Духовный подвиг архимандрита Спиридона

       Каждый краевед считает для себя большой удачей, если находит сведения о какой-либо выдающейся личности, связанной с  историей своей малой родины. Казалось бы, найти что-то новое уже невозможно, но все же нет-нет  да и откопаешь в ворохе архивных материалов ранее не известные и весьма прелюбопытные факты.  
     С судьбами многих людей, родившихся на нашей земле или проживавших у нас непродолжительное время, пришлось столкнуться  мне во  время работы над книгой «История селений Железногорья». Их имена мелькали в разное время в периодической печати, в очерках краеведов, однако данные о жизни человека, о котором пойдет дальше речь, удалось обнаружить совсем недавно. 
     Имя архимандрита Спиридона (в миру Евлампий Иванович Едемский-Своеземцев) незнакомо ни рядовым курянам, ни исследователям истории, хотя наиболее поворотные  и значимые моменты его жизни связаны с Курским краем, и что особенно важно - с нашим Железногорским районом. Объясняется это тем, что информация о подвергшихся репрессиям священнослужителях долгое время была недоступна.
Замысловато и порой трагически складывались судьбы нескольких поколений россиян, чей жребий выпал родиться и жить в XX веке. Человек из низов в короткий срок на волне революционных потрясений мог стать военачальником, видным партийным и политическим деятелем или упасть с высот социальной лестницы, потерять все и стать жертвой тоталитарного режима, пережить ужасы нескольких войн, испытать голод, оказаться в тюремных застенках. 
       Евлампий Едемский прошел путь от скромного канцелярского служащего при царской власти до начальника штаба одной из бригад Красной Армии при большевиках, благодаря своему уму и твердому характеру мог сделать неплохую военную карьеру или руководить каким-либо советским учреждением, но неожиданно отказался от светской жизни и стал подвизаться на духовном поприще.
Евлампий Иванович Едемский-Своеземцев (1893 г.р.), выходец из крестьян Вологодской губернии, вряд ли мог себе представить, что когда-нибудь окажется в курской глубинке, станет здесь священником, что на его долю выпадут тяжелейшие испытания в лагерях ГУЛАГа, через которые он достойно пройдет, сумеет выжить и будет возведен в сан архимандрита.
      После окончания Вологодского городского училища Евлампий один год учительствовал, потом устроился в бухгалтерию конторщиком, а через некоторое время стал  уже главным бухгалтером на Северо-Западной железной дороге. Столь успешному продвижению по должности способствовали не столько усердие в работе, сколько стремление к знаниям, приведшее его в 1914 году на общеобразовательные курсы А.С.Черняева в Санкт-Петербурге. Это было частное среднее учебное заведение, где читали лекции известные профессора петербургских университетов. Для своего времени он был достаточно грамотным и образованным человеком.
       Однако завертелось кровавое колесо истории, и Едемский по мобилизации был отправлен  воевать на фронтах Первой Мировой войны, дослужился до чина прапорщика в 302-м Пехотном полку, как младший офицер преподавал топографию и полевой устав в учебной команде. В 1918 г. после заключения Советской Россией Брестского мирного договора он демобилизовался и поступил на Пермскую железную дорогу счетоводом. 
     Охвативший Россию пожар Гражданской войны, расколовший её на два противоборствующих лагеря, снова оторвал его от мирной жизни: в июне 1918 г. теперь уже советская власть мобилизовала Едемского в ряды Красной Армии и в качестве адъютанта штаба полка отправила защищать завоевания Эстонской революции, которая вскоре потерпела поражение. Вместе с Эстонской стрелковой дивизией он был переброшен на Южный фронт и оказался в Курске. В это время на территории Курской губернии шли упорные бои с войсками Добровольческой армии Деникина, успешно теснившие Красную Армию и продвигавшиеся к столице. Ему пришлось стать непосредственным участником этой кровавой мясорубки, где воевали люди одной культуры, одной религии, выросшие в одной стране, говорившие на одном языке и считавшие одну и ту же страну своей Родиной.  В период с 30 июля 1919 г. по июнь 1920 г.  Едемский служил начальником штаба 2-й бригады Курского укрепрайона, затем начальником штаба 1-й бригады 9-й дивизии РККА. После отступления белогвардейских частей на юг России работал во Всевобуче (Всеобщее военное обучение) Курской губернии, где проводилась начальная военная подготовка недавно мобилизованных в армию рядовых бойцов. В июне 1920 г. по болезни был освобожден от военной службы и некоторое время работал казначеем при пехотных курсах, затем назначен председателем суда при 4-й школе командирского состава.
