них всё, что можно. Мстили также и за донесение властям.

 

© Сургучев Сергей, 2017

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now