В последнее время в обществе можно заметить живой интерес к своим корням, к истории места, где когда-то появились на свет, жили и обрели свой последний приют далёкие предки.

Тысячи сёл и деревень стали тем источником, который питает живительной влагой на протяжении столетий могучее древо российского государства. Прежде всего, выходцы из провинции становились цветом нации: знаменитыми и талантливыми учёными, писателями, подвижниками, философами…

    Нам, русским людям, вышедшим из недр русской деревни, оставившим по разным причинам клочок родной земли и родительский дом, крайне необходимо помнить о своих корнях, хранить в памяти имена предков, названия селений, ручейков, лесных рощ, лугов, где протекала их жизнь; знать, в какой церкви они молились, венчались, крестили детей, как отдыхали в праздники и трудились в будни; представлять, какие события происходили здесь сто, двести или триста лет назад.

   Центром нашей местности вот уже более 50 лет является достаточно молодой и перспективный город Железногорск, а окрестная территория, благодаря его появлению, стала звучно именоваться Железногорьем. В отличие от города, история селений Железногорского района насчитывает не одну сотню лет. Здесь издревле жили славянские племена вятичей и северян, но массовое заселение местности началось во времена царствования Ивана Грозного и закончилось к  XVIII веку.  На наших землях осели потомки служилых людей, а также выходцы из северных областей Московского государства и малороссияне, именуемые черкесами.

   В  XVIII-XIX вв. территория нынешнего Железногорского района была закреплена за тремя уездами двух соседних губерний: Фатежским, Дмитриевским и Дмитровским, а в более ранние эпохи  существовали другие административные единицы, среди которых прославилась бунтарским духом своих обитателей Комарицкая волость.

   Сёла и деревни Железногорского района имеют богатую историю: многие из них существовали во времена Бориса Годунова, некоторые возникли намного позднее, пережили Смутное время, видели самозванцев, страдали от татарских и польских разорений, от произвола помещиков при крепостном праве, губительной коллективизации при большевиках, от злодеяний фашистских захватчиков, но не смогли пережить реформаторов периода перестройки.

  Героические и трагические страницы в истории нашего края взаимосвязаны воедино с событиями, происходившими в стране. Наши деды и прадеды защищали Родину от наполеоновских полчищ, сражались за Крым, умирали на фронтах Первой Мировой войны, задыхаясь от ядовитых газов, освободили свою страну и всю Европу от фашизма.

    Предлагаемые  три  раздела  краеведческих статей знакомят читателя с историей 21 села, 48 деревень, 84 поселков Железногорья, начиная от первых упоминаний в документальных источниках и заканчивая  1990-ми годами ХХ века. Здесь можно найти фамилии простых крестьян и описание жизни знатных дворян-землевладельцев. Немало внимания уделено многим сферам жизни и деятельности селян: учреждениям местной власти и культуры, школам, больницам, почтам, храмам, сельскохозяйственным предприятиям, простым сельским труженикам.  Отдана дань памяти каждому населенному пункту, навсегда исчезнувшему с карты Железногорья.

     Каждая статья включает сведения об административно-территориальной принадлежности поселения в разные эпохи, объяснение  названия, выписки из переписных книг с фамилиями крестьян, статистические данные о составе и имущественном положении селян, упоминаются землевладельцы, подробно описываются события послереволюционного периода, эпоха организации колхозов, политических репрессий, послевоенного восстановления сельского хозяйства, в «Персоналиях» рассказывается о людях с интересной судьбой, добившихся успехов в творчестве, науке, сумевших сделать военную или политическую карьеру, получивших высокие правительственные награды.

   При описании событий Великой Отечественной войны (период оккупации, партизанское движение, боевые действия на территории Михайловского района) приводятся неизвестные ранее факты, обнаруженные в последнее время, используется информация электронного ресурса «Подвиг народа» с описанием боевых заслуг и подвигов уроженцев наших деревень, освободивших русскую землю от фашистских захватчиков.

     В советское время стерлась грань между понятиями «село» и «деревня», многие наши современники не видят в них особых различий, часто путая одно с другим. В селе обязательно имелась церковь, объединявшая в церковный приход близлежащие деревни и хутора,  село являлось административным и культурным центром, где находились волостное правление, полицейский участок, помещичья контора, школа, торговые заведения, проживало большое количество людей; деревня отличалась от села, соответственно, отсутствием церкви, административных заведений и меньшими размерами поселения. Существовала разница и в написании: названия сел традиционно оканчивались на –о, -ое (Волково, Макарово, Троицкое), названия деревень на –а (деревня Басова, Городная, Чернякова, Воропаева и т.д.). После революции окончания -о, -ое стали употребляться в названиях деревень.