     В ходе братоубийственной Гражданской войны Евлампий Иванович своими глазами увидел все прелести навязанного большевиками «коммунистического рая»: ужасы «красного террора», открытый грабеж населения государством путем продразверсток и разного рода реквизиций, голод, разгул беззакония, физическое истребление чекистами  инакомыслящих под видом борьбы с контрреволюцией. Полностью разочаровавшись в советской власти, принесшей столько бед и несчастий России, категорически отвергая марксистскую идеологию, он решил пойти по пути духовного служения, веря, что только православие поможет выжить русскому народу в период социально-экономических и политических экспериментов над ним, проводимых коммунистами, захватившими власть и ставшими у руля управления страной.
     Для того времени это был смелый и осознанный шаг, так как набирали силу беспрецедентные гонения на русскую православную церковь. Сотни тысяч верующих мирян и людей духовного звания пострадали от богоборческой политики за свои религиозные убеждения, единственной виной которых была твёрдая вера в Бога.    Их ложно обвиняли в антисоветской деятельности, заводили явно сфабрикованные уголовные дела и подвергали репрессиям.  Несмотря на невыносимые  испытания и страдания в лагерях ГУЛАГа, пытки в тюремных застенках, большая часть духовенства осталась непоколебима в вере, не отказалась от Христа и продолжала идти по пути духовного служения. Такая судьба ждала и Евлампия Едемского.
      В 1920 г. при Курском Епархиальном Управлении он успешно выдержал экзаменационные испытания по богословским предметам и 26 февраля 1921 г. был рукоположен в сан священника епископом Рыльским Никоном. После рукоположения молодого священника назначили настоятелем Никольского храма слободы Михайловки Дмитриевского уезда (в настоящее время Железногорского района). Здесь следует упомянуть, что желающих занять место священника в данном приходе не находилось, так как годом ранее михайловские коммунисты утопили в Свапе двух священников, один из них, Бакринев, был настоятелем Никольского храма. Память об этом была ещё свежа в памяти духовного сословия Курской епархии. Выбор данной церкви для Едемского был определен Епархиальным Управлением, куда на имя епископа Никона пришло ходатайство благочинного о.Венедикта Ершова, служившего в Богословской церкви сл. Михайловки, о священнической вакансии: «Преосвященнейший Владыко! Около полугода уже Никольская церковь сл. Михайловки вверенной мне округи без священника. С трудом совершаю я приходские требы в осиротевшем приходе, а церковные службы приходится отправлять очень редко. Прихожане в унынии. В виду того, что они не в состоянии в настоящее тёмное время содержать семейного священника, почтительнейше прошу Вас командировать в означенную церковь или заштатного одинокого священника, или иеромонаха».
       Трудно теперь сказать, как складывались его отношения с михайловскими прихожанами, уже зараженными вирусом коммунистической идеологии, все ли получалось у начинающего церковнослужителя, об этом не осталось ни устных, ни письменных свидетельств, так как прослужил он в Никольском храме немного больше года и уже в апреле 1922 г. написал ходатайство о переводе в Спасо-Преображенский собор г.Рыбинска Ярославской губернии. Причиной для перевода стали «семейные обстоятельства» (так указано в прошении), поэтому епископ дал добро о.Евлампию на переезд к новому месту службы.
     На этом курский период жизни священника Едемского заканчивается, начало духовного служения в Михайловке можно назвать спокойным и благополучным в сравнении с тем, что вскоре ему предстоит испытать и совершить по-настоящему духовный подвиг, оставшись верным истинному православию, несмотря ни на какие гонения и преследования, явно сфабрикованные дела, физическое уничтожение его единомышленников, иерархов Русской Православной Церкви.

