Казанская 
(прежде Рождество-Богородицкая)
церковь в селе Андросово

 

         Церковь, названная в честь  Рождества Пресвятой Богородицы, появилась в Андросово на рубеже  XVII и XVIII столетий. Документальных свидетельств по этому поводу не имеется, но если учесть, что в списке селений Севского разряда в Речицком стане Кромского уезда на 1678 год Андросово, Хлынино и Зорино являлись починками, где жили 2-3 семьи, то селом  Андросово могло стать лет через десять-двадцать. Так, в переписной книге Кромского уезда полковника Ергольского в 1710 году упоминаются  служители церкви Рождества Пресвятой Богородицы в селе Андросово, которые облагаются податью: «Дьячок Стефан Фёдоров – старого оклада на нём 8 алтын 8 денег; у него братья: Иван и Пётр; той же церкви дьякон Егор Поликарпов – старого оклада на нём 26 алтын 4 деньги; у него, Егора, брат Ларион и дети Егоровы – Дрони Григорий; той же церкви дьячок Фёдор Иванов – нового оклада на нём 26 алтын 4 деньги; у него дети: Степан и Микита». В 1722 г. в Андросово упоминается двор недействительного (заштатного) попа Фёдора Поликарпова, где числятся 2 души мужского пола, двор действительного дьякона Егора Поликарпова (3 души м.п.), действительный пономарь Михайла Петров и дьячок Иван Федоров. 
       В 1740 году при церкви указываются следующие штатные и заштатные служители: «поп Фёдор Алексеев, 40 лет; дьячок Иван Фёдоров, 43 лет; у дьячка Ивана дети – Фёдор, 10 лет, и Симеон, 1 года; умершего попа Стефана сын Афанасий, 12 лет; умершего дьякона Егора сын Дмитрий, 28 лет». 
        В 1782 году к церкви приписаны: штатный священник Афанасий Стефанов, 57 лет; священник Борис Акимов, 39 лет; сын Бориса пономарь Стефан, 20 лет; дьякон Дмитрий Егоров, 78 лет; сын Дмитрия пономарь Николай, 30 лет; дьячок Илья Иванов, 41 года. Всего церковников с жёнами и детьми – 23 человека. Сыновья дьячка Ильи обучались в Севской семинарии: Михайла Телегин с 1790 г. и Феодор Александрийский с 1792 г. Фамилии братья носили разные по той причине, что при обучении в духовной семинарии ученики обычно теряли свои наследственные фамилии и получали новые.
       Уже к 1734 году, согласно ведомости церквей Кромского уезда, в приход села Андросова, включавший деревни Хлынино и Зорино, входили 109 крестьянских дворов, принадлежавших однодворцам и разным помещикам. На протяжении двухсот лет Андросовская церковь была деревянной, трижды перестраивалась, в 1851 году здание обнесли оградой. Во время большой реконструкции, произведённой в 1837 г., здание храма почти полностью перестроили. Занимался строительством отставной майор барон Эдуард Эрастович фон Клейст, имевший в Андросово землю и крепостных крестьян. Ему в помощь избрали управляющего помещика Борщова -  отставного подпоручика Егора Карловича Поприц. 
       Только в 1904 году (пять лет шло строительство) возвели каменный храм площадью 180 кв.м., существующий до настоящего времени. Освящение  прошло 27 сентября. Обозначенная над входом в храм дата завершения строительства - «1911 г.» - ошибочна, сделана, по всей видимости, в 40-50-е гг. ХХ века, по предположениям верующих, т. к. официальные церковные документы по этому приходу все уничтожены. 
Описание существовавшей ранее деревянной церкви составил в 1887 г. священник Николай Никольский: «Церковь построена на отдельном погосте на плоскогорье, при речке Песочне. Формы продолговатой, одноэтажная, деревянная. Снаружи обшита тёсом. В высоту – 42 аршина, длину – 28 аршин, ширину – 8 аршин. Кровля шатровая на все скаты, покрыта железом и выкрашена краской в 1837 г. Глава одна на церкви, круглая, а другая – на колокольне, покрыты они железом и покрашены жёлтою краской. Кресты на главах деревянные, обитые железом, четырёхконечные.