   Некоторые деревни Железногорского района по числу жителей серьезно превосходили отдельные села, допустим, Ст.Бузец, Клишино, Пасерково, а, например, деревня Веретенино являлась волостным центром,  что было редким явлением. Были случаи перехода населенного пункта из одного административного статуса в другой. Так, Остапово в XVII-XVIII веках являлось селом, в нем действовала церковь во имя Николая Чудотворца, с 19 века обозначалось как деревня, потому что церковь там уже отсутствовала. А вот деревня Злобино так и осталась деревней, несмотря на то, что в 1920-е гг. в ней был открыт церковный приход, который просуществовал около 8 лет.

    Иногда происходит путаница со словами «село» и «сельцо», объясняемая некоторыми  разницей в размерах, но это не так. Сельцо – та же деревня, только с помещичьей усадьбой, в которой проживал барин со своей семьей (Копенки, Панино, Гремячье).

  Некоторые деревни именовались «слободками» (Волкова слободка, Снецкая слободка), т.е. выселками, приселками рядом с большими селами. Крестьяне слободок не освобождались от государственных повинностей, являлись владельческими (крепостными), в отличие от казаков и малороссиян, живших в  «слободах».

     В разделе «История деревень»  дается описание 48 деревень, но их было гораздо больше, не все они дожили до сегодняшних дней. Уже в конце XIX века исчезли из документов небольшие поселения - Песочня, Борисовка, Красная Роща, Лозы, Лобки, Панютино, Понашевка, Роговинка, Роговой Колодезь, Колупаевка, Толмачево. Нет на современных картах Тишимли, Радобичей, Черняковой, Трубичиной, влившихся в конце 20 века в более крупные населенные пункты и ставших их улочками, но в книге о них подробно рассказывается. Зато после упразднения села Радубеж появилось несколько самостоятельных селений (Журавлинка, Толстовка, Трубицыно, Понизовка, Основное), ранее являвшихся частями большого села. Развернувшаяся добыча железной руды, строительство Михайловского ГОКа и водохранилища повлекли за собой уничтожение нескольких поселений: исчезли навсегда Моховое, Толбузево, Гремячье, Андреевка, Толченое, Курбакино, Панино. 

    Не только деятельность большого предприятия и перестройка послужили толчком для оттока населения в город. Процессы эти начались намного раньше.  Деревенский уклад считался ущербным по сравнению с городским, приверженность к традиционным ценностям и православной вере объявлялись консерватизмом, а нежелание бесплатно отдавать продукты государству - контрреволюцией. В 1930-е были высланы из наших селений сотни зажиточных крестьян, многие убегали сами, скрываясь от репрессий; десятки семей покидали родовые гнезда и уезжали работать на шахты Донбасса, где платили за труд деньги, а не начисляли виртуальные трудодни. Война унесла большую часть работоспособного мужского населения, а после войны молодежь устраивалась на производство в большие города, участвовала во всесоюзных стройках, в освоении целины, оказывала помощь союзным республикам. Редко кто возвращался назад, в основном, молодые люди создавали семьи и обретали вторую родину. Строительство Железногорска ускорило процессы миграции сельского населения в город. 

Поселки, хутора…  Сколько их было на карте нашего Железногорского района! Маленьких и больших, в два-три десятка домиков, приютившихся возле лесных опушек, возле студеных родников и тихих речушек.

    У каждого поселка своя история, своя судьба, подчас короткая и драматичная. Какие-то просуществовали одно десятилетие и исчезли после коллективизации, некоторые уничтожены в годы фашистской оккупации вместе с жителями, развернувшееся строительство горно-обогатительного комбината повлекло за собой выселение части поселков, третьи перестали существовать по причине естественного оттока населения в крупные населенные пункты или в город Железногорск. Несколько поселков потеряли свои имена и административную самостоятельность, пристроившись к крупным селениям и став их улочками.

   Первые хутора появились у нас во второй половине XIX века. Так, возле д.Жданово уже в 1860-е годы существовал Аникеев хутор (ныне поселок Заречный), основанный казенными крестьянами и состоявший из трех дворов, хутор Пески возле слободы Михайловки упомянут в документах Дмитриевского земского собрания в 1893 г., немного позже на землях Больше-Бобровской экономии помещики Шамшевы устроили хутор Сафрошинский со скотным двором и хозяйственными постройками, недалеко от Ажово находились господские хутора Панютин и Лозовой, возле села Шатохина хутор Борисов…

  Несколько хуторов возникли во времена Столыпинских аграрных реформ, когда крестьяне получили возможность выделять свою долю из общей земли, находившейся в чересполосном владении, к одному месту (так называемые отруба), оформлять её в частную собственность и там поселяться. В этот период образовались хутора Алексеевский, Волобуевский, Первомартовский, Богатыревский, Алексеевский, Золотой, Лев Толстой, Веселый (Веселый - название более позднее, советского периода, образован из соединения трех близлежащих  хуторов Елисеевка, Резановка и Надеженка).

