Николаевская церковь в селе Радубеж

 

     Село Радубеж на карте Железногорского  района ныне отсутствует, но это не значит, что оно перестало существовать, просто исчезло общее название для нескольких частей одного поселения, а отдельные небольшие деревни сохранились до настоящего времени. Издавна находилась в старинном селе деревянная церковь с престолом в честь Николая Чудотворца. Церковное здание за период своего существования несколько раз перестраивалось по причине ветхости, последняя реконструкция была проведена с 1874 по 1878 годы на средства прихожан. Появилась она в начале XVIII века: по сведениям писцовых книг Усожского стана Курского уезда в 1697 году Радубеж ещё значится деревней, а уже в 1710 г. Радубеж называется селом, в котором есть деревянная церковь во имя Николая Чудотворца, в приходе деревень ещё не было. При ней «во дворе поп Пантелей Андреев, у него попадья Марья, у них сын Захар, дочери Матрена, Василиса, Дарья; у попа братья Федот Андреев (хромой) и Ефрем Андреев». В 1719 году служат те же братья: поп Пантелей Андреев, 35 лет, у него сыновья Захар,14 лет, и Кирила, вновь рождённый; дьячок Федот Андреев, 45 лет, у него сын Сафон, вновь рождённый; пономарь Ефрем Андреев, 20 лет. В  1744 году  в  церкви Николая Чудотворца записаны:  «поп Захар Пантелеев сын, 29 лет; у Захара дети: Борис, 8 лет, Фандей, 4 лет, Антон, 2 месяцев;  дьячок Алексей Андреев сын, 40 лет; у Алексея сын Фома, 17 лет; пономарь Ефрем Андреев сын, 45 лет; у Ефрема дети: Фалалей, 4 лет, Игнат, 1 года». В 1794 году – священник Захар Пантелеймонович Бурцов; дьякон Пётр Афанасьевич Попов, 42 лет; дьячок Василий Борисович Бурцов, 23 лет; дьячок Василий Алексеевич Попов, 26 лет; пономарь Илья Моисеевич Яньшин, 20 лет; заштатный пономарь Моисей Климентов сын Яньшин, 61 лет.     
    В 1816 году в церкви служили священник Василий Борисов сын Бурцов, дьякон Пётр Афанасьев сын Попов, дьячок Павел Стефанов сын Дагаев, пономарь Илья Моисеев сын Яньшин.
   В церкви до революции хранились метрические книги с 1811 года  и исповедные росписи с 1828 года. Епархиальное начальство за всю историю прихода никогда его не посещало.
      С середины XIX  века  причт  состоял из священника и дьякона.  Должность дьякона затем была упразднена, и его обязанности выполнял псаломщик. В 1840-е годы приход возглавлял протоиерей Василий Емельянович Махов, вслед за ним до 1872 года священником служил Василий Александрович Лебедев, перемещённый в указанный год к церкви с. Конышёвка Льговского уезда. На его место приходит пожилой священник из села ДроновкаРыльского уезда Платон Попов, в 1878 году ему назначают пенсию за 35 лет усердной службы. Его место занимает новый настоятель Михаил Кузьмич Козлов, в 1885 г. утвержден законоучителем местного земского училища, в 1882 г. избран членом благочиннического совета, в 1891 г. назначен Благочинным 2-го округа Фатежского уезда. В 1881 г. в журнале «Курские епархиальные ведомости» была напечатана его статья на богословскую тему под названием «Слово в день св.Пасхи». С 1892 по 1906 год служил священником Павел Филиппович Андриевский, переведённый в Радубеж из соседнего села Ольшанца. Всё складывалось у него хорошо в службе церковной и обучении детей Закону Божьему в школе, но с ним приключилось несчастье, о котором он сообщил в своём прошении Епархиальному съезду, прося помощи:  «1905 года 8 июня постигло меня великое несчастье: от испуга со мной случился паралич правой руки, ноги и всей правой половины тела. С того времени и до сего дня я лежу в больнице «Красного Креста»  и лечусь. Имея 7 человек детей, из коих 4 обучаются в курских духовных учебных заведениях, я трачусь на лечение, израсходовал все сбережения прежних лет и лишён в настоящее время средств продолжить своё лечение, а между тем, для того чтобы возвратить владение рукой, необходимо, по мнению местных врачей, ехать в клинику месяца на 3-4. 