                                                                                                              * * *
        В ноябре 1922 г.  из города Рыбинска он переезжает в село Орлово Мологского уезда Ярославской губернии. Через пару недель после переезда (27 ноября) его арестовали за преподавание Закона Божьего взрослым и детям и организацию помощи неимущим. Коллегией ОГПУ приговорен к 3 годам ссылки (ст.58–10 УК РСФСР). Заключение отбывал в поселке Аныб Зырянского края (Республика Коми) с февраля 1923 г. по март 1926 г. В ссылке состоялось знакомство о.Евлампия с отбывавшими в тех местах наказание митрополитом Казанским - Кириллом и епископом Ковровским (Владимирская епархия) - Афанасием, с которыми впоследствии он вел активную переписку. После освобождения из ссылки снова вернулся в церковный приход села Орлова, где был встречен верующими односельчанами как мученик за веру. К священнику началось паломничество из других приходов, так как о.Евлампий был замечательным проповедником, что очень не понравилось местным надзорным органам. 
       И вскоре, 11 июня 1927 г., последовал новый арест. В предъявленном ему обвинении указано: "…за создание сестричества, проведение среди своего окружения религиозных бесед и антисоветской агитации, проповедей против обновленчества; выражал недовольство Советской властью, призывал к борьбе за сохранение устоев церкви". Среди прочего, о.Евлампию вменялась в вину организация детской рождественской елки. Проходил по групповому делу ярославского духовенства, осужден Особым Совещанием при Коллегии ОГПУ 23.09.1927 г. к 3 годам ссылки в Казахстане. В июле 1930 г. из ссылки был освобожден и уехал как "минусник" (т.е., «минус семь» крупных городов СССР, запрещенных для проживания) в город Казань на поселение. Этот город выбран им не случайно: там находились многие единомышленники митрополита Кирилла, одного из главных противников церковного обновленчества, инициированного большевистской властью. Проживал там с 30 июля 1930 г. по 21 июня 1931 г., поселился в Академической слободе (поблизости от закрытой к тому времени Казанской Духовной академии), сразу же по прибытии туда познакомился с епископом Вятской епархии Нектарием (расстрелян в 1937 г.), также высланным туда на поселение. 
       В 1931 году  снова арест: по одному делу с епископом Иоасафом (расстрелян в 1937 г.). Осужден Особым Совещанием при Коллегии ОГПУ СССР от 05.01.1932 г. как активный член Казанского филиала Всесоюзной церковно-монархической контрреволюционной организации "Истинно-Православная Церковь" (ИПЦ), участвовавший в практической антисоветской деятельности и вербовавший новых людей в состав организации». Приговор - 3 года концлагеря. Сначала был отправлен в Сиблаг, но вскоре после жалобы в Политический Красный Крест местом заключения стала Карельская АССР, Белбалтлаг (с 17.02.1932 г. по сентябрь 1933 г.). С апреля 1932 г. строил Беломорканал. Из письма о.Евлампия, отправленного 19 марта 1932 г. в Политический Красный Крест на имя Е.П.Пешковой: "17 февраля 1932 г. по прибытии в Новосибирскую группу лагерей надо мной было учинено насилие: меня за отказ стричь волосы схватили и пытались сделать это насильно. Не удавшаяся в этот день операция была продолжена на следующий день уже при участии шести дюжих "молодцов" и окончилась, конечно, на этот раз полной их "победой". Я не знаю, чем вызвана эта беспримерная и дикая расправа, которая не могла не произвести (поскольку вся камера в 55 человек была свидетельницей) потрясающего впечатления весьма отрицательного порядка. Единственное объяснение — глумление (позорное для глумящихся над беззащитным заключенным) над людьми религиозных убеждений, что видно из заявления одного из руководителей стрижки: "Эх, я люблю попов расстригать!"...
      В сентябре 1933 г. Едемский был досрочно освобожден и выслан на поселение в чувашскую  деревеньку Козловку, откуда совершил поездку в г.Красноярск, получил паспорт, прожил там около двух месяцев у митрополита Кирилла, находившегося в сибирской ссылке в Туруханском крае. Со времени Зырянской ссылки о.Евлампий входил в число особо близких лиц священномученику Кириллу (расстрелян в 1937 г.). В конце декабря отправился в Павлов-Посад, затем в Рыбинск и вернулся снова в Ярославль. Можно только догадываться, какие цели он преследовал, переезжая в разные места, однако путешествие по городам не прошло даром, за его передвижением и встречами пристально следили сотрудники ОГПУ, в результате чего 3 мая 1934 г. он подвергся очередному (четвертому) аресту по одному делу с архиепископом Угличским Серафимом (расстрелян в 1937 г.) и группой верующих.