      Дверей внутренних две: одна при входе в колокольню, другая – при входе в трапезную, деревянные, обиты железом и окрашены, без всяких изображений.  Двери наружные ведут в церковь с севера и юга, деревянные, обитые железом и окрашенные. Церковь внутри в виде квадратной палаты. Алтарь от храма отделяется деревянной стеной с тремя пролётами. Среди церкви четыре столба, пол деревянный.
Иконостас старого устройства, из дерева, двухъярусный.  Иконы деревянные, позлащённые. Царские врата двустворчатые, позолоченные, наверху изображение Св. Духа в виде голубя. Стены внутри церкви окрашены, на них есть живописные изображения. Колокольня деревянная, в форме четырёхугольной башни, на ней 4 колокола без надписей».
      Святыней храма считалась икона Казанской Божьей матери, в честь которой церковь была переименована после 1945 года.  По преданию, она триста лет назад была обретена в лесу, при ключе, возле деревни Хлынино в воскресный день накануне одноимённого праздника. Жители решили перенести её на другой источник поближе к селу, но на следующий день икона вновь оказалась на прежнем месте. После этого её ещё два раза переносили, но она снова возвращалась назад. Тогда устроили колодец там, где она явилась, а по всей округе разнеслась весть, что вода имеет чудотворную силу. С чудотворной иконой, 8 июля по старому стилю, совершались ежегодные крестные ходы на святой источник. В это время туда стекались сотни окрестных богомольцев.
      27 мая 1872 году Андросовскую церковь посетил во время обозрения Орловской епархии Преосвященный Макарий, епископ Орловский и Севский, произнесший перед собравшимися прихожанами речь о сущности продолжающегося праздника Вознесения Господня, о втором пришествии Иисуса Христа на землю и смысле краткосрочной человеческой жизни.
       Приходу долгое время помогал дмитровский мещанин купец Афанасий Хорев, проживавший в собственном доме в деревне Солдаты, избиравшийся прихожанами церковным старостой. За пожертвование 225 рублей на исправление «разных ветхостей церкви» в 1870 году ему выразил архипастырскую признательность епископ Орловской епархии, а в 1874 году Хорев награждён по духовному ведомству серебряной медалью на Станиславской ленте. Но не только купец жертвовал свои деньги церкви.  В 1875 году государственный крестьянин села Андросова Кирилл Петров сын Цыбин передал на благоустройство храма 180 рублей, немалую, по тому времени, сумму для сельского труженика. За такой поступок епархиальное начальство объявило  ему свою признательность «с выдачею установленного на то свидетельства».
      При церкви в 1901 году священником Поповым открыто общество трезвости, действовал приходской совет, изыскивавший средства на постройку нового храма и покрытие долгов после его построения, а также на благоустройство приходской школы.  
       9 февраля 1904 г. андросовский приход упоминается в сводках происшествий по Дмитровскому уезду: «В д. Зориной взломана прикреплённая к деревянному столбу церковная кружка, из которой похищена неизвестная сумма пожертвований на постройку в с. Андросове храма. Подозрение в краже заявлено на дмитровского мещанина Павла Ларина». 14 февраля 1908 года в сводках снова сообщение о краже в Андросово: «Из церкви через взлом замков похищено денег около 27 рублей». Известен также подобный случай, произошедший в 1826 г., когда были похищены все церковные деньги из храма. Злодейство совершено неизвестными людьми ночью с 8 на 9 декабря. Следствие по такому пустячному делу велось ни много ни мало – 28 лет! Но виновника так и не нашли.

 
                                                                                                        ***
   В Андросовском земском училище и Зоринской церковно-приходской школе законоучителями были священники. В 1910 г.  приходской школой заведовал св. Семен Благовещенский, учителем был Александр Попов, попечитель кр-н Максим Никитич Аверин. По их инициативе во время Первой Мировой войны  Зоринская школа оказала  помощь двум ученикам, чьи отцы сражались на фронте, собрав им 8 рублей на одежду и обувь, а также отослав на позицию для солдат 8 пар перчаток. Интересен и следующий факт: Андросовское и Зоринское школьные попечительства объединились и содержали в яслях на свои средства двух малолетних детей, оставшихся в летнюю страду без призора. 