       В силу всего вышеизложенного, беру на себя смелость обратиться к Епархиальному съезду и просить оказать братскую во Христе помощь, ассигновать мне на лечение в клинике денежное вспоможение в размере около 300 рублей. 1906 года 30 января. Подписался к сему прошению за священника Павла Андриевского, не владеющего рукою, брат его, Иоанн Андриевский».
     Помощь  выделили,  но болезнь оказалась сильнее. После смерти кормильца епархиальное начальство не бросило в беде вдову священника Марию Григорьевну с семью детьми, назначив ей пенсию – 200 рублей в год. Тяжёлое материальное положение не помешало вдове дать детям приличное образование: сын Николай учился в Ветеринарном институте, Василий - в духовной семинарии, дочь Екатерина стала учителем, Анна закончила высшие женские курсы в Петрограде, Константин стал военным. В 1906 году на место умершего Андриевского переведён из с. Холчи Фатежского уезда Гавриил Васильевич Кремпольский, остававшийся настоятелем до самой революции. В марте 1919 года Кремпольский умер, его сменил священник Александр Карасёв, перемещённый из с. Тазова Курского уезда. 
       В 1850-80 годы упоминаются дьяконы Михаил Ильич Яньшин, Матвей Николаевич Попов, Георгий  Булгаков, Иван Солнцев, Алексей Дагаеви Иоанн Попов. После упразднения должности дьякона назначают псаломщиком Василия Григорьевича Василевского, служившего до той поры в селе Солдатском Фатежского уезда. Пребывание его на новом месте длилось недолго (1886-87 гг.).  В феврале 1887 года от чахотки скончалась жена псаломщика, а в апреле он последовал вслед за ней. Причиной смерти стало неумеренное употребление вина, пагубной страстью к которому Василий страдал ещё до потери жены, а горе вдвойне усугубило эту страсть. Оставшиеся круглыми сиротами трое мальчиков были отданы на попечение родной их тётке Наталье Григорьевне Вязьминой, жене бедного дьячка из села Волково Дмитриевского уезда. Судьба распорядилась так, что  они сумели выжить, достигнув своими стараниями определённых успехов в жизни, правда, никто из них не стал продолжателем многочисленной династии церковнослужителей Василевских, чьи деды и прадеды на протяжении столетия служили в приходах Фатежского, Дмитриевского и Курского уездов. Старший Михаил, поднакопив денег на отхожих промыслах, открыл бакалейную лавку, потом построил мельницу, получил право стать личным почётным гражданином за благотворительность в пользу церковного ведомства. Бизнес приносил ему неплохие доходы, что позволило помочь младшему брату Петру получить юридическое образование в Императорском Харьковском университете и стать чиновником Курской казённой палаты.
     После  смерти Василевского псаломщиком становится  Яков  Иванович  Тимонов, а с 1907 года – Буробин Николай Семёнович. Его сменяет в 1911 году Капитон Тимофеевич Попов, перемещённый в 1916 году к церкви Ямской Слободы города Курска. В этом же году назначен в Радубеж Пётр Гаврилович Вознесенский из села Хотемль  Фатежского уезда, сын почетного гражданина.
      Церковным старостой много лет избирался крестьянин села Радубеж Михаил Толстых (с 1882 по 1894 гг.), а потом    Андрей Азарович Толстой, в 1911 году награждённый Курской епархией «серебряной медалью для ношения на груди на Станиславской ленте за заслуги по духовному ведомству». После революции старостой был Давид Полянский.
    Сохранился один любопытный документ, хоть непосредственно и не связанный с историей церкви, но рассказывающий о душевных терзаниях  сына одного из приходских причётников, недовольного бурсачным обучением  и решившего набраться  премудрости в монастыре. Радужные представления юноши о райском уголке познания столкнулись  с суровой реальностью монастырской жизни. Разочарованный искатель знаний пишет слёзное прошение епархиальному начальству с просьбой забрать его обратно в лоно ненавистной бурсы.
       «Села Радубежа бывшего ученика Курского Духовного училища Дмитрия Сонцова его Преосвященству Сергию, Епископу Курскому и Белгородскому, прошение.
        Подавал я Вашему Преосвященству прошение 8 апреля сего года, на котором последовала резолюция таковая: принять меня в Глинскую Рождество-Богородицкую пустынь на испытание. Но так как я не желал поступать навсегда в оную пустынь, а принят только для того, дабы изучить себя и быть способным к причётнической должности, Игумен через год должен донести обо мне Ныне же, по отбытии мною двух месяцев, я ничего не мог вынести для себя полезного, а всё время находился в тягостных послушаниях в братской куфне и в копании корчей, и никто не обращает внимания преподать мне что-либо полезное, а более принуждают к трудам, которые несносны для меня. Поэтому прибегаю под покров Ваш, Ваше Преосвященство: чтобы мне не быть праздным, дозвольте мне поступить в причётнический класс. О чём и учините милостивейшую Архипастырскую резолюцию.