       На следствии обвинялся совместно с другими в проведении организованной антисоветской деятельности как участник контрреволюционной церковно-монархической организации «ИПЦ», охватившей своей деятельностью ряд районов Ивановской области (Рыбинский, Ярославский, Угличский и др.), и «непримиримый враг советской власти, близко связанный с лидерами «ИПЦ»: митрополитом Кириллом, бывшим архиепископом Серафимом и др.», «как распространитель провокационных слухов о гонениях на религию и духовенство в Советском Союзе с целью возбуждения недовольства верующих против советской власти».
        На допросе 21 мая 1934 показал: «Политику митрополита Сергия по отношению к советской власти я осуждаю. Я нахожу, что митрополит Сергий пресмыкается перед советской властью и не проявляет нужной решительности в разрешении вопросов отношений соввласти к религии. Я считаю, что советская власть должна принести покаяние, прекратить репрессии и в корне изменить церковную политику. Действия митрополита Сергия и данное им иностранным корреспондентам в 1930 г. интервью о положении Церкви в Советском Союзе я осуждаю и расцениваю это, как ложную информацию загранице, наносящую вред религии».  
       Отец Евлампий виновным себя не признал. Осужден Особым Совещанием при Коллегии ОГПУ 01.06.1934 г. как "член церковно-монархической контрреволюционной организации ИПЦ", из Ярославского арестного дома был отправлен этапом в г.Мариинск Западно-Сибирского края (Сиблаг) в  исправительно-трудовой лагерь на 3 года.
       О том, что происходило с о.Евлампием в последующее десятилетие, нет никаких данных. Возможно, не раз с болью в сердце вспоминал бурные курские дни 1919 года и добрым словом михайловских обывателей, зато известно, что стал он монахом, постриг принял в 1948 г. с именем Спиридон и впоследствии был рукоположен в сан иеродиакона, иеромонаха и архимандрита, с 1948 г. по 1951 г. находился в числе братии Троице-Сергиевой Лавры в городе Задонске Московской области.
    За полгода до смерти, в 1951 году, архимандрит Спиридон был назначен настоятелем Введенского кафедрального собора в г.Чебоксары, а также секретарем Епархиального Управления. За свою кратковременную службу в Чебоксарах показал себя усердным молитвенником, неутомимым ревнителем уставной церковной службы, его проповеди отличались простотой, задушевностью и убедительностью. Он планировал основательно заняться благоустройством собора, но преждевременная смерть не позволила совершить задуманное: скончался 27 августа 1951 г. накануне праздника Успения Божией Матери. Погребение тела архимандрита Спиридона происходило 29 августа. Очевидец вспоминал: «Несмотря на будничный день, собралось много людей, пожелавших отдать последний долг покойному, большой храм был полностью заполнен. Заупокойную Литургию и отпевание совершал Преосвященный Иов, ему сослужило соборное духовенство. Хор собора провожал своего покровителя строгими напевами особенно любимых покойным песнопений. Отпевание происходило по особому монашескому чину, которое произвело на молящихся глубокое впечатление». 
       Евлампий Иванович Едемский-Своеземцев реабилитирован 21.03.1990 г. прокуратурой Ярославской области.
Сегодня нашей святой обязанностью является восстановление исторической справедливости, возвращение множества оклеветанных, незаслуженно вычеркнутых из истории имен, поиск достоверных фактов, которые десятилетиями замалчивались или сознательно искажались. Вера православная, спасенная подвигом новомучеников российских, таких как священник Евлампий Едемский (архимандрит Спиридон), победившая воинствующее безбожие, постепенно возрождается в русском народе. Чтобы не повторялись подобные трагедии, нам надо чаще оглядываться в прошлое, ведь незнание своей истории приводит к изменению национального самосознания, подмене истины ложными идеалами и ценностями. 

 

  Священник  Евлампий Иванович Едемский-Своеземцев. Фото 1923 г.

  Священник

Евлампий Иванович Едемский-Своеземцев. 

Фото 1923 г.

© Сургучев Сергей, 2017

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now