       По данным на 1903 год церкви принадлежало 36 десятин земли, количество прихожан мужского пола -  953 человека, душ женского пола – 1033 человека.


                                                                                 Старосты и причетники
       Церковным старостой прихожане много лет, начиная с 1857 года, избирали дмитровского купца 2-й гильдии Афанасия Аверьяновича Хорева, а с 1890 года - зажиточных крестьян села Андросова: Льва Егорова Авилова, Максима Аверина, Андрея Панова, Михаила Иванина.
      Дьяконом при церкви служил в начале  XIX века Максим Матвеев. Ему на смену пришёл Иоанн Стефанов Анфимов, с 1842 по 1897 год.  После исключения его за штат в Андросово перемещён на должность дьякона учитель Коротеевской церковно-приходской школы Малоархангельского уезда Иван Путилин, перешедший в 1900 г. на службу к церкви с. Вышнего Жерновца; с 1901 года - Илья Николаевский, перемещённый из села Бежичи Брянского уезда.
       По документам в 1820-40-е в церкви числились дьячки: Сергей Семёнович Попов, Пётр Сергеевич Попов и Григорий Иванович Знаменский; пономари  Фёдор Афанасьевич Добрынин и Иван Захарович Покровский.
В 1868 году определён на место псаломщика бывший ученик духовного уездного училища Василий Покровский, ставший в 1876 году послушником Воронежского Благовещенского Митрофанова монастыря, в котором через два года умирает. С 1877 по 1887 год – Алексей Знаменский, ушедший в село Малое Боброво Дмитровского уезда. В 1888 г. - Пётр Панов, в этом же году определённый к церкви села Девятина Дмитровского уезда. На его место перемещён из села НижняяБоевкаКромского уезда Ефим Давидов, уволенный за штат в 1907 году.Около двух лет служилАлександр Нагибин, бывший до того псаломщиком в Троицкой церкви города Мценска, но тихий сельский приход ему не приглянулся, и в 1909 году из села Гапонова Севского уезда приехал Митрофан Михеев, тоже через два года (23 октября 1912 г.), променявший Андросово на село Авчухи Дмитровского уезда. Тогда в 1912 году псаломщиком утвердили местного крестьянина Михаила Варфоломеевича Бородина, добросовестно исполнявшего свои обязанности до начала 1920-х гг.

                                                                                          О священниках
      Священников в Андросовском приходе из-за частой их смены было   немало. Из эпохи конца XVIII века осталось имя Бориса Акимова, упоминавшегося в связи с крестьянским бунтом в 1796 году и поддержавшего восставших. Андросовские бунтовщики пишут царю Павлу I письмо, где и упоминают его имя: «Не утерпев, принуждены мы утруждать Ваше Императорское Величество. Оную просьбу написали ото всего села Андросова о защищении нас бедных от разорения, учинённого помещиком Андреевым. И притом пишем по согласию  и приказу отца нашего духовного того же села Андросова священника Бориса Акимова». Его место впоследствии занял сын – Стефан Борисович, умер в 1829 г. Далее приход возглавляли  Лаврентий Матвеевич Покровский и Александр Васильевич Никольский.  В 1847 году Никольский умирает, на попечении жены остались 6 детей, самому младшему сыну Фёдору исполнился только год. Судьба малолетнего сына священника, уроженеца села Андросова, заслуживает отдельного повествования своим искренним служением Господу Богу и беспримерной скромностью. О нём написал в некрологе, опубликованном в «Орловских епархиальных ведомостях» в 1909 году, священник Н.Токарев. 