Августа 23 дня 1866 года. К сему прошению бывший ученик среднего отделения Дмитрий Сонцов руку приложил». 
    Проникшийся бедственным положением разочарованного юноши, епископ Сергий сжалился над ним и позволил Дмитрию досрочно вернуться из монастыря, разрешив обучаться в причётническом классе.
    
                                                                                                      * * *
       Приход Николаевской церкви был небогатым: на 1915 год в трёх населённых пунктах (Радубеж, Журавлинка, Подымовка) насчитывалось прихожан – 819 душ мужского пола и 885 женского пола, имелось 10 десятин усадебной и 40 десятин пахотной земли. Несмотря на её малую плодородность, средний доход с неё составлял 140 рублей в год. Эта сумма и полтора процента от вечного банковского вклада в 1 тысячу рублей, завещанного каким-то богатым прихожанином, являлись дополнительным доходом для причта, помимо казённого жалованья (300 руб. священнику, 100 руб. псаломщику). Священник ещё получал 213 руб. от кружечного сбора, годовой доход от которого составлял 285 руб., и плату за работу в школах: церковно-приходской и двух земских. Деревянное здание приходской школы построили крестьяне и выделяли на школьные нужды 50 рублей в год. В 1915 году её посещали 60 мальчиков и 40 девочек.  Для проверки церковной казны прихожане выбирали из своей среды грамотных представителей. Так, в 1891 году ими стали крестьяне Стефан Чернов и Фёдор Ефремов.
     Церковный причт и Радубежская церковно-приходская школа в 1916 году не остались в стороне во время всенародной беды, отправив солдатам на фронт 27 пар белья, 27 пар перчаток, 16 пар чулок, 900 аршин холста, 25 полотенец, 30 платков и 7р.60 коп.денег.
       В 1895 г. по рапорту св. Павла Андриевского Курская духовная консистория  дала разрешение на устройство нового кладбища в селе, участок для него крестьяне отвели из своих земельных наделов.


                                                                                                 * * *
         22 июня 1922 г. из храма комиссией были изъяты следующие церковные ценности: 4 ризы с венчиками с икон «Введение во храм Богородицы», «Митрополит Дмитрий Ростовский», «Тихвинская Богоматерь», «Николай Чудотворец» весом 3 фунта 18 золотников; 5 накладок с Евангелия с наложенными по серединам углов изображениями весом 1 фунт 43 золотника.
      В 1923 году священник Александр Карасёв и церковный староста Давид Полянский составили  подробное описание Николаевской церкви, которое, за отсутствием фотографических изображений, даёт представление об устройстве её и внутреннем убранстве, позволяет совершить путешествие в прошлое и посетить давно исчезнувший храм.
         «Церковь деревянная с колокольней, имеются дома священника и псаломщика, церковная сторожка. 
Святой алтарь. В алтаре находятся святой престол деревянный в честь св. Николая, жертвенник деревянный. Перед престолом на Горнем месте  - образ Спасителя, сидящего на троне, пред ним мельхиоровая лампада. За престолом стоит семисвечник медный, по углам за престолом запрестольные иконы Спасителя и Знамения Богоматери, а с другой стороны изображение св. Николая Чудотворца. Пред жертвенником образ Спасителя «Моление о Чаше» в золоченом багете. На жертвеннике стоит металлический подсвечник. От местной иконы Спасителя на Горнем месте по правую сторону – образ «Введение во храм Богородицы» (серебряная риза взята), выше его образ Дмитрия Ростовского (серебряная риза взята); по левую сторону Горнего места – Знамение Богоматери в фольге, выше его – образ «Покров Пресвятой Богородицы». На северной стороне образ выносной «Знамение Божьей Матери», а с другой стороны -  св. Николая. На южной стороне – крест Христов, выносной. Стоит один аналой и один столик, шкафчик в углу алтаря, около жертвенника – столик для поминаний, около престола – металлический столик для богослужебных книг священника, табуретка, на которую ставится котелок с угольями. 