   Подавляющее большинство поселков и хуторов возникло после Гражданской войны на землях помещиков, национализированных советской властью в 1917 г., и перешедших в распоряжение волостных и уездных земельных комитетов. В 1920-22 гг. были организованы сельхозартели Новая Жизнь, Новый Свет, Светлый Дунай, Громова Дубрава, Азаровская, Озерки, Первомайская и др., на базе которых образовались поселки. 

    Очередная волна переселения на поселки прошла в 1927-28 гг., когда начался первый этап коллективизации сельского хозяйства, государство выделяло денежные кредиты на переселение и организацию коллективных форм хозяйствования, чтобы поселенцы на новых землях организовывали товарищества по обработке земли, половина сумм этих кредитов являлась безвозвратной. В это время образовались поселки Смирновский, Малофеевский, Ново-Андреевский, а также разрослись уже существовавшие ранее.  А вот многочисленные хутора единоличников в один-два двора, кстати, названные по фамилиям домохозяев (хутор Курносикова, Волохова, Красовицкого, Блинова, Слатина, Бельского, Барчукова, Сизова, Чумакова, Землякова и т.д.), прекратили свое существование в 1930-33 гг., когда зажиточных крестьян  раскулачивали, выселяли, а их имущество и наделы передавали в колхозы. Жители всех поселков к 1930 г. в «добровольно-принудительном»  порядке стали членами колхозов, трудились с утра до вечера на общей земле, но жили впроголодь, так как почти всю сельхозпродукцию отбирало государство, денег колхозники не получали. И только в феврале 1935 г. правительство разрешило крестьянам иметь приусадебный участок (25-50 соток, в зависимости от количества едоков в семье), одну корову, свинью и 10 овец.  Следует сказать, что отдельные единоличные хозяйства просуществовали на территориях колхозов Михайловского района вплоть до середины 1940-х гг., и только после окончания войны, в 1945-46 гг., единоличники написали заявления о вступлении в колхозы.  

    Символом трагической судьбы русских деревень в годы Великой Отечественной войны стал поселок Большой Дуб, сожженный и стертый с лицаземли вместе со всеми жителями фашистскими оккупантами и их приспешниками в 1942 г. за помощь партизанам. О нем знают не только железногорцы и куряне, но и многие граждане нашей большой страны. Подобная участь постигла и поселок Холстинка, были сожжены также пп.Чистый, Погорелый, Звезда, но оставшиеся в живых люди восстановили их после войны. 

Во второй половине XX века на территории Железногорского района возникли несколько поселков городского типа. Три из них можно отнести к рабочим поселкам, построенным промышленными предприятиями для своих работников: Магнитный - для обслуживания ж/д станции, Студенокский - птицефабрики «Красная поляна», Тепличный - тепличного хозяйства, а п.Ново-Андросово  образован переселенцами из выселенных сел и деревень района и тружениками колхоза «Восход».

   Жители поселков сохраняли религиозные праздники, принесенные со своих исторических мест проживания, поддерживали связь с родственниками, иногда в названиях поселков закреплялась память о прошлой родине, но большей частью названия хуторов и поселков давались по именам и фамилиям первопоселенцев (Сергеевский, Азаровский, Бородинский, Семеновский, Гавриловский), особенностям местного ландшафта, рекам, лесным урочищам (Бугры, Горки, Медовый, Щека, Осинки, Круглый, Сбородный, Светлый Дунай), связывались с надеждами советских людей на счастливое будущее или с коммунистической символикой (Новая Жизнь, Новый Свет, Красная Звезда, Пролетарский, Первомайский, Ленинский). 

   Как  большие  села и деревни с их жителями и долгой историей, так и маленькие хутора и поселки с их поселянами и хуторянами, с их короткой, и кому-то кажущейся неинтересной, историей заслуживают  того, чтобы о них знали и помнили нынешние и будущие поколения. Разве  они не заслужили этого своим героическим трудом в мирное время и мужеством в годы войны на фронтах и в тылу?! Очень важно оставить хотя бы письменное упоминание о предыдущих поколениях, проживавших на нашей земле, не раз спасавших стоявшую на пороге гибели Россию и сохранивших её для нас, их потомков; собрать рассыпанные звенья истории каждого отдельно взятого селения в единую летопись родного края.

    И,  наверно, справедливо здесь упомянуты сотни фамилий тех (никому не известных) людей, которые десятки лет работали, создавали семьи,  растили детей и умирали в этих селениях, ведь эти маленькие сельские поселения стали колыбелью простых тружеников, гордо несших по жизни звание - Человек Труда!  

© Сургучев Сергей, 2017

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now