     «24 сентября, в 3 часа пополуночи, в Ельце скончался священник села Лавы о. Феодор Александрович Никольский на 63 году жизни. 12 мерных колокольных ударов со Спасовского храма возвестили эту печальную новость городу, в котором он прослужил почти 40 лет в дьяконском сане и за три недели до смерти был рукоположен в иерея. Хочется отметить хотя бы в самых кратких словах жизнь этого доброго, скромного человека. О. Фёдор Александрович – сын священника села Андросова Дмитровского уезда. Родился в 1846 году. На втором году от рождения он остался сиротой на попечении бедных родственников.  Каково жилось ему – стоит ли рассказывать? Всякий знает – кто по опыту, кто понаслышке – о горемычной сиротской доле. Много душевных надрывов давала жизнь Фёдору Александровичу в дни его детства и юности, но не сломила, не расшатала, не озлобила его. Эта жизнь лишь внушила ему быть добрым, сострадательным, нежным впоследствии к сиротам и беднякам – особенно родственного круга. Для таких лиц он никогда не жалел своих небольших трудовых средств.
        По окончании  семинарского  курса  Фёдор  Александрович  поступил  в  Елецкий  женский  Знаменский монастырь дьяконом, откуда через несколько лет перевёлся к Спасовской церкви.  Имея права священства, он дьяконствовал почти 40 лет, употребивши большую часть из них на плодотворное школьное учительство, которое для него, при его плохом здоровье, было тяжёлым крестом, терпеливо несомым, пока совсем не обессилел. Также усердно, благоговейно было его долголетнее дьяконствование. Аккуратности и послушанию - каждому можно было бы поучиться у него. Великая скромность о. Фёдора, его смирение пред Богом, критическое отношение к своим силам пред подъятием пастырства – были удивительны.  Несколько лет тому назад Фёдор Александрович отказался от священнического места, любезно предложенного ему Епископом во внимание к его долголетней, безупречной службе.  А священнический сан – был его заветным желаньем. Незадолго до заката своей жизни он говаривал своим близким: «Я знаю, что все мы в большинстве недостойны этого великого пастырского сана и служения. И я – не достоин. Но всё-таки очень хотелось бы умереть священником Божьим. Если это угодно Богу, то это будет так». И это было угодно Богу! Он подал прошение на священническое место в село Лавы Елецкого уезда, был определён и рукоположен Преосвященным епископом Митрофаном в г. Ельце 30-го минувшего августа. Всем бросилось в глаза, как сразу словно помолодел отец Фёдор после этого. Дай Бог каждому пастырю с таким душевным жаром идти к пастве своей, как собирался о. Фёдор. Но через неделю после посвящения он заболел. Сначала инфлуэнца, потом воспаление лёгких.  Он ещё не успел и перебраться в приход из своего елецкого дома. Зная, что умирает и будучи покорным и благодарным за всё Господу, он во время своей тяжёлой болезни постоянно беспокоился и заботился о службе Божьей и требоисправлении у своих прихожан. 
24 сентября  тихо скончался, горько оплакиваемый семьёй, для которой он был самоотверженно любящим, заботливым, нежным отцом.  Он так горячо и просто верил в Христа и в его Церковь.  Он так был скромен и добр пред людьми и смирен пред Господом…» 
         В 50-60-е годы XIX века  служил в приходе  села Андросова священник Алексей Коссов (в 1867 г. награждён скуфьёй, умер в 1879 году), отец Георгия Коссова, причисленного Архиерейским собором в 2000 году к лику святых Русской Православной Церкви как «одного из замечательных подвижников, просиявшего трудами просвещения и чудотворения». В нескольких словах следует рассказать о подвижнической жизни нашего земляка.
Георгий Коссов родился 4 апреля 1855 года в семье андросовского священника. После учебы в местной школе отец отдал его в Орловскую духовную семинарию. По окончании её Георгий работал в д. Хитровка школьным учителем, проявляя не только усердие в педагогике, но и хорошие хозяйственные способности. Со временем он решил пойти по стопам своего отца, и  в 1884 году был рукоположен в священники в очень бедном приходе Орловской епархии – селе Спас-Чекряк Болховского уезда. Когда новый священник с матушкой приехал туда, то увидел ветхую церковь и всего 14 приходских дворов. Поначалу он даже хотел уехать из этого гиблого места, но Оптинский старец Амвросий воодушевил его на благое дело и подвижничество.