     Предалтарный иконостас. Иконостас деревянный, вызолоченный, трехъярусный, в нем находятся иконы в следующем порядке:
      1-й ярус: местные иконы Спасителя и Божьей Матери Живоносные с серебряными оплечиками; по правую сторону от южных дверей – образ св. Николая, по левую сторону северных дверей – образ пророка Илии и Иоанна Златоуста; пред этими четырьмя иконами висят 4 мельхиоровых лампады и 4 бронзовых побеленных подсвечника;
    2-й ярус: небольшие живописные иконы двунадесятых праздников: «Воздвижение Креста», «Крещение Господне», «Рождество Христово», «Тайная Вечеря» (пред ней мельхиоровая лампада), «Сретение Господне», «Преображение Господне», «Вход Господень в Иерусалим»;
      3-й ярус: в центре Спаситель, сидящий на троне в царском одеянии; по правую сторону его Богоматерь со свитками в левой руке, а по левую сторону –  Иоанн Креститель; вправо от центра – образ брата Господня Иакова и апостол Петр; влево от центра – образы апостола Павла и Алексея, митрополита Московского.
     Правый придел храма.  В правом  приделе храма  находится малый одноярусный иконостас, в нем святые иконы: в центре - образ Спасителя в ризе белого металла, пред ним мельхиоровая лампада и подсвечник. Вправо от центральной иконы Спасителя – живописные образы Тихона Задонского и Сергия Радонежского, пред ними мельхиоровая лампада и подсвечник. Вправо от них  – шесть двунадесятых праздников. Влево от центральной иконы Спасителя – образ живописный Первоучителей Словенских, пред ним мельхиоровая лампада и подсвечник; влево от этого образа в киоте стоят шесть образов различных святых. Влево от этого киота – образ «Знамение Пресвятой Богородицы» на золотом чеканном фоне, пред ним мельхиоровая лампада и подсвечник. Возле этого образа – образ Святителя Иоасафа. Вправо находится плащаница в гробнице, украшенной резными фигурами. Здесь стоит на аналое образ «Знамение Божьей Матери». На аналое лежит образ св. Николая Чудотворца (серебряная риза снята) в киоте с резными украшениями. Здесь стоит киот с образом преподобного Серафима на золотом чеканном фоне, пред ним мельхиоровая лампада и подсвечник.
     Иконостас и святые иконы левого придела.  Центральная икона в приделе – «Богоматерь с Предвечным Младенцем» в ризе белого металла за стеклом, пред ней мельхиоровая лампада и подсвечник. Вправо от иконы – живописный образ князя Владимира, пред ним мельхиоровая лампада и подсвечник. Вправо от образа князя Владимира – шесть икон Месяцеслова. Около Месяцеслова – образ святителя Феодосия, архиепископа Черниговского, на золотом чеканном фоне. Возле иконы Феодосия – живописный образ св. Николая Мирликийского со Спасителем и Богоматерью в киоте. Влево от центрального образа Богоматери – образ великомученика Георгия Победоносца, пред ним мельхиоровая лампада и подсвечник. Влево от образа Георгия Победоносца – шесть икон Месяцеслова. Здесь же на аналое стоит образ Богоматери «Утоли моя печали» в ризе белого металла и киоте с резными украшениями. Образ «Успение Божьей Матери», принесенный из Иерусалима, в киоте, на Богоматери риза из каменьев. Здесь же стоит киот с образом святителя Иоасафа Белгородского на золотом чеканном фоне, пред ним мельхиоровая лампада и подсвечник.
     Святые  иконы  и киоты в трапезной.  Вправо в южной  стороне золоченый деревянный киот с иконой св. Николая. Вправо от него на стене – образ «Воскресение Христово», принесенный из Иерусалима, икона «Три святителя», икона преподобного Серафима. Здесь же пред образом Спасителя – подсвечник. На южной стороне около ктиторского ящика – художественный образ на полотне в золоченой раме апостола Андрея Первозванного. На северной стороне – киот золоченый и образ Казанской Божьей Матери, пред ним мельхиоровая лампада; икона «Успение Божьей Матери», икона «Скорбящих радость», икона «Казанская Богоматерь» в киоте и ризе белого металла.
        Притвор. Над входными дверьми западными висит образ Господа Саваофа живописной работы на полотне. На западной стороне висит образ св. Николая Мирликийского в киоте, отделанный фольгой; образ Первоверховных Апостолов, образ св. Николая в киоте, здесь же висит и план сей церкви. В притворе стоит старая конторка ктитора.
       Святые хоругви. Пред иконостасом стоят две металлические хоругви с изображением Воскресения Христова и Божьей Матери; два Покрова Пресвятой Богородицы и св. Николая Мирликийского. Две хоругви атласные, синего цвета, одна с изображением Воскресения Христова и св. Николая, вторая – крещения Господня и Казанской Божьей Матери.
      Люстры, Евангелия, кресты, сосуды.  В храме висит на цепи пред иконостасом двухъярусная металлическая люстра на 18 свечей. В трапезной висит меньшая люстра металлическая, одноярусная, позлащенная, на 12 свечей. 
Напрестольное Евангелие в переплете малинового бархата (серебряные изображения на верхней доске и по углам взяты). Напрестольное Евангелие в малиновом бархате для треб в приходе. 
       Крест большой восьмиконечный, серебряный, старинный; крест серебряный, пожертвованный в сей храм в 1857 г.; крест водосвятный, металлический, малого размера. 
        Сосуд большого размера с полным прибором, украшен искусственной сеткой, серебряный, 84-й пробы; сосуд малого размера серебряный, с полным прибором.
      Копие железное с деревянной ручкой. На престоле  дарохранительница серебряная для сохранения даров, имеется два места – внизу ящичек, а выше – гробница. Прибор  серебряный для напутствования, в виде креста для святых даров. Одно серебряное кадило белое и одно металлическое повседневное. 
         Напрестольное облачение из парчи серебряной по лиловому бархату с бархатным покрывалом; напрестольное облачение из парчи с бархатными цветами зеленого цвета; облачение из желтой парчи; облачение на жертвенник из парчи с бархатными цветами. 
     Риза  желтой парчи с белыми розами  (поношена);  риза из желтой  парчи с цветами (старая); риза из малинового бархата с полным прибором; риза из зеленой материи с золотыми крестами и золотым оплечьем с прибором из бархата; риза белого серебряного глазета с полным прибором; риза из черного бархата с полным прибором; три подризника: белый из саржи, красный – шерстяной, желтый – из сатина; два стихаря дьяконских; шесть приборов воздухов разных цветов и разной материи. 
         В алтаре блюдо белое металлическое; блюдо для сбора пожертвований металлическое у ктитора; один медный таз и одна бронзовая кружка; сосуд металлический для освящения хлебов; водосвятная металлическая чаша; кропило из морской травы с деревянной ручкой; ковер перед престолом длинный шерстяной разных цветов; один ковер большой старый и один ковер перед престолом почти новый с выпуклыми рисунками; два небольших коврика перед жертвенником.
       В храме находится гардероб для ризницы, сундук для склада свечей и огарков (в ведении ктитора). Полный круг богослужебных книг, хранящихся в столике на клиросе (в ведении псаломщика)».


                                                                                                  * * *
       Церковь не сохранилась,  исчезло  и название села как единого целого поселения. От него остались названия частей, входивших некогда в село Радубеж: деревни Подымовка, Подковка, Понизовка, Толстовка, Основная, Журавлинка, Трубицыно.
      Николаевскую церковь по решению Президиума Курского облисполкома от 15 октября 1935 года закрыли и передали исполкому Фатежского райсовета под культнужды. Вот выписка из протокола о закрытии церкви: «Имея в виду, что о закрытии церкви в селе Радубеж ходатайствует большинство местного населения, о чём имеются решения четырёх колхозов и подписи граждан в количестве 655 человек, что составляет 91% всего взрослого населения Радубежского сельского совета, Культовая комиссия Президиума облисполкома постановляет:
-ходатайство населения Радубежского сельского совета и Президиума Фатежского РИКа удовлетворить, церковь в с. Радубеж закрыть и здание передать на культурные нужды села;
-предложить РИКу произвести ликвидацию молитвенного здания и культурного имущества с соблюдением ст. 37, 39 Постановления ВЦИК от 1929 г.;
-предупредить РИК, что в случае обжалования общиной верующих решения о закрытии церкви во ВЦИК, молитвенное здание должно быть оставлено в пользовании верующих до решения дела ВЦИКом». 
       Здание храма переоборудовали и разместили в нём школу, а в 1960-е годы его разобрали и использовали для строительства нового школьного помещения, возведённого неподалёку от старого. В настоящее время на месте разрушенной церкви находится пустырь.
        В Курском госархиве хранятся метрические книги Николаевской церкви села Радубеж за 1812-1835, 1836-1845, 1846-1858, 1881, 1883, 1884, 1886-1889, 1892, 1894, 1895, 1903, 1904, 1906, 1908-1911, 1913, 1915, 1916 годы.