Слава о новом священнике вскоре распространилась далеко за окрестности прихода. Он вел душеспасительные беседы с людьми, излечивал бесноватых, мог читать нераспечатанные письма, исцелял физические и душевные недуги, видел человека насквозь. К нему шли страждущие из Калужской, Орловской и Тульской губерний. Для приезжих отец Георгий Коссов выстроил страннический дом, для строительства нового храма – кирпичный завод, открыл в селе больницу, приют для сирот, где проживали 150 человек, две школы: церковно-приходскую и второклассное училище.
       В 1905 году стараниями священника открылся новый трёхпрестольный храм, ознаменовавший возрождение села. В 1918 году отца Георгия Коссова большевики арестовали и отправили в уездную тюрьму, храм разграбили, сиротский приют закрыли. После заступничества прихожан священника выпустили из тюрьмы, но в начале 20-х годов арестовали снова. Больного человека подвергали допросам и унижению, заставляли выполнять тяжелую физическую работу. В тюрьме его здоровье сильно было подорвано. Коссова освободили, когда он уже не вставал на ноги. Находясь на смертном ложе, отец Георгий узнал, что святой колодец обвалился, а рядом забил  новый родник. Батюшка попросил испить из него воды, а остатки вылить в родник, предупредив, что вода станет исцелять страждущих. Предсказания отца Георгия сбылись. Умер Георгий Алексеевич Коссов 26 августа 1928 года. К святому колодцу и к могиле священника постоянно приходили  паломники и получали исцеление.
     Мощи подвижника обретены 9 декабря. Святые мощи находятся в Спасо-Преображенском храме города Болхова. Память совершается 8 сентября — в день кончины святого и 9 декабря — в день обретения его мощей.
Ещё двое сыновей священника Алексея Коссова тоже связали свою жизнь с православием. Фёдор Алексеевич Коссов (1861 г.р.) был священником в церкви села Соловьёво Липецкой области. В 30-е годы осуждён по 58-й статье и расстрелян. Константин Алексеевич Коссов (1872 г.р.) священник в г. Болхове, арестован в 1930 г., осуждён на 5 лет лагерей. 
      С 1867 года священники в андросовском приходе сменяли друг друга почти каждые два года. Несколько десятилетий продолжалась череда частых уходов и перемещений. Фёдор Орлов, бывший также смотрителем церковно-приходского училища в селе, прослужил дольше всех - 10 лет, и в 1877 г. перемещён в с. Бельдяжки Кромского уезда. Затем быстро промелькнули священники: Николай Никольский; Клавдий Золотов, перемещенный в село Щир Кромского уезда; Николай Боголюбский, бывший до того дьяконом в селе Глыбочки Карачевского уезда; Василий Троепольский, бывший дьякон Больше-Бобровской церкви, уехавший через год в село Дровосечное Малоархангельского уезда и умерший в 46-летнем возрасте, оставив семерых малолетних детей без куска хлеба; вместо него пришел бывший дьякон из села Высокого Кромского уезда Семён Попов, дольше всех задержавшийся в Андросово, так как занимался строительством нового каменного храма, в 1908 году уволенный за штат и переведенный в село Грязцы Ливенского уезда; после него Вениамин Богданов, перемещенный из Казанского собора города Архангельска; затем Семён Благовещенский из села Прилепы Кромского уезда. Священник Благовещенский прослужил с 1909 по 1919 год. Став приходским священником, он сразу же возглавил попечительский совет для изыскания средств на покрытие долга, оставшегося от постройки храма, и устройства нового здания для школы. Он же являлся законоучителем земского начального училища и открывал в селе двухклассное министерское училище. За свои труды был награжден скуфьёй и камилавкой. Жизнь его закончилась трагически. В марте 1919 года красноармейцы расстреляли его возле храма за поддержку Больше-Бобровского антисоветского восстания.
         С 1923 года религиозную общину при Рождество-Богородицкой церкви села Андросова возглавлял священник Кадлубовский Ипполит Иванович.
                                                                                                      * * *    
      15 октября 1929 года  церковь закрыли, устроили в ней клуб, имущество передали в собственность Райфо, священника забрали агенты ГПУ. Однако Богу было угодно сохранить от разрушения этот великолепный памятник архитектуры и возродить к жизни андросовский приход дважды.
        Сразу же после Великой Отечественной войны в мае 1945 года жители села, воодушевлённые изменениями в сфере религиозной политики атеистического государства, написали заявление в СНК СССР, где просили разрешения открыть в селе Андросово Михайловского района церковь. Ответ оттуда пришёл в Курск Уполномоченному по делам церкви товарищу Ефремову 13 августа: «Согласно заключению Курского облисполкома и заявлению верующих, постановлением от 27 июля 1945 года Совет по делам русской православной церкви разрешил открыть церковь в селе Андросово, решение Совета одобрено СНК СССР.  В трёхдневный срок послать распоряжение Михайловскому райисполкому о заключении договора на передачу здания и культового имущества с заявителями-верующими». Михайловский райсовет не спешил выполнять данную рекомендацию свыше и никаких договоров не заключил, устроив бумажную волокиту по причине отсутствия официальных документов о существовании религиозного общества, отсутствия  разрешения епархии и т.п.  Верующие  три раза письменно обращались к архиепископу  о содействии им в затянувшемся деле: «Мы, граждане с. Андросова, просим Вас помочь нам в открытии нашей церкви. Мы пишем Вам третье заявление, но результата никак не добьёмся. Церковь наша вся справная, полы есть, имеются грубы для отопления, а потому просим в нашей просьбе не отказать и дать райсовету разрешение об открытии, чтобы они не протестовали.  17 декабря 1945 г. К сему верующие подписались (29 человек из Андросово, 16 из Хлынино, 15 из Зорино)». Мытарства их завершились только 20 февраля 1947 года, когда был заключён договор о передаче Казанской церкви села Андросова обществу верующих, службы же в храме возобновились ещё в апреле 1946 года.   После заключения договора избрали ревизионную комиссию и церковный совет. 
        Священником был утвержден Николай Алексеевич Чумаков. Родился в Остапово в крестьянской семье в 1885 г., с детства любил читать церковные книги, был глубоко верующим и скромным человеком. Правда, семинарского образования не получил, всего лишь - церковно-приходская школа. До войны работал в Михайловке в отделении госбанка, в то же время посещал Никольскую церковь села Гнань до момента её разрушения в 1940 г., где исполнял обязанности псаломщика,  хорошо знал службу. Во время немецкой оккупации и после освобождения района от фашистских захватчиков крестил детей у себя дома. В 1946 г., после возобновления церковного прихода в селе Андросово, в связи с тем, что священников в районе не осталось (или в ссылках, или покинули родные места), управление Курской епархии по представлению районного руководства рукоположило в священники Чумакова. Это был первый уроженец нашего района, выбравший в советское время путь священнослужителя, остальные иереи трех действовавших в то время церквей района назначались со стороны. Службу в приходе он начал с 18 апреля 1946 г., прослужил недолго - скончался 29 декабря 1952 г., похоронен на сельском кладбище в с.Андросово. У него было 14 детей, 7 мальчиков и 7 девочек, трое сыновей погибли в годы Великой Отечественной войны, младший сын Анатолий Николаевич Чумаков  стал учителем, работал некоторое время в Андросовской школе.
Казанский храм действовал до 1972 года. С церковнослужителями не везло так же, как и в прошлом веке: долго не задерживались. За этот период времени поменялись несколько священников:
Чумаков Н.А. (время служения: 18.04.1946 г. – 29.12.1952 г., умер);
Костин К.В. (время служения: 23.01.1953 г. – 29.01.1954 г., уволен за штат);
Найдёнов Стефан Ильич (время служения: 22.02.1954 г. – 27.12.1955 г., уволен за штат);
Митрофанов Г.П.  (время служения: 04.05.1956 г. – 16.08.1956 г., перешёл в  Белгородскую область);
Горбулин И.Г. (время служения: 23.08.1956 г. – 18.04.1962 г., уволен по болезни; вскоре вернулся (11.12.1962 г. – 18.02.1963 г.), уволен за штат;
Киреев (09.05.1963 г. – 12.10.1964 г.);
Горбулин И.Г. (12.10.1964 г. – май 1972 г.), оставил приход;
Смага И.К. (13.06.1972 г. – 14.08.1972 г.), оставил приход.
        К концу 1960-х гг. снова усилилась антирелигиозная пропаганда и борьба с церковью: местная власть начала кампанию по закрытию прихода. 11 сентября 1973 года Исполком Железногорского района шлёт в Курск уполномоченному по делам религий тов. Коробко Г.Ф. ходатайство следующего содержания: «Исполком Железногорского районного Совета депутатов трудящихся сообщает, что религиозное общество села Андросова с августа 1972 года прекратило свою деятельность.  Это вызвано тем, что за последние пять лет (1967-1971 гг.) доходы религиозного общества составляли 3.5 – 4 тысячи рублей в год, причём от исполнения обрядов и треб не превышали 900 руб. Из числа жителей сельсовета, на территории которого находится церковь, в течение этих лет обращались в церковь с целью крещения 3-4 человека в год, отпевания умерших (очно и заочно) – 2-3 человека, а в 1972-73 годах за исполнением треб и обрядов население вообще не обращалось. 
         С августа 1972 года просьб о возобновлении службы со стороны верующих или заявлений о желании вступить в члены «двадцатки» не поступало (осталось 8 человек в возрасте 60 лет и старше). С того же времени церковью не уплачены налоги с земельной ренты, страховые со строения.  Денег на текущем счету или в кассе религиозное общество не имеет.
     Исполком Железногорского района просит  ходатайствовать перед Советом по делам религий при Совете Министров СССР о снятии  с регистрации религиозного общества в с. Андросово как прекратившего свою деятельность.
     По просьбе правления колхоза «Восход» здание церкви будет передано колхозу для использования под зерновой склад». 
      Постановлением Совета по делам религий при Совете Министров СССР от 27 июня 1974 года религиозная община села Андросова снята с регистрации как прекратившая свою деятельность, церковь вновь закрыли, а здание решением Железногорского райисполкома от 25 сентября 1974 года передано колхозу «Восход» для использования в хозяйственных целях. Часть церковного имущества (антиминс, два креста, чашу, ризу, полотенце, семнадцать  богослужебных книг, 35 икон) передали в Никольскую церковь слободы Михайловки священнику Шпаковскому, остальное, пришедшее в негодность, списали. 
      Второе  возрождение Казанской церкви произошло лишь в начале 1990-х годов.  Священник отец Михаил Андреевич Ашурков в 1993 г. взял на себя тяжёлую ношу по восстановлению храма, который был в плачевном состоянии: прогнившие полы, дырявый купол, через который зимой залетал снег, заросшая бурьяном и заваленная мусором территория. К 1997 году его отремонтировали: поставили новые купола, оштукатурили и покрасили стены, сделали полы, в подвал провели электричество, обнесли каменной оградой, московские мастера написали новый иконостас.  Нельзя умолчать о щедрой лепте, внесенной спонсором  Г.А.Вехловым, директором АО «Гевикс».
     Большую помощь в восстановлении храма оказал брат о. Михаила – священник Феофан, бывший тогда Владыкой в Ставропольском крае. Сам Михаил Ашурков родом из деревни Фокино Дмитриевского района, священником стал уже в зрелом возрасте, с матушкой Аллой Васильевной поселились в Андросово и живут рядом с храмом. Благодаря приезду священника Михаила и его деятельности приход получил вторую жизнь.
       Летом 2000 г. с.Андросово посетил Усов Н.Н., автор книги «Источник воды живой» о жизни проповедника Коссова, встречался с местными жителями, рассказавшими ему о разорении святого колодца в советское время и историю его восстановления. Беседы с ними нашли своё отражение в его исследовании.

 Казанский храм. Фото 1960 г.
Священник с. Андросово Горбулин Иван Григорьевич.
Фото 1960-х гг.
о. Алексей Коссов,
священник с. Андросово
Священник Коссов Георгий Алексеевич. Фото 1920-х гг.
Священник Чумаков Николай Алексеевич, 
служил в Андросово  в 1946-1952 гг.
Священник Михаил Ашурков .
Фото 1990-х гг.
Казанский храм в с. Андросово. Фото 2011 г.
Казанский храм. Фото 1970-х гг.

© Сургучев Сергей, 2017

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now